elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Слава Курилов

Оригинал взят у beryazev в Беглец? Нет, странник. Слава Курилов
Друзья прислали из Иерусалима удивительную книгу, "Путь" Славы Курилова.
Это не проза, не мемуар, не проповедь, это, наверное, самое что ни на есть интересное — правдивое повествование о поисках, преодолениях, подвигах личных и духовных открытиях, совершённых на пути, восхождении, дао талантливым русским человеком, проведшим всё детство в Семипалатинске и всю жизнь мечтавшем о море. Курилов Станислав Васильевич прославился во второй половине 70-х годов прошлого века чуть ли не на весь мир побегом с круизного теплохода "Советский Союз" (бывший "Адольф Гитлер").
Беглец выпрыгнул за борт в районе Филиппин и трое суток пробыл в океане, добираясь до острова Сиаргао.
По мимо всего прочего, это ещё хорошо, поэтическим языком написано:

"К этому времени я уже додумался, что бежать можно только из одной тюрьмы в другую, а свободу обрести с помощью неимоверных усилий изменением своей внутренней природы. Я не искал никаких материальных благ — за морями меня, скорее всего, ожидала такая же, как и здесь, зависимость от обстоятельств. Побег с корабля был духовным испытанием, научно-мистическим экспериментом или познанием себя — как угодно. (...) Нельзя сказать, что меня гнали политические причины. Я чувствовал, что советская власть — это скрытое зло, и оно в той или иной мере присутствует во всем, что окружает меня. У меня было две возможности — изменить мир или изменить себя. Мои друзья диссиденты занимались первым, мои друзья христиане, йоги, буддисты — и я вместе с ними — пытались изменить себя.

Вот статья о Славе Курилове и его книге, написанная Еленой Игнатовой, хорошо знавшей и дружившей с автором в период его жизни в Израиле, вплоть до самой гибели в 1998-м году.




