elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Зэк не играет в хоккей. Чемпионат без амнистии

http://www.belgazeta.by/ru/2014_05_12/event/29009/
Родион Раскольников
8 мая, ровно за день до официальной церемонии открытия ЧМ по хоккею, на свободу вышел самый странный «шпион» в мире - осужденный на 1,5 года за «покушение на установление сотрудничества со спецслужбой иностранного государства» Андрей Гайдуков.После его освобождения стали понятны две вещи. Первая: экс-кандидата в президенты Николая Статкевича «под ЧМ» не выпустят. Вторая: всем остальным «политическим» придется либо писать прошение, либо ждать конца срока.Дело «шпиона» Андрея Гайдукова чем-то напоминает комикс из околополитической газеты «Навiнкi», которая была популярна в конце 1990-х гг. Или художественный фильм «Случай с пацаном», сделанный коллективом одноименной газеты в жанре политической сатиры. В фильме сюжет был такой: обычный «парэнь» на митинге оппозиции пытается защитить от людей в штатском понравившуюся ему девушку, но та оказывается молодежной активисткой и вовлекает его в страшные и смешные схемы работы белорусской оппозиции.

«Дело Гайдукова» - в той его части, которая попала в СМИ - выглядит темно: «шпион» переписывался с ЦРУ, обещал сдать ему данные о компьютерной сети «Нафтана», но доступа к этим данным он не имел, а потому это было «элементарной туфтой», попыткой «развести ЦРУ» (это версия газеты «СБ. Беларусь сегодня», опубликовавшей «письмо Гайдукова в ЦРУ»). В дальнейшем выяснилось, что «переписка с ЦРУ» то ли попала в руки белорусских контрразведчиков, то ли велась непосредственно ими. В итоге признаков собственно шпионажа в действиях Гайдукова не рассмотрел даже белорусский суд, в результате чего «шпион» был наказан с такой вот сложной формулировкой - за попытку установить сотрудничество. Как следует из скупых слов самого Гайдукова, он действительно искал финансирование и писал письма, но не в ЦРУ, а в одну ресурсную организацию. И делал это не с целью заняться шпионажем, а с мечтой создать «Союз молодых интеллектуалов».

Что интересно в выходе Гайдукова на свободу? Во-первых, конечно, дата - 8 мая, прямо накануне открытия чемпионата мира. Сделано все для того, чтобы это выглядело «амнистией», шагом навстречу Европе, болельщикам, правам человека и т.д. Все, кстати, ожидали такого шага - после того как Владимир Путин перед запуском зимних Олимпийских игр в Сочи выпустил политзаключенного N1 Михаила Ходорковского, нечто подобное должно было произойти и в Беларуси. Но то, что выглядит как амнистия, амнистией на самом деле не является: Гайдуков отсидел все положенное ему по закону время. Соответственно, его выход - не более чем совпадение. Пусть даже в среде европейских правозащитников это совпадение может сформировать приподнятое настроение и миф о том, что Лукашенко-де «пошел на уступки».

Второе, что интересно, - это масштаб. Там - Ходорковский, у нас - Гайдуков. Там - политзек N1, здесь - человек, дело которого с самого начала воспринималось как недоразумение. Выход экс-кандидата Николая Статкевича, предпринимателя Николая Автуховича или правозащитника Алеся Беляцкого никак не повлияли на пресловутую белорусскую стабильность. Как показывает опыт Ходорковского, за то время, пока человек сидит в тюрьме, расклад политических сил успевает измениться, и ему требуется много времени, чтобы восстановить прежние вес и влияние на процессы. А сил на это у человека, отсидевшего большой срок за решеткой, хватает не всегда. Отсюда - простое предположение: можно было выпускать и Статкевича, и Беляцкого, и других - Amnesty International пришлось бы свернуть кампанию по перепозиционированию белорусского хоккея в явление некрасивое и постыдное (эта кампания разворачивается на наших глазах), но революции бы не случилось, максимум - мягкое изменение расстановки сил в оппозиции.

Освобождения резонансных политических сидельцев не произошло. Из чего следуют достаточно печальные выводы для всех тех, кто остался в тюрьмах. Ведь если эффектная амнистия когда-то и могла случиться, то лишь непосредственно перед чемпионатом. Больше поводов у режима заигрывать с Европой не просматривается. Отношения с Россией хоть и отмечены сейчас определенной степенью натянутости, но разговоры о кредитах и снижении пошлин в Беларуси идут, встречи с Путиным происходят. Таким образом, «политических» можно и дальше проверять на прочность, либо вынуждая подписать прошение о помиловании и таким образом признать собственную вину, либо заставляя ожидать окончания их полного срока.

Как писал Достоевский, «если бога нет, стало быть, позволено все». В белорусской политической культуре эту поговорку можно перефразировать: если нет Европы (или переговоров с Европой), стало быть, режиму позволено все. Какие угодно методы воздействия на несогласных. Путин не пожурит - Путину, наоборот, нравится. Иногда начинает казаться, что даже симуляция диалога с ЕС для атмосферы в стране вещь более полезная, чем уверенная дружба с Россией.

Tags: "что-то не так", Андрей Гайдуков, Беларусь, государство, политика, шпионские игры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments