May 8th, 2018

Война наяву (1)

https://rg.ru/2009/11/20/medynskiy-poln.html
Кинодокументалист-классик, профессор кафедры операторского мастерства ВГИК, лауреат Ленинской премии Сергей МЕДЫНСКИЙ - о том, как он стал "правой рукой" легендарного Романа Кармена, почему до сих пор не любит анекдоты "про чукчей", с какой деликатной просьбой генсек Брежнев обратился к кинохроникеру  в Тадж-Махале...

- Как вы пришли в кино? С чего все началось?

- До войны я учился в Московском педагогическом, на филфаке. Осенью 41-го вуз эвакуировался, а я остался в столице. В армию меня не брали по зрению, выдали "белый билет". В этом смысле я был безнадежно свободен от воинской обязанности. Кто-то посоветовал мне поработать фотолаборантом в газете "Красная Звезда". А там собрались такие люди - чего только стоил молодой Константин Симонов! Все тогда бредили стихами журналиста-поэта, знали их наизусть. Меня в какой-то момент привлекли такие вот строки:
Я много жил в гостиницах, слезал на дальних станциях.
Что впереди раскинется, все позади останется.

Подумалось: надо же, какой все-таки счастливый Симонов человек - все время в пути, в дороге. А ведь это новые люди, пространства, ситуации - словом, интересная жизнь. Правда, тогда поэт все больше мотался по разным фронтам, случалось, сам ходил в атаку - и не только с "лейкой и блокнотом"...
Мне было 20 лет, а Константину Симонову 25 - общались друг с другом мы запросто. Правда, Симонов уже тогда был мудрецом, властителем дум, человеком, который выражал мысли и чувства всего народа. А кто я по сравнению с ним - сосунок недозрелый, амеба... 1941-42 годы - время суровое, трагическое, ситуация на фронте тяжелейшая. Наши войска отступали, часто в беспорядке, то и дело попадали в окружение. Добывать материал для газеты нередко приходилось с риском для жизни. Симонов рассказывал, что ему не раз приходилось видеть панику. Беженцы на дорогах, отступающие солдаты, неразбериха, бесконечные бомбежки - такие сюжеты были доступны практически любому журналисту. Но вот попасть в дивизию, полк, батальон или роту, которая на смерть стоит и дерется - для этого требовалось пробраться не на мнимый, а на действительный передний край. И это было не так-то просто, и не всем удавалось, и многие на этом сложили головы...
Конечно, общаясь с таким человеком и подобными ему журналистами и писателями, я не мог всю войну просидеть в комнате с красным фонарем. Однажды исхитрился, уговорил одного военного, да и рванул вместе с ним на фронт. Так и стал воевать.
Collapse )

Война наяву (2)

- Дамир Вятич-Бережных был такой, в последствии совсем неплохой режиссер.Он на режиссерском факультете учился, а я - на операторском.Так вот, его сам легендарный Бурденко с того света вытащил. Дамир рассказывал: "Серега, не поверишь: если б не Николай Нилович, быть мне в покойниках - так и пал бы смертью храбрых".Я удивился: кем же ты был на войне-то - маршалом, что ли? Бурденко - это ж светило, великий хирург, кого попало не оперировал...
Да нет, говорит, я служил в обычных войсках - лейтенант-бронебойщик был.Ранили меня в живот, кишки наружу. Развороченным кое-как донесли до медсанбата, завернули в шинель, да и бросили в коридоре, на соломке помирать.И вот лежу, в сознании - на душе хреново.
А тут Бурденко из Москвы прилетел оперировать каких-то двух генералов, причем их с передовой еще не доставили. Увидел меня на полу, спрашивает: а это что валяется? А тамошний хирург ему: да вот, мол, надежды нет никакой... "Как это нет? - возмутился светило. - А ну-ка быстро его на операционный стол!" Он сам прооперировал Дамира и мало того - потом на своем самолете доставил в Москву. А с врача, который записал бойца в безнадежные, сорвал погоны и отправил санинструктором на передовую. Я был ошарашен таким рассказом: да это же чудо! "Чудо, Серега", - согласился Дамир.

Collapse )

Михаил Цейтин

https://www.kp.by/daily/24454.3/616771/
Михаил Цейтин (1920-2018) был мастером спорта по акробатике, заслуженным тренером СССР и Беларуси.Он до последнего дня преподавал на кафедре гимнастики Бегосуниверситета физической культуры


Когда мальчику Мише было шесть лет, в Горки, где он родился, приехала бродячая цирковая труппа. Активный ребенок постоянно скакал вокруг цирковых артистов.Его гибкость и ловкость тут же заметили и предложили поехать вместе с ними.В семье помимо него было семеро детей, несколько лет назад умер папа…. И мальчик отправился с бродячим цирком на гастроли.Пять лет цирковой жизни, учеба по месяцу в разных школах.Цирковая карьера закончились травмой позвоночника во время одного из выступлений.Так Мише пришлось вернуться домой,но акробатика стала делом его жизни. Спустя сорок лет он разработает методику укрепления вестибулярного аппарата для космонавтов и выведет в чемпионы СССР минское «Динамо».Я почему-то была уверена, что секрет его долгой жизни - утренние пробежки, закаливание и «как можно больше овощей и фруктов».По крайней мере так пишут во всех книгах о здоровье.
- Я ведь зарядку никогда не делаю, - слегка ошарашивает меня Михаил Ильич. - Зачем? Я и так много двигаюсь на занятиях. Утро у меня начинается с чашки кофе. Пью и еду на работу. Я не могу не работать!И никогда не признавал никакой диеты! Я ем то, что мне хочется, и тогда, когда хочется. Бывало, проснусь в два часа ночи, съедаю граммов двести сала и ложусь спать.Когда оглядываешься назад, понимаешь, что все эти модные веяния и диеты полная ерунда.Уже раз 15 говорили, что сало то вредно, то полезно.Яйца то вредны, то полезны.Чепуха это все. Надо кушать то, что хочется.

