elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Армянофобия в Российской империи

Как указывает историк Йорг Баберовски, одной из предпосылок враждебного отношения к армянам, проявившегося в российском Закавказье в последние десятилетия XIX века, стала непредставленность мусульманского населения в местных органах власти. В частности, согласно реформе 1870 года, нехристианам полагалось не более трети мест в городских советах (а с 1892 года — не более 20%). Эти меры, изначально направленные против евреев, в Закавказье затронули в первую очередь мусульман, хотя, например, в Баку они, будучи основными владельцами собственности, составляли около 80% электората. В результате в начале 1890-х в городских советах таких по преимуществу мусульманских по количеству избирателей городов, как Ереван, Баку и Шуша, преобладали армяне.
С другой стороны, отсутствие русского большинства в городах Закавказья затрудняло проведение политики русификации. Поэтому с течением времени чрезмерно усилившееся представительство армян в органах городского управления и на промышленных предприятиях стало восприниматься российской государственной властью как угроза. В 1882 году царь Александр III поручает министру внутренних дел Толстому принять меры в отношении армянского национализма.
В конце 1880-х почти все армяне увольняются с высших государственных должностей, среди высшего кавказского чиновничества распространяются антиармянские настроения, в чем-то схожие с антисемитскими.
В 1885 закрываются армянские школы, в 1889 из школьного обучения исключается курс истории и географии Армении. В 1890-х годах армянский национализм вступает в противоречие с ассимиляционной политикой и драматическим разворотом русско-армянских отношений. Царские власти начинают эксплуатировать существующую напряженность между мусульманами и армянами. В 1896 году кавказским наместником назначается Григорий Голицын. Он проводит ряд мер в пользу азербайджанцев, в то же время роль армян снижается. Например, он уволил часть армян с государственных должностей и назначил на их должности мусульман. Ему, в частности, приписывается изречение: “Доведу до того, что единственным армянином в Тифлисе будет чучело армянина в Тифлисском музее!” Пик антиармянской кампании приходится на 1903 год, когда власти конфискуют имущество армянской церкви. В ответ армянское национальное движение начинает усваивать террористические методы. Покушение совершено на самого Голицына, после которого в 1903 году он покидает Кавказ.

Видный государственный деятель царской России граф Сергей Витте писал в своих “Воспоминаниях”: “Князь Голицын пошел против всех национальностей, обитающих на Кавказе, так как он хотел всех обрусить, но враждебнее всего отнесся к армянам. К тому же в последние годы вследствие преследования турецких армян в Турции многие тысячи обреволюционировавшихся турецких армян переселились на Кавказ. Они, конечно, как опытные революционеры стали революционизировать своих единоверцев и братьев — русских подданных... Чтобы обуздать армян, князь Голицын выдумал секвестировать имущество армянских церквей. Я самым решительным образом протестовал против этой безобразной затеи...”
Правление кавказского наместника Григория Голицына было единственным случаем отхода царизма от проармянских позиций. Нападения армянских террористов из организации Дашнакцутюн на царских чиновников дают властям возможность проверить лояльность мусульман. В январе 1905 года в чайханах распространяется слух, что армяне хотят напасть на мусульман во время шиитского праздника Магеррам. В таких условиях похороны любой жертвы заказного убийства, ареной которых тогда был Баку, превращались в общенациональные демонстрации. 6 февраля после расстрела армянами рабочего-азербайджанца в Баку началась паника. Вооруженные группы мусульман, съехавшиеся или собранные в центре Баку, убивали всех встречных армян. На второй день погрома толпа стала грабить армянские лавки и докатилась до бараков нефтяной фирмы Питоева, где только 8 февраля были убиты более 40 армян. Погромы продолжались пять дней. Местные власти не принимали никаких мер к зачинщикам. Как отмечает Баберовски, хотя подозрение, что губернатор сам спровоцировал погромы, окончательно не подтвердилось, однако участие в насилии властей не вызывает сомнения. Этот конфликт быстро вышел из-под контроля и к лету 1905 охватил целые округа Бакинской и Елизаветопольской губерний. Подавить беспорядки власти смогли только в 1906 году, направив на Кавказ экспедицию под командованием генерала Максуда Алиханова-Аварского (впоследствии убит революционерами-дашнаками), проявившего необузданную жестокость и, по утверждениям российской прессы, открыто покровительствовавшего татарам вообще и своим родственникам ханам Нахичеванским в особенности в резне армян. Назначенный в апреле 1905 года наместником Кавказа князь Воронцов-Дашков добился смягчения антиармянской позиции власти и возврата имущества армянской церкви. После внешнеполитических конфликтов с Османской империей позиция власти снова становится проармянской.
Наиболее ярым армянофобом считался писатель и публицист черносотенного направления В.Л.Величко, у которого современники отмечали “ярый национализм и боевое армянофобство”, гармонически сочетавшееся с антисемитизмом. В 1897-1899 гг. Величко редактировал официозную газету “Кавказ”, в которой вел ожесточенную антиармянскую пропаганду. Либеральные современники считали его агитацию погромной и впоследствии сравнивали его с кишиневским публицистом П.Крушеваном, антисемитские статьи которого, как считалось, спровоцировали Кишиневский погром.
Но Величко был не одинок в своих выступлениях. Когда он был вынужден покинуть свой пост редактора газеты “Кавказ”, за него вступился редактор влиятельной проправительственной газеты “Новое время” А.С.Суворин. По его мнению, отстранение Величко было вызвано интригами местной интеллигенции, что противоречило интересам грузинского и армянского народов. Суворин по сути поддержал геноцид турецких властей по отношению к армянам, а “Новое время” стремилось оправдать целесообразность действий турецкого правительства по отношению к взбунтовавшимся армянским “разбойникам” и “революционерам”. Газета Суворина обращалась к правительству с просьбой последовать примеру Турции и “очистить Кавказ от этого вредного элемента” — партии Дашнакцутюн. “Для России русский печной горшок дороже, чем весь “армянский вопрос”, для которого не желаем жертвовать даже этим горшком... Сколько режут, режут армян и никак не вырежут... точно их непочатый край”, — говорил А.С.Суворин.
Антиармянские публикации Величко перепечатывались также грузинской газетой “Иверия” (редактором которой в тот период был Илья Чавчавадзе) и Топчибашевым в Баку.
В 1990-е годы работа Величко “Кавказ” была переиздана в Азербайджане и стала использоваться в качестве антиармянского аргумента в армяно-азербайджанском противостоянии. Именно рассуждениями Величко, по выражению российского исследователя В.А.Шнирельмана, вдохновлялись современные азербайджанские историки — в частности Фарида Мамедова и Зия Буниятов — в разработке албанской концепции. Антиармянские высказывания Величко и Чавчавадзе цитирует в своей книге “Лжеистория” азербайджанский академик, директор Института истории Академии наук Азербайджана Играр Алиев.
Елена Шуваева-Петросян

------
полностью статья  здесь
http://shuv-petrosyan.livejournal.com/120617.html
Tags: Армения, Кавказ, Россия, государство, история, ксенофобия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments