July 15th, 2014

Из Оруэлла ("Памяти Каталонии")

Оригинал взят у nordprod в Из Оруэлла ("Памяти Каталонии")
Итак, коммунисты называли нас троцкистами, фашистами, убийцами, трусами, шпионами. Признаюсь, в этом было мало приятного, особенно, когда я вспоминал кое-кого из тех, кто сочинял эту пропаганду. Каково было видеть пятнадцатилетнего испанского парнишку, выносимого на носилках из окопа, смотреть на его безжизненное белое лицо и думать о прилизанных ловкачах в Лондоне и Париже, строчащих памфлеты, в которых доказывается, что этот паренек – переодетый фашист? Одна из самых жутких черт войны состоит в том, что военную пропаганду, весь этот истошный вой, и ложь, и крики ненависти стряпают люди, сидящие глубоко в тылу. (...)
Те, кто писали против нас памфлеты и смешивали с грязью на страницах газет, сидели в полной безопасности у себя дома, или, по крайней мере, в редакциях в Валенсии, в сотнях миль от пуль и грязи. Кроме оскорблений, сыпавшихся в порядке межпартийной грызни, газеты были полны обычной военной чепухи – барабанного грохота, прославления своих и оплевывания противника. И все это, как обычно, делалось людьми, не участвовавшими в боях, людьми, готовыми бежать без оглядки пока ноги несут, лишь бы удрать с поля боя. Война научила меня – это один из самых ее неприятных уроков, – что левая печать так же фальшива и лицемерна, как и правая.
Я был совершенно убежден, что мы – сторонники правительства – ведем войну, ничем не похожую на обычную, империалистическую войну. Но наша военная пропаганда не давала оснований для такого вывода. Едва начались бои, как красные и правые газеты одновременно начали злоупотреблять бранью. Памятен заголовок в «Дейли мейл»: «Красные распинают монахинь!» В это же время «Дейли уоркер» писала, что Иностранный легион Франко «состоит из убийц, торговцев женщинами, наркоманов и отребья всех стран Европы».
В октябре 1937 года «Нью стейтсмен» потчевала нас россказнями о фашистских баррикадах, сложенных из живых детей (чрезвычайно неудобный материал для возведения баррикад), а мистер Артур Брайан уверял, что в республиканской Испании «отпиливание ног консервативным купцам» дело «самое обычное». Люди, которые пишут подобные вещи, сами никогда не воюют; они, возможно, полагают, будто подобная писанина вполне заменяет участие в сражении. Всегда происходит то же самое: солдаты воюют, журналисты вопят, и ни один истинный патриот не считает нужным приблизиться к окопам, кроме как во время коротеньких пропагандистских вылазок. Иногда я с удовлетворением думаю о том, что самолеты меняют условия войны. Возможно, когда наступит следующая большая война, мы увидим то, чего до сих пор не знала история – ура-патриота, отхватившего пулю.

Мир (без) будущего

http://rusrep.ru/article/2014/07/04/mir-bez-buduschego/
Над чем смеется Терри Гиллиам
Бунтарь, сказочник, создатель «Монти Пайтона» и просто классик мирового кино Терри Гиллиам снял новый фильм. «Теорема Зеро» — сатирическая антиутопия о городе будущего, в котором трагически нет ничего нового. А есть все то, что мы имеем уже сейчас, только в несравненно больших количествах: от одиночества в Сети и виртуального секса до перманентной паранойи, вызванной тотальной слежкой всех за всеми и невидимым «вертикальным» контролем вышестоящих над нижестоящими, а нижестоящих — над теми, кто еще ниже. Гиллиам рассказал «РР», куда мы все движемся и как туда не попасть
Вы сняли три фильма о будущем: «Бразилию», «12 обезьян» и вот теперь «Теорему Зеро». Как менялись ваши представления о том, что у нас впереди, на протяжении последних десятилетий?

Collapse )