March 1st, 2015

Формула Петербурга и морфология жизни

Оригинал взят у gertman в Формула Петербурга и морфология жизни: Интервью с Сергеем Чебановым
Формула Петербурга и морфология жизни
http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Formula-Peterburga-i-morfologiya-zhizni
От редакции: Сергей Чебанов - по образованию биолог – окончил биолого-почвенный факультет Ленинградского университета по специальности «биолог-микробиолог». При этом – профессор кафедры математической лингвистики СПбГУ, обладатель учёной степени в области филологии: в 1987-м стал кандидатом филологических наук, защитив кандидатскую на (отчасти биологическую) тему «Язык описания таксонов» (посвященную описанию докембрийских микроорганизмов). Докторская его диссертация (2001) была посвящена теме «Логико-семиотические основания классификаций в лингвистике» – столько же лингвистической, сколько и философской. В 1972-м стал одним из основателей и руководителей семинара по теоретической биологии (он действует и сейчас, называется семинаром по биогерменевтике Петербургского лингвистического общества), в 2002-м - Городского семинара по семиотике. Корреспондент «Русского журнала» побеседовал с Сергеем Чебановым о семиотике Москвы и Петербурга.
* * *
Русский журнал: В чём же, Сергей Викторович, глядя с ваших позиций, отличительные особенности петербургской версии русской культуры?

Сергей Чебанов: Я бы сказал, что это – культура принципиально имперская, ориентированная на то, чтобы организовывать разного рода межкультурные коммуникации. Причём в таком качестве Петербург был намечен лет за 700 до своего возникновения.
Археологи, занимавшиеся этим регионом, - среди самых ярких надо назвать, например, Глеба Сергеевича Лебедева, – показали, что на границе 1 и 2 тысячелетия от Рождества Христова самые разные народы, живущие вокруг Балтии – славянские, германские, балтийские, – во-первых, принимают крещение, а во-вторых, формируют свои национальные государства. В процессе этих преобразований и выясняется, что в каком-то смысле центром всего этого региона оказывается восточная оконечность Финского залива.
В этом отношении яркий прообраз Петербурга – Ладога: в VIII веке по своим культурным функциям она была прото-Петербургом. Много позже те же функции принял на себя Петербург в том обличье, как он был реализован Петром. Другое дело, что в разные периоды истории Петербурга и России это амплуа, связанное с имперской коммуникацией, сращивалось с чем-нибудь ещё или приобретало специфические формы.
Например, Пётр подчёркивает, что Петербург – место становления русского флота. Вообще говоря, это фантом: в связи с этим мы можем говорить и об Архангельске, и о Воронеже, и о черноморских проблемах России. Но символически для Петра оказывается значимым то, что основанный им город наделяется, в частности, функцией морского выхода в Европу. Правда, это – роль совершенно эпизодическая, второстепенная: во-первых, Финский залив делает возможным только каботажное плавание; а во-вторых, в Балтийском море существует многоуровневая система запирания проливов, так что никакого серьёзного стратегического значения выход к нему не имеет.
Collapse )
Беседовала Ольга Балла
10.08.12 10:56

This entry was originally posted at http://gertman.dreamwidth.org/131224.html. Please comment there using OpenID.

Раскол

Оригинал взят у well_p в Раскол
Сегодня мы с вами поговорим о Расколе, о его причинах и  истинной сущности. Поводом для написания поста послужил разговор с одним моим знакомым, который тоже интересуется историей. Так вот он мне как то задал очень интересный вопрос:"В чем собственно заключался сам Раскол? Какие религиозные различия и конфликты были у раскольников с государством и РПЦ?Потому, что он, сколько о Расколе не читал, так этого и не понял. Максимум, о чем упоминается в книгах, это мелкие расхождения в обрядах.Самым  большим яблоком раздоры был вопрос о том, сколькими перстами креститься.И собственно все. Но это же не повод, что бы уходить в леса и там строить скиты? А потом в этих скитах еще и поджигать себя."
Так вот все было на самом деле проще и гораздо прозаичнее, чем какие-то там религиозные различия.Бытие определило сознание народа и породило Раскол, а не какие-то там вопросы веры.
Есть такая очень хорошая книга:
Земство и расколь: выпуск первый. Афанасій Прокофьевич Щапов
В типографіи товарищества "Общественная Польза", 1862 - Всего страниц: 161.

Ее я и буду цитировать в этом посте.Очень уж там все хорошо написано.
Collapse )

Братья-раскольники

Оригинал взят у altyn73 в Братья-раскольники
358 лет назад созванный патриархом Никоном собор сравнивал русские богослужебные книги с греческими. Через несколько лет изменение церковных обрядов по греческим образцам привело к расколу и возникновению старообрядчества. Приверженцы старой веры отличались не только верностью церковной традиции, но и отменной деловой хваткой. В конце концов им удалось не только установить контроль над массой российских фабрик и торговых контор, но и добиться отмены решений, направленных против старых обрядов. Правда, ушло на это более трехсот лет.


Горе от ума

Вопреки расхожему мнению, первым прорубателем "окна в Европу" был отнюдь не Петр I, а его отец Алексей Михайлович. Дело в том, что после того, как в 1654 году к России была присоединена Украина, москвичам пришлось столкнуться с почти незнакомой им западной цивилизацией. В отличие от Москвы в Киеве была академия, многие преподаватели которой получили образование в европейских университетах. Поэтому Малороссия всегда выступала в роли посредника между Россией и Европой.
Collapse )

Нациостроительство и исторические реалии

http://www.apn.ru/publications/comments21636.htm#comments

Слишком хорошо — тоже плохо. Сергей Сергеев в своей впечатляющей работе«Нация в русской истории: цена империи» сам задал чрезвычайно высокий уровень разговора, когда каждое выносимое на обсуждение положении подкрепляется массой исторического материала. И вот в этом самом материале просматриваются важнейшие «детальки», ставящие под вопрос весь антиромановский и антиимперский пафос его статьи.
Нет, ничего нельзя возразить против совершенно справедливого указания на «протонациональные тенденции» в развитии Русского государства в конце XV— первой трети XVI века. Совершенно верно подмечен общеевропейских характер этих тенденций на примере сравнении навязшей на зубах формулы «Москва — третий Рим» с зарубежными аналогами. Можно лишь согласиться с тем, что уже к концу XIX века русская нация явно отставала в своем развитии от среднеевропейских образцов.И реформа Никона действительно была симптомом крушения столь важной для архаичного протонационализма «третьеримской» идеи русской избранности, выставив Русь «хранительницей не православия, а грубых богослужебных ошибок». Вот только при описании предпосылок знаменитого Собора 1666-1667 был упущен, казалось бы, совершенно незначительный факт: исправление Требника и других церковных книг по греческим образцам на московском Печатном дворе началось аж в 1615-1616 годах, за полвека до столь важного для концепции Сергеева раскола. Причем отвечали за это исправление отнюдь не греки и не «приезжие малороссы».
Во главе работ стоял архимандрит Троице-Сергиевого монастыря Дионисий, родом из Ржева, ставленник патриарха Гермогена, ну а реальный исполнитель операции священник Иван Наседка оставил после посещения датской столицы следующие душераздирающие вирши:

Король устроил двоекровную палату,
Долу под ней двоеимянную ропату;
И по лютерски нарицают их две кирки,
По-русски видим их: отворены во ад две дырки…
Тем не менее, именно такие ревнители московской старины открыли дорогу исправлению старых московских книг, и сделали они это для того, чтобы сгладить последствия долгого перерыва в регулярной работе русского книгопечатания.

Collapse )