September 19th, 2015

Интервью историка Олега Романько (1)

полностью интервью историка Олега Романько Олег Романько: «Многие проблемы постсоветского пространства уходят корнями в годы Великой Отечественной»
– Можно ли говорить о том, что Вторая мировая война продемонстрировала невероятный размах такого явления, как коллаборационизм, когда сотни тысяч людей становились под чужие знамена против своих соотечественников?
– Да, в отличие от предыдущих периодов истории, коллаборационизм в годы Второй мировой войны стал массовым явлением. Причём во всех своих формах и проявлениях. Например, только в составе силовых структур Третьего Рейха проходило службу более 2 млн. иностранных граждан – почти десятая часть от общего количества немцев, мобилизованных в Вермахт, войска СС и полицию за период с 1939 по 1945 год. Из них около 1,5 млн. являлись советскими гражданами.
Однако уникальность коллаборационизма в годы Второй мировой войны не исчерпывается только этими количественными показателями. Сотрудничество населения оккупированных территорий с военно-политическим руководством нацистской Германии, на мой взгляд, – одно из главных «белых пятен» истории этой войны.
– Почему вы считаете коллаборационизм «белым пятном» Второй мировой?

Collapse )

Интервью историка Олега Романько (2)

– Ситуация с первыми категориями понятна, но почему отказывали националистам?

– У нацистской элиты не было единого подхода к формированию политики по отношению к национальностям, проживающим в СССР. Даже в 1941 году немцы ещё не знали, что именно делать с советскими территориями, – предоставлять им независимость или просто колонизировать. Так, рейхскомиссар Эрик Кох рассматривал Украину как территорию для колониальной эксплуатации. И националистические организации, у которых были свои планы по организации национально-государственного устройства, не вписывались в эту концепцию. В свою очередь, генеральный комиссар Белоруссии Вильгельм Кубе считал, что необходимо сделать ставку именно на националистов, белорусифицировать аппарат и полицию, создать основу белорусской государственности. Такая позиция не устраивала ближайшее окружение Кубе, а так же руководство СС и гестапо. После продолжительного конфликта с этими структурами Кубе погиб при загадочных обстоятельствах.

– В определённых кругах в России сейчас предпринимается попытка представить генерала Власова как сознательного оппонента советской власти и чуть ли не реальную альтернативу Сталину. Насколько соответствует в действительности такая точка зрения? И вообще, кто, по-вашему, Власов – предатель, жертва обстоятельств, истовый антикоммунист?

– На мой взгляд, генерал Власов – коллаборационист. И тут двух мнений быть не может. С юридической точки зрения его деятельность квалифицируется как «измена Родине» (с тем, что он нарушил присягу, спорить никто не будет). Кто-то, исходя из своих политических убеждений и нравственных установок, может назвать его предателем. Но это – если следовать исключительно советской и просоветской точке зрения на этого персонажа. Есть и другая точка зрения. Некоторые историки, политики, религиозные деятели и обычные граждане, вполне соглашаясь с тем, что этот генерал сотрудничал с немцами, называют его «вождём антисталинского протеста», «продолжателем Белого движения» и т.д. И измена его – это вовсе не измена, так как надо различать Родину и режим, который в ней правил. Наконец, если посмотреть ещё шире, то при всей своей правоте, генерал Власов явно стоял на стороне противников России в очередном витке цивилизационного противостояния между ней и Западом. Есть и такая точка зрения. Другими словами, история генерала Власова – яркий пример контрверсийности проблемы коллаборационизма, о чём я говорил выше.
Collapse )
http://www.odnako.org/blogs/oleg-romanko-mnogie-problemi-postsovetskogo-prostranstva-uhodyat-kornyami-v-godi-velikoy-otechestvennoy/

«Последний бой Гражданской войны» в Питомачи в декабре 1944-го"

«Последний бой Гражданской войны» в Питомачи в декабре 1944-го | Толкователь
Во время Великой Отечественной войны у немцев служило 25 тысяч советских казаков. В основном они занимались антипартизанской борьбой в Европе, и запомнились как самые жестокие каратели. В декабре 1944 года в Хорватии прошёл «последний бой Гражданской войны», где сошлись казаки вермахта и советская 233-я дивизия.
Немцы начали формировать казачьи части на советских оккупированных территориях уже осенью 1941 года. В отличие от русских, германские власти безоговорочно доверяли казакам, т.к. считали их и германизированной нацией (потомками восточных готов), и убеждёнными антибольшевиками.
К апрелю 1943 года в составе вермахта уже было 20 казачьих полков (более 25 тыс. человек). В середине сентября 1943 года в польском городе Милау была сформирована 1-я казачья дивизия, которую возглавил немецкий генерал фон Паннвиц. Её численность составляла 18.702 человека. Это соединение тогда же было переброшено в Югославию, где оно должно было вести антипартизанскую борьбу. Дивизия вошла в подчинение командующего 2-й танковой армии вермахта генерал-полковника Рендулича.
---
Одним из легендарных командиров казаков был Иван Никитович Кононов – командующий 5-й полком в составе 1-й казачьей дивизии. Его жизненный путь важен для понимания характера и мотивов того явления, которое историки называют «советским коллаборационизмом».
Он родился в 1900 году под Таганрогом в семье казачьего офицера. Его отец был повешен большевиками в 1918 году, старший брат и ещё несколько родственников были убиты в ходе Гражданской (воевали у Деникина). Ещё два его брата были репрессированы в конце 1930-х. Кононов при поступлении в РККА скрыл своё происхождение. В Красной Армии он сделал успешную карьеру, окончив даже военную академию. За заслуги в советско-финской войне 1939-40 годов он получил орден Красного Знамени.
Начало войны Кононов встретил командиром пехотного полка в Западной Украине. Уже 22 августа 1941 года он перешёл на сторону немцев с частью солдат и офицеров своего полка. Осенью того же года немцы поручили формировать ему казачью часть. Зимой 1942 года его батальон уже принимал участие в антипартизанской борьбе в Белоруссии. Кононову было присвоено звание подполковника вермахта. К концу войны его бригада достигала численности 7 тыс. человек.
После войны он успешно скрылся в Австрии и смог избежать выдачи СССР (знаменитая «выдача казаков в Линце»). Позднее Кононов переселился в Австралию, где и окончил свои дни.
Collapse )

Туркестанский легион: враг в тылу СССР

http://eurazvitiye.org/publication/20150223
Когда в семье таджикского политического, общественного и культурного деятеля Мирзо Абдулвохида Мунзима (Бурхонзода/Бурханова), выходца из аристократической семьи с действующим княжеским титулом, родился сын Рахим, отец и не подозревал, какая судьба в дальнейшем уготована одному из его троих сыновей. Но, как основатель просветительского движения джадидов и новометодной школы в Бухаре, понимал, что даст им в будущем прекрасное образование. Этой мысли способствовали и политические события в крае — 6 октября 1920 года на Всебухарском курултае народных представителей было объявлено о низвержении власти эмира и создании Бухарской Народной Советской Республики.
Новообразованной республике, несмотря на стремительные преобразования во всех сферах жизнедеятельности, катастрофически не хватало собственных квалифицированных кадров — современных высших учебных заведений в ней просто не существовало. По этой причине правительство БНСР приняло решение перенять опыт у зарубежных коллег.
В июне 1922 года было отобрано 44 молодых юноши для обучения в Германии, в числе которых были и сыновья Мирзо Мунзима Абдурашид и Рахим, а сам он — назначен сопровождающим группы.
Сказать, что Германия поразила ребят — это не сказать ничего. Попавшие туда из средневековой Бухары, они увидели совершенно другой, процветающий мир, в котором говорят на чуждом им языке. Чтобы понимать своих сверстников, пришлось изрядно потрудиться — интенсивно изучать немецкий в течение года, потом, в течение 2,5 лет пройти курс обучения за 4 года. Рахим был прилежным учеником. Вместе с ним в классе учился и сын последнего бухарского эмира Саида Алимхана — Шохмурад.
Collapse )