Странник

«Если называть вещи своими именами, я бы назвал свою жизнь непрерывным сном, за исключением тех мгновений, когда я был по-настоящему пробужден», - написал в автобиографической книге «Путь» Слава Курилов. Признание, напоминающее о судьбе Обломова, принадлежит человеку фантастической воли, силы и мужества. И все же в этих словах есть правда: сон, о котором говорит Слава Курилов, - состояние духовной сосредоточенности, именно сны определяли его судьбу. Такие люди - странники и духовидцы - были во все времена, их духовный путь проходил в монастырской келье, или в постижении мистических глубин йоги, или в реальных странствиях с единственной целью – поиске единения с Богом. Слава Курилов – человек легендарный, совершивший почти невозможное, и в его попытках описать свои сновидения читателю открывается фантастическая, неведомая реальность.
С детских лет в степном Семипалатинске он мечтал о южных морях и океане, о тропических островах и захватывающих приключениях. Об этом мечтали многие мальчишки, но, взрослея, забывали несбыточное, однако для Курилова понятия «несбыточное» не существовало. Он поступил на факультет океанологии Ленинградского метеорологического института, освоил профессию водолаза, участвовал в научных экспедициях на Черном море, занимался йогой, закалял выносливость многодневным голоданиям, чтобы быть готовым к любым трудностям. У Славы с детства была тяга к испытаниям, представлявшимся в романтическом ореоле: «стоять среди людей, ожидающих смертной казни, спасаться от кораблекрушения и плыть на плоту в надежде увидеть полосу земли». (Она сохранилась навсегда: в 1991 году, во время войны в Персидском заливе, Слава жил Израиле, на побережье Хайфы, рядом с нефтехранилищами, и когда со стороны моря летели иракские ракеты, а горожане прятались в бомбоубежищах, выходил на балкон полюбоваться эффектным зрелищем.) Но выпавшее ему испытание было тяжелее и прозаичнее. После института Слава должен был работать на океанографических судах дальнего плавания, но ему неизменно отказывали в выезде за рубеж с формулировкой «посещение капиталистических стран считаем нецелесообразным». Цель, к которой он стремился много лет, оказалась недосягаемой, и с этого времени он стал помышлять о побеге.
В декабре 1974 года Курилов поднялся на борт лайнера «Советский Союз», отправлявшийся из Владивостока к экватору в круиз «Из зимы в лето». 20 дней корабль должен был идти в открытом океане, минуя иностранные порты, а когда на горизонте показывалась земля, туристам крутили фильмы видами этих мест. В багаже туриста Курилова были маска, трубка и ласты; он знал, что его единственный шанс вырваться на свободу - побег в океане. Казалось, продумано все: путь лайнера проходил относительно недалеко от филиппинского острова Сиаргао, до которого Слава рассчитывал доплыть за несколько часов. Он не знал, что плыть придется трое суток, что расстояние до острова около 100 километров, но если бы и знал, это ничего не меняло. Ночью 13 декабря Слава прыгнул с двадцатиметровой высоты за борт, в грозовой, штормящий океан. Он знал, что надо плыть на запад, ориентируясь по звездам, но небо было затянуто тучами, и было понятно, что он сбивается с курса. Ошибиться в направлении означало неминуемую гибель, и первую ночь Слава провел в открытом океане, дожидаясь появления звезд, и только к рассвету определил путь по их расположению. Он плыл весь день, и наконец, увидел на горизонте туманный, еле заметный контур земли, отделенный от него огромным пространством, но главное - остров был явью. Слава чувствовал себя почти победителем, и во вторую ночь пути ему открылась сновиденная, колдовская красота океана. «Океан дышал как живое, родное, доброе существо, его равномерное, теплое дыхание было густо насыщено ароматными запахами. Стоило наклонить голову к воде, и взгляду открывался фантастический, фосфоресцирующий мир. Я видел, как внизу мигают далекие и близкие звезды, летят какие-то светящиеся стрелы, как проносятся загадочные торпеды, оставляя дымящийся световой след. Вглядываясь в глубину, я открыл для себя захватывающее дух ощущение полета над бездной». К вечеру следующего дня остров был настолько близок, что Слава мог отчетливо разглядеть горные склоны, огни, цепочку рифов вперед входом в бухту. Силы были на исходе, он ослабил внимание перед последним рывком и слишком поздно заметил, что попал в полосу сильного берегового течения. Берег стремительно удалялся, исчезали силуэты гор, и течение вынесло его в открытый океан. Третья ночь в океане была самой страшной, безнадежной, но тогда, на грани смерти, он услышал голос, звучащий как бы извне, этот голос сопровождал его с детства, предопределил путь, не раз уберегал от гибели. «Я бы назвал свою жизнь непрерывным сном, за исключением тех мгновений, когда я был по-настоящему пробужден…». Тому, что Слава рассказал о моментах пережитых откровений, невольно веришь, за попытками описать их чувствуется подлинность. В миг почти неминуемой смерти он оказался в ином мире, в доме, освященном Божественным присутствием, хотел остаться там, но услышал в ответ, что его путь еще не закончен. Рассказывая об этом, он всегда повторял, что это не было галлюцинацией. Слава плыл уже без всякой цели, не чувствуя ног, временами теряя сознание, но упорно продолжал движение. «В какой-то момент я понял, что кто-то плывет со мной рядом. Я разговариваю с ним, не поворачиваясь, а продолжая грести. Разговор исчез из моей памяти, помню только, что он шел обо мне и об опасности, в которой я находился… Мое состояние было таким, как если бы я, задумавшись, тихо брел ночью вдали от человеческого жилья». Голос повторял: «Плыви на шум прибоя», и Слава неожиданно услышал отдаленный рокот, которого раньше не замечал. Он утратил представление о времени, не помнил, сколько пришлось плыть до линии прибоя и вновь оказаться на грани гибели. Его накрыло гигантской волной, оглушило, затянуло в водоворот и швырнуло на камни прибрежного рифа. Штормовые волны обрушивались одна за другой, и он захлебнулся, ослеп, когда кипящий поток воды подхватил его с рифа и перенес в лагуну. Последние десятки метров были самыми трудными, обожженное солнцем, израненное тело нестерпимо болело, и, выбравшись в темноте на берег, он заснул на теплом песке.
История Славиного побега - своего рода притча о том, как человек в стремлении к свободе попадает в еще большую несвободу. Утром его нашли на берегу местные жители, привели в деревню, и он, наконец, увидел то, о чем мечтал с детства, - вереницы пальм, бунгало на сваях, приветливые туземцы, джунгли, где он построит хижину и будет жить, как Робинзон Крузо. Посмотреть на него пришли люди из окрестных деревень, кое-кто из них знал английский язык, и Слава рассказал историю своего побега. Туземцы не понимали, для чего он прыгнул с корабля, и с трудом верили, что он преодолел сотню километров до острова. Ничего подобного здесь никогда не было, и он чувствовал себя героем, пока в этом земном раю не появился полицейский джип. Слава Курилов был арестован и осужден за нелегальное проникновение на территорию государства на пожизненное заключение. Судьба жестоко посмеялась над ним: в 38 лет он бежал на свободу для того, чтобы провести остаток дней в тюрьме, за стенами которой был его волшебный остров. Но история Славы облетела все Филиппинские острова, о нем писали газеты, власти Филиппин обратились запросом в представительство СССР, и там подтвердили, что турист Курилов пропал без вести во время круиза по Тихому океану. В СССР Славу считали погибшим, но выяснив, что он жив, заочно приговорили к десяти годам заключения за измену родине. В конце 1974 года Слава Курилов покинул Филиппинские острова и переселился в Канаду, а с 1986 года жил в Израиле, был сотрудником Хайфского океанографического института.
Слава Курилов был, без преувеличения, легендарным человеком, о нем не раз писали в Канаде, Америке, Израиле, России, его книга «Путь» переведена на несколько языков. В ней он задается вопросом о смысле и причине своих действий: «Это не был побег в прямом смысле – из тюрьмы, от чумы или от долгов… Побег с корабля был духовным испытанием, научно - мистическим экспериментом или познанием себя – как угодно» - и еще: «Закончив далекий и трудный путь, я увидел то, о чем долго грезил, и понял – нет счастья за горизонтом, а оно, как тень, безмолвное, всегда рядом». Свобода, ради которой он совершил почти невероятное, была в нем самом изначально, а побег - лишь испытание, устранение преграды на выбранном им пути. 29 января 1998 года Слава погиб во время подводных исследований озера Киннерет. Он верил в предзнаменования, а на этот раз они были явными: за несколько дней до гибели он слишком долго пробыл под водой, вызволяя напарника, запутавшегося в рыболовных сетях. Их подняли наверх, когда в баллонах уже почти кончился воздух. Слава имел право отказаться от работы в свой последний день, но не сделал этого. После его смерти по-иному читаешь знакомые строки: «Конечная цель – выдержать, и совсем несущественно – выжить или умереть. Я выдержал. Успех был бы и в случае смерти». Слава Курилов похоронен в Иерусалиме, на старинном кладбище темплеров – немецких протестантов, живших на Святой земле до середины ХХ века.
Один из героев книги «Путь» - океан, в нем таится прошлое мира, под толщей воды можно разглядеть тени старинных кораблей разных стран и времен, а в самой глубине скрыт невидимый дом, освященный Божественным присутствием. События, о которых рассказывает Слава Курилов, тоже происходят на разных «глубинах» - за неожиданными, резкими изломами его судьбы скрывается ровное упорство странника, ведомого своим путем. Такие судьбы и такие пути не измеряются общими мерками, их замысел трудно предугадать. Путь закончен – или он продолжается?
«Море исчезло. Под нами была бездна, усыпанная яркими звездами. Корабль плавно парил в пространстве в центре одной гигантской сферы… Я взобрался на мачту, удобно устроился и оказался в самом центре Вселенной. Скопление звезд у Млечного Пути в одной стороне неба было ярче, создавало густые тени надстроек. Там внизу, среди звезд, я увидел и собственную тень».

Иерусалим
Tags: Слава Курилов, судьба, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments