September 27th, 2015

Быть беженцем

Быть беженцем. Репортаж из Сербии

Евгений Бабушкин провел с беженцами 72 часа. Пересек с ними Сербию с юга на север, учил их языки, слушал анекдоты и рассказы о пытках. Это история о тех, кто стоит на пороге Европы. И о тех, кто уже европеец, но все равно мечтает сбежать 

 

22 часа. Билет за 15 тысяч

Дорога в Европу стоит дорого, а беженец платит за все втройне. Афганцы добираются за 10 тысяч евро. Сирийцы в среднем за 5 тысяч. Мустафа — программист из сирийского города Латакия — потратил 15. У него прекрасный английский, докторская степень, двое детей, жена на сносях, не хватает пальцев и шрам на лбу. Ради жены он бронирует лучший белградский отель. Он продал дом, чтобы сюда добраться.
— Друг, — говорит Мустафа, — тут семья из Ирака. Видишь того старика? У них ничего нет. Им еще долго ехать, сын живет в Голландии. Помоги собрать с каждого по пять евро. Я даю пятьдесят.
Мы собираем кое-что и кое-как. Даже водитель кряхтит, но достает свои динары.
И старик в бурнусе плачет над охапкой мятых денег.

27 часов. Вечер в Белграде
Белград бомбили 212 раз. Но НАТО точней ИГИЛа, и в городе мало руин. Он местами похож на Милан (но лучше), на Будапешт (но хуже), тут есть ампир, модерн и отличная крепость, совмещенная с баскетбольной площадкой — все-таки сербы настоящие фанаты. На скамейках целуются. На улицах поют. В кафанах — сербских кабаках, где подают посредственное пиво и лучший в мире кофе, — старики рассуждают про жизнь. В том смысле, что идет она себе и не кончается.
Белград хорош. Окраинная, но Европа. А мы типа варвары. Нас выгружают у вокзала. И я прощаюсь с Мустафой. Вызываю такси по-сербски, экономя ему двадцатку. Дороги расходятся. Он не ищет сладкой жизни, просто бежал от войны, и потому ему гарантирована сладкая жизнь в Германии, как рай за мытарства. Мне — вряд ли. Он отправляется в лучший отель. Я — в привокзальный хостел. У него айфон, я — не могу себе позволить. Еще чуть-чуть — и я начну завидовать. Но я смотрю на его шрамы, и Мустафа обнимает меня, а жена его кланяется, насколько позволяет живот. Договорились зафрендиться на фейсбуке.

Сирийские беженцы встали на Кольский путь

«Все больше самолетов из центральных регионов прибывает, имея на борту граждан Сирии,— сообщили “Ъ” в аэропорту Мурманск.— На рейс может приходиться до нескольких десятков человек». На днях в заполярную столицу одним рейсом прилетели сразу 30 сирийцев, рассказал собеседник “Ъ” в аэропорту. Большинство сразу же взяло такси и поехало в сторону российско-норвежской границы. Добираются беженцы до Мурманска и на поездах.
Большинство из них, как выяснил корреспондент “Ъ”, были на родине вполне обеспеченными людьми, поэтому готовы потратиться на рискованную дорогу и переход границы. «До войны у меня и у членов моей семьи была работа,— рассказал “Ъ” сириец Ихаб бен Али.— Теперь приходится искать лучшей доли в Европе». По его словам, через Мурманск ехать в благополучную Северную Европу дешевле и спокойнее, в среднем дорога обходится в $2500. В эту сумму входит билет до Москвы, виза, дорожные расходы и средства на такси или велосипед, чтобы перебраться через границу в Никеле. Если добираться другим путем, через Грецию,— до $18 тыс.
В Никеле, который является для сирийцев конечным пунктом пребывания в России, рады наплыву сирийцев. Часть приезжих готовится к переходу через границу очень тщательно — на некоторое время они снимают в поселке жилье. Довольны и владельцы магазинов, поскольку продают сирийцам продукты и снаряжение, в том числе велосипеды. Велосипед требуется, чтобы пересечь российско-норвежскую границу, которая не оборудована пешеходным переходом. Добраться от российского КПП до норвежского можно только посредством колесного транспорта — например, велосипедом.
«У нас претензий к этим людям нет,— прокомментировал официальный представитель управления пограничной службы ФСБ РФ по Республике Карелия Денис Розолинский.— С российскими визами у них полный порядок, а вот шенгенских виз нет, но это уже заботы норвежских пограничников».
За шенгенские визы сирийцы предлагают большие деньги никельским туркомпаниям, но те помочь иностранцам не могут. Зато свои услуги активно предлагают никельские таксисты, имеющие многократные визы на въезд на норвежскую сторону. В среднем перевозка одного нелегала стоит от $500 до $800. Если норвежские пограничники обнаруживают нелегала, таксист платит штраф, его виза может быть аннулирована, а автомобиль конфискован. Однако таксистов это не останавливает.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2819453