elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Страна последнего колоска

http://www.belgazeta.by/ru/2014_03_17/topic_week/28572/

Мы редко сеем, зато постоянно жнем, жмем и жмемся. Крепкий хозяйственник отжимает бизнес у некрепких хозяйственников, пожимая плечами при вопросе о целевом расходовании бюджетных средств.Энергичный силовик дожимает крепкого хозяйственника до признательных показаний и зажимает гайки контроля за правопорядком. Совестливый интеллигент зажимает бывшую однокурсницу (хотя все равно не получится), а ему самому в это время зажимает рот Злачынная Ўлада (хотя не факт, что он сказал бы нечто умное). Рядовой гражданин просто жмется, обреченно сопоставляя у прилавка собственную зарплату со среднереспубликанской.
Короче, белорусы в глубине души продолжают ощущать себя аграриями. У нас даже потомственный горожанин мыслит и осуществляет любую общественно-полезную деятельность, как заправский «пан сахi i касы»: дожать, пожать, зажать, отжать, прижать и т.п.
Поэтому «Дажынкi» - наш праздник, наша духовная скрепа, наш главный чудотворный колосок в государственном гербе, придающий высший смысл всему - от бюджетных дотаций сельскому хозяйству до крепости алкогольных напитков эконом-класса. Однако, похоже, место «Дажынак» в госидеологии вот-вот изменится.

ЧТО ЗА ПРАЗДНИК БЕЗ КУКУРУЗЫ?

10 марта Александр Лукашенко заслушал доклад по изменению формата проведения республиканского фестиваля-ярмарки тружеников села «Дажынкi». Очевидно, поручение о подготовке доклада было дано президентом задолго до 10 марта. Таким образом, можно предположить, что глава государства давно собирался ужать «Дажынкi» - или, как сейчас модно говорить, «переформатировать».

Президент подверг концепцию мероприятия жесткой критике: «Фестиваль задумывался как подведение итогов сельскохозяйственного года, однако в начале осени, когда проводится праздник, еще рано говорить о результатах, поскольку немало сельхозкультур еще остаются неубранными, к примеру, сахарная свекла, кукуруза и др.». Действительно, что за праздник без кукурузы?

Поощрять за окончание жатвы уместно в примитивной земледельческой общине, за валовой объем собранного - в передовом орденоносном колхозе БССР. Эффективность современного бизнеса (даже если он агро-) измеряется в деньгах, а не в тоннах, кубометрах, гектарах и пр. Отсюда призыв Лукашенко ориентироваться «не на валовые объемы, урожайность, объемы произведенного, а на эффективность продаж, полученную прибыль, деньги на счетах». Отчетность такого рода просчитывается не по осени, а в конце года, и кукуруза тут ни при чем.

Главный аграрий страны также упрекнул губернаторов в «некой иждивенческой позиции»: «На местах за проведение «Дажынак» борются лишь потому, что из республиканского бюджета выделяются средства, за которые на их территории приводится в порядок определенный населенный пункт». Но в иждивенческую позицию как агрономенклатура (с бравурной отчетностью), так и номенклатура территориально-административная (с вечным выкачиванием средств на благоустройство очередной агростолицы) встала не вчера. Примерно полтора десятилетия должностные лица, готовясь к празднику последнего колоска, клянчили деньги, плодили приписки и триумфально грохотали арматурой о тротуарную плитку. Так что кризис жанра замечен президентом с опозданием.

ДОЖАТЬ И ПЕРЕЖАТЬ

Лукашенко собирается реформировать «Дажынкi»: на общенациональном уровне - награждение во Дворце Независимости в начале календарного года, на областном - в райцентрах, на районном - на базе одного из агрогородков, каковые «таким образом за 10-12 лет будут приведены в полный порядок». Агрогородки, заметим, не при ВКЛ строились, а еще на нашей памяти, поэтому весьма характерно желание главы государства привести их в порядок, а соответствующую госпрограмму - победоносно завершить.

Пока больше всех от реформы «Дажынак» пострадали регионы: следующий республиканский праздник полной и безоговорочной уборки зерновых должен был состояться в Городке, хотя претендовали на эту честь и другие города (например, Пинск). Рухнули многие надежды общественности, но, к счастью, далеко не все. Например, Константина Сумара, председателя Брестского облисполкома и, пожалуй, самого целеустремленного из губернаторов, 6 марта во время прямой линии некий пинчанин попросил включить в программу «Дажынак» гимн мелиораторов. Сумар пообещал лично спеть этот гимн, если Пинский район в 2014г. соберет 100 тыс. т зерна. Снижение уровня празднества с общереспубликанского до областного не должно отразиться на вокальных данных руководителей органов госуправления или планах по благоустройству вверенной им территории.

Гимн мелиораторов можно спеть и под сводами Дворца Независимости в 2015г. - зря, что ли, его строили? И стилистически, и статусно объект как нельзя лучше соответствует празднику. Тем более что президент и вице-премьер Михаил Русый намерены разнообразить программу «Дажынак» «номинацией по награждению старших комбайнеров и комбайнеров, привлеченных в сельхозорганизации на уборку зерновых и зернобобовых культур», и чествованием «победителей республиканского семейного сельскохозяйственного проекта «Властелин села».

ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ДОЖНЁШЬ

Еще раз подчеркнем: дело не в сроках уборки сахарной свеклы и гимне мелиораторов. Беларусь - страна 666 агрогородков и одного агромегаполиса - Минска. Белорусы - народ молодой, бодрый и (в хорошем смысле слова) крестьянский. Правящий класс РБ - агрономенклатура, президент начинал свой путь к вершинам большой политики из кресла директора совхоза. Логика истории переместила президента, правящий класс и большую часть электората из села в город. Здесь они основали современное белорусское государство, построили Дворец Независимости - и «Дажынкi» поэтому теперь тоже будут праздноваться здесь, год от года становясь все более городскими, утонченными и высокосахаристыми, как свекла сорта «Белорусская односемянная 69» (урожайность 45-55 т/га).

Можно, конечно, хихикать над новой концепцией всенародного агроторжества, однако она не только сулит определенную экономию бюджетных средств, но и закрепляет важный сдвиг в идеологической парадигме: дожинать и дожимать теперь придется в городе. Миф новейшей белорусской истории, простой, но высокоурожайный, как «Белорусская односемянная 69», отныне прописан в Минске, под крышей Дворца Независимости.

«Минск - город-герой!» - напоминала наглядная агитация прошлых лет. Смело добавим: «Минск - столица «Дажынак». О стирании границ между городом и селом грезили еще члены компартии БССР. И черта стерлась: и город, и деревня отныне встроены в один мегасюжет национальной истории, все участники которого - лишь колосья под серпом вечного победителя проекта «Властелин села».

Янка Грыль
Tags: Беларусь, государство, общество, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments