elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Интервью Мартина ван Кревельда

И это означает некую поворотную точку. Это означает, что мы подошли к концу прежней истории войн. Это не значит, что войн больше не будет. Но это значит, что впредь войны будут иметь другой характер. От войн же мир никогда не избавится потому, что мужчины любят воевать, а женщины любят военных. И это не имеет никакого отношения к политике или чему-либо иному – только к тому, что испанцы называют cojones – то бишь яйца. Война как таковая коренится в человеческой природе, потому что есть мужчины с "кохонес” и женщины, которым нравятся такие мужчины. Очень просто.
Рафаил Нудельман : А как же тогда великий Клаузевиц? Как насчет: “Война – это продолжение политики иными средствами”? Как насчет: “Война есть инструмент для достижения политических целей”?
Мартин ван Кревельд : Эти фразы повторяют все. Но, на мой взгляд, самая глубокая мысль Клаузевица – а он был, несомненно, глубоким мыслителем – не эта, а другая: война – это моральная и физическая борьба, ведущаяся с помощью уроков. Главным объектом войны является сознание противника. Тело, условно говоря, – только средство. Вы убиваете врагов, чтобы преподать им урок. Вы не можете убить всех своих врагов. В 99% случаев вы убиваете столько людей, сколько нужно, чтобы оставшиеся в живых усвоили урок. Если вы не в состоянии преподать такой урок, вы проиграли. Если вы в какой-то момент решаете, что не готовы убить такое количество народу из стана врага или потерять столько своих солдат, сколько необходимо, чтобы подавить у противника волю к сопротивлению, вы уже проиграли. Потому что вы деморализованы. Возьмите Вьетнам. Американцы проиграли войну не на поле боя. Война была проиграна в сознании лидеров США, их армии, их населения. Война повлияла на сознание каждого американца. Все были деморализованы, и все винили в этом друг друга, выясняя, кто был первым и главным виновником этой деморализации. Но это глупое занятие. Кто был виноват?! Все были виноваты!
Я готов утверждать, что сказанное мною о Вьетнаме, справедливо почти во всех без исключения случаях “войн нового типа”. Можно утверждать, что войны старого типа уходят в прошлое, а войны нового типа становятся доминирующими.Эти войны называют по-разному. Одни говорят о партизанской войне. Другие – о терроризме. Третьи называют их асимметричными войнами. Этих названий много, я сам знаю далеко не все.

Рафаил Нудельман : А вы назвали их нетринитарными войнами?

Мартин ван Кревельд : Да. Клаузевиц говорил, что в любой войне есть три элемента: правительство, которое руководит военной кампанией, армия, которая ведет войну и гибнет на полях сражений, и народ, который ее оплачивает и переносит лишения. Эти три участника войны четко отделены друг от друга, и не только отделены, но и имеют различные обязанности и права согласно международному праву. И если вы нарушаете эти права и обязанности, вы становитесь военным преступником. Например, если вы обращаетесь с гражданским населением, как если бы это были солдаты, вы – военный преступник. Конечно, войны не всегда велись с соблюдением этих норм, которые появились лишь в конце XVII века. Но войны нового типа не укладываются в формулу Клаузевица. Возьмите интифаду. Где тут правительство, где армия, где гражданское население? Они все перемешаны. Разве за нынешними иракскими инсургентами стоит какое-либо правительство? В этом и состоит главная проблема что все перемешано. И вы не знаете, с чем вы имеете дело.
Я назвал эти новые войны “нетринитарными”, потому что они не укладываются в тройственную схему: правительство–армия–население. Вот эти войны и становятся сегодня все более значимыми. Практически все войны, которые сильные государства вели после 1945 года, были войнами против партизан, герильи, инсургентов, террористов, борцов национального сопротивления – называйте их, как хотите, но всё это были войны не по Клаузевицу”. И практически все эти войны были проиграны сильными.

Почему? Тому есть ряд причин. Прежде всего, “слабый” противник в этих войнах – партизанские или террористические организации, вообще силы, против которых воевали мощные государства, – не имел собственной, четко очерченной территории. А поскольку он не имел собственной территории, невозможно было положить конец этой войне, применив против него, например, атомное оружие. Эти новые войны не подчиняются “ядерной логике”. Такому противнику нельзя угрожать ядерным уничтожением. Но у этих войн есть и другая важная особенность. История – начиная с 1941 года, с момента вторжения немецкой армии в Югославию, – продемонстрировала, что сильный не может победить в такой войне не только с помощью ядерного оружия, но и с помощью оружия конвенционального. В Югославии у вермахта, вместе с итальянцами, было 29 дивизий! И это не были прекраснодушные гуманисты. Это не были израильтяне, которые всякий раз, когда убит палестинец, начинают завывать: “О боже, какая трагедия! О, как мы виноваты!” Немцы вели себя иначе. С помощью хорватов и босняков они убили 800 тысяч сербов. Это был настоящий геноцид. И все равно они не смогли подавить партизанское движение.

Конечно, эти партизаны получали какую-то помощь извне. Но не это было решающим. Видимо, решающими были какие-то иные факторы. Потому что в прошлом сильные государства с этой задачей справлялись. Если бы европейские державы не могли победить сопротивление туземцев, они никогда не захватили бы свои колонии. Но факт, что они их захватили. Они расправлялись с туземцами крайне жестоко, и это “срабатывало”. Но в промежутке между двумя мировыми войнами возникло что-то новое, что-то такое, что позволяло, условно говоря, партизанам держаться достаточно длительное время. Трудно сказать, что именно. Возможно, появились какие-то новые виды тактики “слабых”. Иной тип массовости, методы войны “вне определенной территории”… Возможно, какую-то роль сыграло использование новых видов оружия. Что ни говори, а, подавляя восстание зулусов, англичане имели дело с людьми, вооруженными копьями и не знавшими азов европейского военного искусства. Может быть, были и другие факторы. Я не хочу сейчас углубляться в эту тему. Но если вы посмотрите на историю всех войн после 1945 года, войн “нового типа”, вы сами убедитесь, что тут что-то изменилось. Партизаны продолжали держаться достаточно долго, чтобы их сильный противник оказался деморализован и отказался продолжать войну. Иными словами, для “сильных” начался период поражений. Поражение за поражением, поражение за поражением…

Первым был провал англичан в Палестине, где они не смогли справиться с еврейским вооруженным подпольем. И они ушли. Потом они пытались подавить такие же восстания в Кении, в Малайзии, на Кипре, в Адене – и всюду потерпели поражение. Они не победили ни разу! Нигде!.. Другой пример – мои родные Нидерланды. Они потерпели поражение в Индонезии. Французы – в Индокитае и в Алжире. Потом им на смену пришли американцы: “Мы не то, что другие! Мы – герои, мы умеем! Мы вам покажем, как это делается!” И что? Где американцы и где Вьетконг? И знаете – они не были одиноки. Русские тоже пытались “показать всем, как они умеют” – в Афганистане. И они тоже не были прекраснодушными гуманистами. Но и они ушли. Южноафриканцы пытались в Намибии – им тоже не удалось. Индия пыталась в Шри-Ланке – не удалось, вьетнамцы в Камбодже – не удалось. Потерпели поражение все. Все до единого!
-------------------------------------------------------------------------------------------------------
Мартин ван Кревельд – профессор истории Иерусалимского университета, автор книг “Воюющие силы”, “Командование в войне”, “Защищая Израиль” и “Трансформация войны”, оказавших большое влияние на современную военную теорию и принесших ему славу “Клаузевица нашего времени”. Живет в Израиле.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

полностью интервью здесь http://lebed.com/2006/art4629.htm
Tags: Мартин ван Кревельд, война, история, планета Земля, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments