?

Log in

elena_2004
Recent Entries 
Оригинал взят у sozero в Армия Крайова в белорусском Полесье. Банда "Басты". Часть II
Структуры ОУН и УПА действовали также и в Полесье. Дело в том, что там жило много представителей украинской национальности, и ОУН считали Полесье «этническими украинскими землями». Таким образом, они автоматически подписывались в политические конкуренты АК, наравне с СССР. Однако эта ненависть распространялась и на обычных украинцев.
фотоCollapse )


Так, ещё в апреле 1945 года, аковцами из отдела поручика Русовского в Зеленцах было убито 4 переселенца из УССР. В сентябре 1945 года, в Братылово, пляцувкой подпоручика Сергия Крупского («Серый»), была убита семья переселенцев из УССР Городниценко Г. в составе 3 человек.
В марте 1946 года польско-украинский конфликт в Брестском и Жабинсковском районах достиг своего пика. В Жабинковском районе тогда произошла перестрелка между боевиками АК поручика «Виктора» и боёвкой ОУН некоего «Сокола».Бандеровцы отступили и больше не завалялись в тех местах, а вот аковцы решили отомстить.
По данным архивов МВД, рано утром 11 марта 1946 года, в деревню Салейки вошла крупная банда аковцев приблизительной численностью в 30 вооружённых боевиков, во главе которых был упомянутый глава Жабинсковского отдела 47 брестского обвода АК поручик Артемий Фединский «Виктор». Дальше мы приведём повествование жительницы той деревни, украинки Галины Науменко, которой тогда было 23 года.Read more...Collapse )

Оригинал взят у sozero в Армия Крайова в белорусском Полесье. Банда "Басты". Часть I
Эта статья – уникальная, так как подробно рассказывает о деятельности отрядов польской Армии Крайовой на территории белорусского Полесья, о самой крупной в том регионе её структуре – 47 брестском обводе АК или больше известной под неофициальным названием «банда «Басты». Статья написана на основе документов из архивов МВД и НКВД и собранных нами рассказах свидетелей событий 1945-1950 годов. Из уст самих аковцев и тех, кто с ними боролся, а также просто тех кто нечаянно на них «напоролся». Многие факты в этой статье звучат впервые и их почти не найти в известной литературе об антисоветском послевоенном подполье. Материал собирался с 1990-х годов, после распада СССР, когда многое начало открываться.
фотоCollapse )


Авторы статьи: Ольга Зайцева и Олег Копылов, преподаватели исторического факультета Владимирского Государственного Университета, Россия. Статья написана в 2000 году, но выкладывается впервые в 2015.Read more...Collapse )

Часть 2

Ссылка.
- Когда люди из НКВД после войны приехали за Станиславом, мой отец защищал его, говорил: «Куда же вы его увозите, он же воевал!» Но на него крикнули: «Молчи, а то пойдешь вслед за ним», - рассказывает нам минчанка Людмила Климович.
Так солдат Красной армии Александр Климович защищал солдата Польской армии Андреса Станислава Бондаронка. Не защитил. И дед Феликс привычно достал с печки наволочку с сухарями. Он всегда был готов, что не сегодня-завтра кого-нибудь из близких могут арестовать.Это лишь один из страшных эпизодов, которые семье Людмилы Климович пришлось пережить в годы военного лихолетья.
Отец дошел до Берлина, а его брата сожгли фашисты
Так вышло, что одна ветвь солдат Победы и родственников Людмилы пострадала от фашистов, а другая - от советской власти.
- Мой отец, Александр Климович, родился и вырос на хуторе у деревни Выгловичи Мядельского района. Когда началась война, ему было 16 лет и в армию его не призвали, - начинает свой рассказ Людмила.
У ее отца Александра было два брата - Сергей и Николай, и три сестры - Мария, Евгения и Надежда.У деревни Выгловичи действовали партизаны, и немцы в этом районе постоянно проводили карательные операции. Во время одной из них семье удалось спрятаться, но не уберегли Николая.- Он пытался бежать от карателей, но был ранен и вместе с другими односельчанами заживо сожжен в сарае. В пепле нашли только его металлическую расческу, - вспоминает рассказ отца Людмила.
---
Много бед и страданий выпало на долю родственников Людмилы и по материнской линии. До замужества ее мама Янина Бандаронак жила в деревни Лотевичи Вилейского района.
- Ее брата Петра взяли в польскую пехотную дивизию им. Костюшко, сформированную в СССР, - продолжает семейную сагу Людмила. - Знаю, что он воевали в Карпатах, на озере Балатон. После войны Петр домой не вернулся. Остался в Польше. Там он женился на украинке и жил в окрестностях города Еленя-Гура. После войны эти земли в немецкой Силезии отошли Польше и заселялись новыми гражданами Польши. Там у него был хорошой дом, хозяйство, большая семья. С его дочерями мы поддерживаем отношения.
Петр в родные края не вернулся и, видимо, не пожалел. Его родственников, воевавших в польской войске генерала Андерса, ждала тяжелая судьба.
- Дедушкиного двоюродного брата Болеслава Бондаронка репрессировали еще до войны, 13 апреля 1941 года. У него остались в деревне жена, сын и дочка. Говорят, не дал кому-то сапоги и с ним свели личные счеты, - говорит Людмила. - Репрессировали и маминого двоюродного дядю - Станислава Ивановича Костика, который был до войны, еще при поляках, старостой деревни. И у него осталась семья. Болеслав и Станислав попали в Польскую армию Андерса, которую формировали на территории СССР в основном из репрессированных и военнопленных.Read more...Collapse )
Са сваёй пасады быў звольнены супрацоўнік віленскай мэрыі Дарыюс Удрыс. Ён сцвярджае, што нагодай стала негатыўнае выказванне на адрас пасляваенных партызанаў, якіх яшчэ называлі «ляснымі братамі». Мэр назваў прычынай адсутнасць вынікаў працы.
Што сказаў Удрыс?
Дарыюс Удрыс вядомы беларусам як былы прарэктар па развіцці і камунікацыі Еўрапейскага гуманітарнага ўніверсітэта. У ЕГУ ён адпрацаваў 4 гады.
Пасля Удрыс заняў пасаду ў муніцыпальнай сістэме — узначаліў арганізацыю Go Vilnius, якая адказвае за прыцягненне інвестыцый і рэкламу літоўскай сталіцы на міжнароднай арэне.
Удрыса пазбавілі пасады за камент у фэйсбуку, які ён пакінуў пад фатаграфіяй з Музея ахвяр генацыду. На здымку быў зафіксаваны заклік літоўскіх партызан забіваць арганізатараў калгасаў і прадстаўнікоў савецкай улады.

«А забіваць арганізатараў калгасаў — гэта маральна?» — запытаў Удрыс і параўнаў партызан з тэрарыстамі, якія нішчаць мірнае насельніцтва для дасягнення сваіх мэтаў.
«Па якім вызначэнні арганізацыю калгасаў прыраўнялі да злачынства супраць чалавецтва, за якое этычныя нормы дазваляюць пагражаць смерцю? Няўжо проста таму, што мэта апраўдвае сродкі? Забіваць або пагражаць смерцю арганізатарам калгасаў — гэта маральны ўчынак? Па якіх такіх этычных нормах?» — напісаў Дарыюс Удрыс.
Пытанне ацэнкі дзеянняў «лясных братоў», літоўскіх партызан-нацыяналістаў, якія змагаліся з камуністамі ў канцы 1940-х, застаецца ў цэнтры ўвагі літоўскіх гісторыкаў.
У 2011 годзе ў Літве выйшла «Кніга памяці ахвяр партызанскага тэрору». У ёй каля 25 тысяч прозвішчаў тых, каго забілі партызаны. Каля тысячы забітых — дзеці.

Публічную крытыку партызан рэзка асуджаюць людзі кансерватыўных і нацыяналістычных поглядаў. Пры гэтым метады «лясных братоў» былі крывавымі, нярэдка ахвярамі былі цэлыя сем’і простых літоўцаў, якіх каралі за «супрацоўніцтва з савецкімі акупантамі».
http://nn.by/?c=ar&i=193865
Оригинал взят у zihuatanexo в 13 из 105-ти. Оставшиеся в живых.
штрафники 13.jpg


Один из самых "сильных" документов которые мне попадались когда-либо на "Памяти народа". Просто на миг закройте глаза и представьте 105 человек.  Перед боем, еще не покрытых копотью огня и порохового нагара.
А затем тринадцать. Тех, кто уцелел.
Read more...Collapse )

Военный историк и писатель, руководитель Могилевского областного поискового клуба «Виккру» Николай Борисенко много лет собирает сведения о штрафниках и точно знает: они достойны того, чтобы их имена были вписаны в историю:
— Долгое время считалось, что штрафные подразделения формировались исключительно из заключенных — политических и уголовников. Но на самом деле среди «шурочек», как называли штрафников, было много 18−20-летних окруженцев: рядовых, офицеров. Все они сыграли свою роль в освобождении нашей страны. Но никто не подсчитывал, сколько их погибло. Даже когда о штрафниках стали снимать фильмы и писать книги, они все еще оставались белым пятном в истории Великой Отечественной.
В Чаусском районе установить памятный знак штрафникам решили не случайно. Кровавые берега Прони — наиболее трагическое место в истории Великой Отечественной. Участники сталинградских боев признавались: даже там не было таких тяжелых боев, как здесь осенью 1943 года.
А с осени 1943-го по весну 1944-го на штурм самых трудных, хорошо укрепленных участков обороны немцев в Чаусском районе бросали штрафроты и штрафбаты — здесь геройски сражались 6 отдельных штрафных рот и 11-й штрафной батальон. Они пополнялись в основном бывшими окруженцами после фильтрации, рядовыми и сержантами, попавшими сюда за нарушение дисциплины или воинские преступления. Часто — местными жителями, находившимися на оккупированной территории, которым исполнилось 18 лет.
94-летний Александр Плосков — один из тех, кому посчастливилось выжить в той кровавой мясорубке. Штрафника, воевавшего в Чаусском районе в 1943-м и потерявшего здесь почти всех боевых товарищей, отыскал в Украине могилевский историк Сергей Тагаев. Это первый (и, возможно, последний) офицер штрафбата, поделившийся с могилевскими историками своими воспоминаниями. В штрафной батальон Александр Григорьевич попал, как и многие другие, не за «уголовку», а по нелепому стечению обстоятельств. Управляя военным грузовиком «Джи-Эм-Си», врезался в машину командира роты. Повреждения были мизерные, но в ту пору по приказу Сталина за порчу и вывод из строя ленд-лизовской техники, тем более новой, грозило суровое наказание — вплоть до расстрела. Read more...Collapse )
Читать полностью: https://news.tut.by/society/548694.html
Театр "Странствующие куклы господина Пэжо", спектакль "Последний бастион"


....Collapse )
This page was loaded Jul 22nd 2017, 10:32 am GMT.