April 9th, 2015

Рисунки Суламифь Вулфинг (Sulamith Wülfing)

Оригинал взят у lionay в Рисунки Суламифь Вулфинг

Несколько дней живу в ауре этих рисунков. Необычных, тонких, мудрых, излучающих внутренний свет. Они - как камертон, по которому мой внутренний мир, сознание, душа настраиваются на определённое звучание. Сквозь мир физический, телесный, материальный просвечивает на этих картинах жизнь другого мира - Тонкого. Я бы назвала эти рисунки зовущими. Куда? Каждый ответит на этот вопрос сам.





Суламифь Вульфинг родилась в Германии в 1901 году, на заре нового века. Она очень рано начала рисовать - в 4 года. Её отец был теософом - и это многое мне объясняет. Теософия - "мудрость о Боге", религиозно-философская система, главной целью которой является (в идеале) примирение всех религий, утверждение единого универсального принципа и общей системы этики, основанной на вечных истинах, на единых вселенских законах, по которым развивается жизнь. Это вера в единство духовных сил человечества.

Collapse )
Сайт Суламифь Вульфинг:
http://www.artpassions.net/wulfing/wulfing.html

"Мы все глядим в Наполеоны"

Стрелков и другие фигуры.Что происходит с пешками и ферзем, когда их убирают с доски http://www.rusrep.ru/article/2015/04/04/strelkov-i-drugie-figuryi

— Не знаю, правильная ли ваша биография, которая есть в интернете. Но там написано, что вы закончили исторический факультет и после этого стали военным. Такое ощущение, будто вы решили перестать изучать историю и начать в ней участвовать. Так ли это?
Слева доносится смех.
— Нет! — протестует пресс-атташе Настя. — Игорь Иванович, вы хотите отвечать на такие вопросы из журнала «Крестьянка»?!
— Ну, понимаете, — говорит Стрелков. — Я всегда, с детства мечтал стать военным. Но не был наделен от природы сильным, хорошим здоровьем… еще и зрение здорово подпортил постоянным чтением. То есть варианты поступать в военно-политическое училище — потому что, не забывайте, это было советское время — как-то мне не очень нравились. Поэтому как бы я решил, что военная карьера такого рода мне неинтересна. Вот. А так я вообще-то мечтал стать военным, сколько себя помню.
Что касается — почему именно после окончания вуза. Ну, как сказать… Действительно это было время, когда все рушилось вокруг. Потому что рухнула великая держава, моя родина. И… Ну… Я просто не мог оставаться в стороне от того, что происходило. Я считал, что долг человека, который понимает гибельность происходящих событий, как-то во всем этом участвовать. При этом я, может быть, и не собирался еще на тот момент быть профессиональным военным. Тем более что и после событий в Приднестровье, в Боснии, и даже, если не ошибаюсь, после первой Чечни я еще занимался историей, на уровне исследователя. Посещал архивы. И писал научные статьи. Которые публиковались в малотиражных журналах — вот «Военная быль», выходил такой журнал в Москве, там много было опубликовано моих статей.
Ну, было какое-то распутье. То есть не было такого четкого ощущения, что надо быть военным. И делать историю. Естественно, как человек, который увлекался именно военной историей… причем историей в основном гражданской войны, по войне я писал диплом. Для меня это было, ну… Действительно, было желание вживую увидеть, как все это происходит. Почувствовать то, о чем я читал.
— Ваше желание реализовалось?
— Да… Это мое желание реализовалось. Более чем. Боле-е-чем…
Collapse )
----
— Говорят, некоторые жители Славянска сейчас обижены на ополченцев. Потому что те не делились едой. Потому что ушли не предупредив. И потому, что стреляли из жилых кварталов, вызывая тем самым ответный огонь туда. Вы могли бы что-то им ответить?
— Ну, ничего не буду отвечать. Продовольствия у нас у самих было немного. Вот. Ополченцы явно не шиковали в смысле еды. С точки зрения того, что бросили не предупредив… Если бы мы всех предупреждали, то вообще бы оттуда никогда бы не вышли. Что касается жилых кварталов, то это не ихнее… Просто воевать так, чтобы всем угодить, — невозможно.