July 29th, 2014

"В холоде".Проект Ксении Дидоровой.

Январь этого года фотограф из Петербурга Ксения Диодорова провела на Памире, в долине реки Бартанг. Там нет дорог и мобильной связи, уголь и алюминий больше не добывают, хлопок не выращивают. Работать негде, поэтому те, кому по 20–30 лет, едут в Москву и там становятся дворниками, грузчиками, строителями, кассирами.Диодорова поговорила со старшим поколением в Таджикистане, а потом нашла их детей-мигрантов в Москве. Так появился документальный проект «В холоде» — 24 истории трудовых мигрантов в фотографиях. Диодорова рассказала «Городу» о некоторых из них.

Алихон, его брат Джума, жена Тамина и дочь Навиштано
Алихон и Джума — родные братья. Джума отучился на геолога в Душанбе, вернулся в деревню и всю жизнь был крестьянином. Он большой философ, много говорит о том, что все люди равны и неважно, где ты родился, какой национальности и религии, — все люди должны одинаково уважать друг друга.Алихон в 17 лет вместе с женой уехал в Москву на заработки. Сейчас трудится электриком. У него инвалидность по зрению, поэтому профессии грузчика или строителя ему не подходят. У них с женой Таминой есть шестилетняя дочка, которая живет в Памире. Алихон дочь никогда не видел. Она называет его «дядя», а свою маму Тамину — «тетя», часто говорит: «Мама моего брата звонит». Раз в год Алихону удается накопить на один билет до Душанбе — он стоит 10 тыс. руб. На два билета денег уже не хватает. Потому домой едет только жена.Когда я вернулась из Памира и показала Алихону фото его дочери, у него задрожали губы, но он сдержал эмоции. Тогда он говорил, что ждет возможности поехать домой. И дождался — недавно Алихона депортировали, потому что у него не было разрешения на работу. Домой он поехал впервые за 8 лет.


полностью статья здесь http://gorod.afisha.ru/people/gory-nam-neinteresny-hotimlimuzin-nasvadbu-kak-zhivut-moskovskie-pamircy/