December 23rd, 2014

10 главных героев анекдотов

полностью здесь http://www.rusrep.ru/2008/28/geroi_anekdotov

От аристократии до подполья
Слово «анекдот» вошло в русский язык в начале XIX века. Так называлась достоверная история из жизни какого-нибудь исторического персонажа — развлечение для богатых и умных, придающее остроту светской беседе. К началу ХХ века анекдот от аристократии перекочевал к мещанскому сословию со всеми вытекающими последствиями — в нем появились пошлость, плоский юмор и грубость. Порядочные люди уже воспринимали анекдот как откровенно дурной тон.
Потом пришла советская власть, у которой с чувством юмора были проблемы. «Любой анекдот воспринимался как хотя бы частично антисоветский. Даже если это был анекдот о супружеской измене, все равно он нарушал официальные стереотипы — ну, скажем, образцовой советской семьи», — считает старший научный сотрудник Института русского языка РАН Елена Шмелева, много лет занимавшаяся теорией анекдота.
Чтобы рассказать анекдот, требовалось определенное гражданское мужество. И это мужество единодушно проявила вся страна. Если бы в те времена кому-то пришло в голову составить нечто вроде негласного кодекса поведения советского человека, то вторым пунктом в него вошла бы почетная обязанность рассказывать анекдоты. А пунктом первым значилась бы вера в идеалы партии.
Потом советская власть рухнула. А шутки остались. «Анекдот очень сильно воздействовал на речевую культуру перестройки, — считает Елена Шмелева. — Реакцией на суконный советский язык стал повальный стеб на телевидении и в журналистике. Даже обычный разговор между людьми сейчас уже принято вести так, что не очень понятно, смеется человек или говорит серьезно».Анекдот получил статус классики, достойной повседневного цитирования. Загляните в газеты и вы увидите заголовки типа «А глаза такие добрые-добрые», «Бедненько, но чистенько». А парламентарии могут обратиться к коллегам с воззванием вроде «Ну ты или крест сними, или трусы надень».

Путь сквозь пустоту

http://expert.ru/expert/2015/01/put-skvoz-pustotu/
Режиссер-документалист Александра Лихачева сделала фильм — портрет своего поколения. Его грядущее иль пусто, иль темно.
Участник конкурсной программы «Артдокфеста-2014» фильм «Длинное. Черное. Облако опускается» — это попытка понять, что движет поколением двадцатилетних. Ключевой вопрос героям фильма в видеочате задает случайный собеседник еще в самом начале: «Зачем ты в этом мире?» И на него следует ответ из разряда «здесь-и-сейчас»: «Я в Сочи еду».Они и в самом деле едут в Сочи, не зная зачем, подхваченные олимпийским ажиотажем, пытаясь по пути разнообразить дорогу знакомством с девушками. Уже через несколько минут становится понятно, что движет героями внутренняя дыра размером с Бога, которую они затыкают как могут, забрасывая туда все, что попадается на глаза.
Collapse )

Что ждёт лимитрофное пространство бывшего СССР

полностью http://ttolk.ru/?p=21126
Ещё в 2009 году профессор, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики, проректор Киевского международного университета Борис Зажигаев в своей статье «Лимитрофная территория глобального мира (трансформация государств Балто-Черноморского региона в XXI век» (журнал «Центральная Азия и Кавказ», 2009, №6) описал, какое будущее может ожидать восточноевропейские пространства бывшего СССР.
Последствия распада СССР затронули и региональный уровень. Россия не только утратила геополитическое влияние на мировую политику, но и потеряла политический, военный и экономический контроль над бывшими сателлитами в Европе и на постсоветском пространстве. Збигнев Бжезинский отмечает, что территории, веками принадлежавшие Российской империи и в течение более 70 лет Советскому Союзу, «теперь заполнены дюжиной государств, большинство из которых (кроме России) едва ли готово к обретению подлинного суверенитета».Collapse )

Главное отличие псевдоэлит постсоветских государств от национальных элит либеральных демократий состоит в их функциональном предназначении. Первые, находясь под западным сюзеренитетом, держатся во власти за счёт подчинения воле Запада, обслуживая его интересы; вторые обслуживают гражданское общество. В России существуют исторические традиции фобократии, сложившиеся в период монгольского нашествия, и они сохранились до настоящего времени.Данная форма эволюции элит соответствует концепциям «навязывания» (по Карлу — Шмиттеру) и «революции сверху» (по Мунку — Леффу). Они характеризуют ситуацию, при которой ведущие фракции элиты (и новые, и старые) прибегают к силовой стратегии для установления политической стабильности, что в настоящее время характерно для России и Украины.
Псевдоэлита постсоветских стран является главным инструментом уничтожения собственной государственности.