May 2nd, 2018

О Марксе, кибертариате и классовой борьбе



часть 1 "Краткий обзор взглядов на современный мир с позиций марксизма" https://ljwanderer.livejournal.com/396050.html

часть 2 "О коммодификации ( превращении в товар) и дигитализации ( оцифровки нашей жизни),
о бесплатном труде, социальности и кибертариате"
https://ljwanderer.livejournal.com/396760.html

ИВАН ИВАНОВ ИЗ КОМИ — О СВОЕЙ БОРЬБЕ С НЕФТЕРАЗЛИВАМИ И ОБ ЕЕ ГРАЖДАНСКОЙ И ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ЦЕНЕ

http://www.colta.ru/articles/society/17961
— Как ты впервые столкнулся с нефтеразливами?
— Я полдетства провел с отцом на радиорелейных станциях, которые обеспечивали связь предприятию «Коминефть» и были разбросаны по тайге. Мы очень много времени проводили в лесу, все лето занимали сначала рыбалка, потом ягоды, грибы, охота. Я знал, что в определенных ручьях в определенные годы рыбу лучше не ловить, потому что они загрязнены. Однажды я зимой глотнул из ручья пластовой воды (вода, обычно залегающая рядом с пластами нефти или газа, может быть насыщена соляной, серной и другими ядовитыми кислотами, на поверхность попадает в процессе добычи полезных ископаемых. — Ред.), ручей протекал рядом с местом нефтедобычи. Эта вода очень соленая, с совершенно разными примесями. И как-то я в Пашне (поселок в Сосногорском районе Коми. — Ред.) поймал хариуса, который пах нефтью, кинул его в банку с остальной рыбой, и он испортил ее всю.
Но окончательно я понял, что все очень плохо, когда сам стал в конце 90-х регулярно ходить на охоту. Тогда я узнал, что и леса толком нет, и речек, пригодных для ловли, осталось мало. И я начал задумываться над этими проблемами, понял, что нефть — это зло.
— И уже после того, как ты понял, что нефть — это зло, ты пошел работать в нефтедобывающую компанию, так?
Collapse )

ИВАН ИВАНОВ ИЗ КОМИ — О СВОЕЙ БОРЬБЕ С НЕФТЕРАЗЛИВАМИ... (2)

— И все-таки ты продолжал работать в той же сфере. Как это уживалось с твоим отношением к нефтеразливам?
— Да я все это время боролся, к середине 2000-х был уже матерым бойцом. Эти битвы начались в самом конце 90-х, когда нефтедобытчики физически уничтожили поселок Нефтепечорск — это было как раз перед приходом «Лукойла», когда нефть у нас добывала компания «Тэбукнефть». Главными там были москвичи, всем командовал гендиректор Василий Девятов из компании Urals; он потом слил свои акции «Лукойлу» за какую-то должность. Эти ребята считали, что сделать поселок вахтовым круто, потому что это дешевле, чем поддерживать коммуникации для большого количества отдельных домов. Людям нужны электричество, вода. А тут можно поселить весь народ в пяти общагах. Вахтовики не разводят огородов, не охотятся, на лес им наплевать, по большому счету. Но главное — это отсутствие местной власти, с которой надо договариваться. В Нефтепечорске раньше были прописаны люди, был поселковый совет. Но они тут кого-то переселили, потом начали отключать свет и воду, жителям не давали заключать договоры на электроэнергию, на тех, кто подключался незаконно, заводили уголовные дела. Первым делом уничтожили бани, потом начали сжигать балки (передвижные дома для временного жилья. — Ред.). В самом начале 2000-х появились первые контрольно-пропускные пункты, которые не пропускали к местам нефтедобычи. Охрана компании реально досматривала личные вещи людей, ехавших в свои дома, и вообще беспредельничала. В общем, уничтожение поселка меня как раз озлобило.
Collapse )
http://www.colta.ru/articles/society/17961