January 10th, 2016

Монгольский ленд-лиз

Оригинал взят у alter_vij в Монгольский ленд-лиз...
Вторая мировая была не только первой на свете войной моторов, но и последней войной кавалерии и лошадей… Лошадь в буквальном смысле слова вытянула на себе ту войну, причём по обе стороны фронта.
Накануне войны на стрелковую дивизию РККА полагалось по штату 3039 лошадей. Но в германском «вермахте» еще больше - по штату в их пехотной дивизии было свыше 6000 (шести тысяч!) лошадей. Всего в «вермахте» к моменту вторжения в СССР использовалось более одного миллиона лошадей, 88% которых находилось в пехотных дивизиях.
В отличие от автомобилей лошади, как тягловая сила, имели тогда целый ряд преимуществ – лучше передвигались по бездорожью и условным дорогам, не зависели от поставок топлива (а это очень большая проблема в военных условиях), могли долгое время обходится подножным кормом, да и сами на худой конец были ещё каким кормом…
В общем мудрый Семён Михалыч Будённый был вполне прав, когда говорил в 30-е годы, что лошадь на войне себя ещё покажет. Тогда, в 40-е годы, на бездорожье Восточной Европы лошадь сыграла свою безальтернативную роль – время массовых гусеничных вездеходов-амфибий пришло куда позже…
Collapse )

Парадоксальная война: Сомали против Эфиопии, 1977 год

http://www.airwar.ru/history/locwar/africa/ogaden/ogaden.html
Это была самая парадоксальная война эпохи противостояния сверхдержав. Потому что "наши" в этой войне летали на американских истребителях и сбивали МИГи, а кубинцы и израильтяне оказались союзниками.
15 октября 1969 года, в Сомали в результате государственного переворота пришёл к власти генерал-майор Мохаммед Сиад Барре провозгласивший строительство в своей стране социализма (но при этом, чудным образом замешанном на законах шариата). Поэтому, неудивительно, что объемы советской помощи с каждым годом нарастали. В 1974 году СССР и Сомали заключили полномасштабный договор о дружбе и сотрудничестве. В стране находилось несколько тысяч советских и кубинских военных советников и специалистов. Начались поставки сомалийскому авиационному корпусу истребителей МиГ-21МФ и "спарок" МиГ-21УМ (всего было заказано 40 самолетов), около десятка бомбардировщиков Ил-28, вертолетов Ми-8 и транспортных самолетов Ан-24. Взамен предоставленной помощи, Москва получила в свое распоряжение ряд стратегических объектов на территории Сомали, в том числе пункт базирования боевых кораблей ВМФ в порту Бербера и ряд военных аэродромов.
Что же касается собственно Огадена, то сомалийцы решили на время отступить и ждать удобного момента, чтобы раз и навсегда решить территориальный спор военной силой. В 1968 году обе стороны даже заключили соглашение о прекращении огня, однако среди сомалийских племен на территории Огадена стали активно действовать отряды Фронта Освобождения Западного Сомали (ФОЗC), получавшие всестороннюю помощь Могадишо. Впрочем официально сомалийцами отрицавшуюся, несмотря на ряд протестов и разоблачений с эфиопской стороны.
До 1974 года оппонент сомалийцев - Эфиопия, считалась верным и традиционным союзником США в Африке. Поэтому эфиопская армия и ВВС были вооружены преимущественно американским оружием. Подготовкой личного состава также занимались американцы. В разное время Эфиопии были поставлены 36 F-86F, 12 F-5A, 2 F-5B, 4 "Canberra B.Mk.52", и некоторые другие виды авиационной техники. Ещё одним важным военным союзником Аддис-Абебы был Израиль.
Однако в 1974 году в результате военного переворота монархический режим императора Хайле-Селасси был свергнут. Власть в стране перешла к Временному военному административному совету во главе с полковником Менгисту Хайле Мариамом. Показательно, что с начала Менгисту Хайле Мариамом вовсе не торопился разорвать традиционные отношения с Вашингтоном. Более того, эфиопы попытались даже увеличить масштабы американской помощи, так как практически сразу после переворота началось восстание в Эритреи и очень скоро повстанцы контролировали значительную часть территории этой провинции. Однако США отнесли к просьбам Эфиопии более чем прохладно, а в адрес новых эфиопских властей посыпались обвинения в нарушении "прав человека" (что было вовсе не удивительно в условиях фактически идущей в стране гражданской войны). Администрация Президента США Джимми Картера начала сворачивать военные поставки даже по уже подписанным контрактам. Так из заказанных ещё в 1973 году 14 истребителей F-5E и 3 учебно-боевых F-5F Эфиопия получила только 8 самолетов F-5E.
Collapse )

"Дело 1/89"