«Врач хотел ампутировать ногу»
Collapse )

Михаил Цейтин (2)

— Военные фильмы?
— Стараюсь их не смотреть. Об этом страшном времени лучше вспоминать как можно меньше. А спорт, кстати, и на войне играл роль. Когда на фронте в минуты затишья о нем заходил разговор — и уж тем более о футболе, — все сразу делались родными! Кстати, я ведь воочию видел и матч сборной Минска со сборной Басконии в 1937 году. Проиграли мы 1:6. Очень впечатлил один момент: баски головами провели мяч в воздухе почти от ворот до ворот — и забили!

— Воздух — ваша стихия: в войну были летчиком и начальником парашютно-десантной службы.
— Да. Как-то на высоте 2800 метров вылезал на крыло самолета и подпиливал трос на территории противника. А я уже к тому моменту сбросил 250-килограммовую бомбу. Пилот вел самолет, я же был стрелком-радистом. И еще — штурманом. Ну, полез, пилил... В общем, все обошлось. А в 1943 году англичане прислали на испытание приспособление для прыжка без парашюта — проблему агентурных прыжков пытались решить и так. Попало это дело к нам в первую воздушную армию. И меня как спортсмена сразу вперед — давай пробуй. Из самолета выбрасывалась брезентовая катушка — 26 метров в длину и два в ширину. Она раскатывалась в воздухе, а самолет опускался на бреющий полет. И вот выхожу на плоскость из кабины и делаю кувырок вперед по этой дорожке. А пока качусь, дальняя часть полотна опускается на метра полтора от земли — и я просто на нее скатываюсь. А чтобы дорожка держалась, в конце нее был конверт, куда набивался воздух. Но потом ее все равно отменили. На полигоне-то нормально, а в боевых условиях стоит конверту зацепиться за пенек — и все, самолет гробится...

Collapse )
Читать полностью: https://www.pressball.by/articles/author/others/89313

Тило Саррацин: "Германия — корабль, идущий ко дну"

Критик миграционной политики, автор скандально известной книги ”Германия. Самоликвидация” Тило Саррацин уверен в необходимости ужесточения миграционной политики, так как иммигранты-мусульмане с каждым новым поколением все хуже приспосабливаются к условиям страны проживания, пишет Eesti Päevaleht.
Ваша книга ”Германия. Самоликвидация” (дата выхода — 2010 год, на эстонском языке — 2013 год) два года возглавляла в Германии рейтинги продаж. Произошедшие год назад случаи сексуального насилия в Кёльне и появление в рядах германских политических сил "Альтернативы для Германии", похоже, подтверждают высказанные вами опасения по поводу культурного конфликта. Однако, как бы вы объяснили тот факт, что, несмотря на то, что во многих городах Европы с мусульманским населением наблюдаются такие же проблемы (как в образовании, трудовой занятости, так и в признании демократических ценностей), ни одна скандинавская страна до сих пор не перевела вашу книгу? Не опубликована она и в Великобритании.
 Англичане традиционно не заинтересованы в том, что происходит в Германии. Английский читатель интересуется, в основном, англо-саксонскими темами. Зато в Швеции с иммигрантами-мусульманами прослеживаются те же тенденции, что и в Германии. Думаю, причина кроется в политкорректности.

В какой момент для общественного мнения Германии стало приемлемым задаться вопросом, почему гастарбайтеры из арабских стран и Турции ведут себя по-другому, нежели новоприбывшие из Греции, Польши, России и Кореи?
Общественному мнению Германии до сих пор больно смириться с этими фактами. /…/ Должен вам сказать, что большую часть своей жизни я не обращал никакого внимания на приближающийся конфликт культур. Как банкир Немецкого федерального банка я верил в то, что условия создают сами люди. Верил в то, что рыночная экономика и демократия дадут каждому равные возможности для развития и что адаптация иммигрантов в Германии займет одно-два поколения. Поскольку все казалось таким ясным, я не слишком об этом задумывался. Но моя соседка — дама, работавшая в школе при местном заводе Opel и обучавшая многих учеников из Марокко — становилась все более несчастной из-за своей работы и жаловалась на длинные рабочие дни, и я стал уделять этой теме больше внимания. Она преподавала и первому, и второму поколению марокканцев, на подходе было и третье, так как женщины из Северной Африки рожают рано. У них не было никакого академического сдвига! Наоборот, в классе становилось все больше платков и все меньше знаний. /…/
В то время я был сенатором Берлина по финансовым вопросам и поэтому должен был следить за тем, куда идут выделенные на интеграцию средства. На обучение, социальные дома и оказание услуг по здравоохранению для приезжих уходили баснословные суммы. В 2003 году я заинтересовался тестами PISA и выяснил, что проживающие в Германии турецкие дети показывают почти такие же результаты, что и проживающие в Турецкой Республике. Результаты русских и польских детей были либо практически идентичные, либо полностью идентичные результатам немецких детей. Русские в России были на том же уровне, что русские в Германии, несмотря на разные школьные системы. Так что дело кроется в особенностях культуры, в семейных установках в разных странах. /…/
Collapse )
Читать далее: https://ru.delfi.lt/abroad/global/kritik-migracionnoj-politiki-tilo-sarracin-germaniya-korabl-iduschij-ko-dnu.d?id=73206194