Оригинал взят у spiridonova1906 в "Дело 1/89" (к 25-летию расстрела генерала Арнальдо Очоа).
13.VII.1989 расстрелян "кубинский Тухачевский" - ветеран революции, Герой Республики Куба генерал дивизии Арнальдо Очоа Санчес (1930 - 1989). Одновременно расстреляны ещё трое обвиняемых по "процессу генералов", в т.ч. один из руководителей разведки Антонио де ла Гуардиа.
Очутившийся во II половине 80-х годов в кризисе, режим Кастро нанёс превентивный удар, уничтожил наиболее очевидного потенциального лидера оппозиции. Хотя Очоа не был замечен в оппозиционных настроениях и, как и все репрессированные вместе с ним, отличался личной преданностью братьям Кастро.
Кризис режима был многогранным.Фидель сам под себя подложил социальную бомбу, полтора десятилетия отправляя несколько поколений молодёжи воевать в Африке. Как и наши "афганцы", люди возвращались с войны совсем иными. Участникам долгих современных войн с применением танков и авиации деяния Повстанческой армии 50-х представлялись кукольным театром. Через одну лишь Анголу 300.000, не считая гражданских специалистов. Как мрачно замечали кубинские инженеры в конце 70-х: вас, советских, гонят лишь на картошку, а нас - в Анголу!
 Экономическая политика 70-х - 80-х привела к катастрофической задолженности западным кредиторам и дефолту 1986 года. СЭВ не мог дать Кубе новейшую технику: либо её не было, либо поставки были жёстко расписаны ("экономика дефицита" по Я.Корнаи). Как Чаушеску в Румынии и Герек в Польше, Кастро сделал ставку на модернизацию экономики за счёт импорта с Запада самой передовой техники и технологии. "Расплатимся выручкой от экспорта новых предприятий." Во всех трёх странах подобная экономическая авантюра потерпела крах.
В 1986-87 пришлось делать экономический манёвр, поощрять частную торговлю, рынки.
В весьма напряжённой ситуации удар последовал оттуда, откуда не ждали. В СССР, которому Куба официально подражала во всём, началась перестройка. В конце 80-х советские товарищи поставили вопрос о весьма нерациональном использовании помощи. Часть её просто терялась, оборудование ржавело в портах. Раздражала и перепродажа части поставляемой советскими танкерами нефти (этим Куба по-тихому зарабатывала столь ценную твёрдую валюту).
Collapse )

Загадка смерти Альенде

https://viktorvolsky.wordpress.com/2012/09/09/загадка-смерти-альенде/
“Куба Ностра: государственные тайны Фиделя Кастро” принадлежит перу известного французского журналиста Алена Аммара, специалиста по Латинской Америке вообще и по Кубе в особенности. Книга основана на показаниях двух бывших сотрудников кубинской службы безопасности — Хуана Вивеса и Даниэля Аларкона Рамиреса.
Хуан Вивес — племянник марионеточного “президента” Кубы Освальдо Дортикоса Торрадо, которого в 1983 году, как утверждает Вивес, “принудили покончить с собой”. Племянник Освальдо Дортикоса бежал в Европу четырьмя годами ранее. По его словам, он узнал об обстоятельствах гибели чилийского президента из первых рук – от главного телохранителя Сальвадора Альенде. Беседа состоялась в ноябре 1973 года в баре отеля “Гавана либре”, излюбленном “водопое” сотрудников органов безопасности Кубы.
11 сентября 1973 года. Восставшая армия осаждает президентский дворец “Монеда”. Приближенные Альенде и он сам охвачены паникой. Альенде просит у командира подразделения, готовящегося к штурму дворца, серию кратковременных перемирий, получает их и в конце концов принимает решение прекратить сопротивление. Он мчится по коридору второго этажа с криком “Будем сдаваться”. Оповестив подчиненных о своем намерении, Альенде возвращается в свой кабинет, где его поджидает начальник его личной охраны, сотрудник службы безопасности Кубы Патрисио де ла Гардия…

Collapse )

Не исключено, что версия, изложенная в книге “Куба Ностра”, будет в дальнейшем подтверждена показаниями других кубинских перебежчиков и документами, хранящимися за пределами Кубы. Вивес и Аларкон сообщили, что конце 80-х годов Патрисио де ла Гардия проходил по делу генерал-майора Арнальдо Очоа, репрессированного Фиделем Кастро, которому огромная популярность командующего кубинским экспедиционным корпусом в Африке была как кость в горле.
Все участники процесса, осужденные по сфабрикованным обвинениям, были казнены, но бывший телохранитель президента Чили избежал смертного приговора, отделавшись тридцатилетним тюремным сроком. Как утверждают оба кубинских перебежчика, дальновидный де ла Гардия поместил на хранение в одном из банков Панамы подробное описание некоторых особенно неблаговидных “художеств” кастровского режима, в том числе и убийства Сальвадора Альенде, с наказом опубликовать его в случае своей смерти.
Автор взрывоопасного документа известил о его существовании своего “верховного вождя”. Предупреждение подействовало — Патрисио де ла Гардия спасся от смерти, в то время как его брат Тони и еще два сотрудника разведки были расстреляны вместе с генералом Очоа 13 июля 1989 года.