June 24th, 2018

Дневники М.М.Пришвина

9 Июля 1941. (17-й день.)

Знойно-безоблачные дни. Рожь начинает стеблем светлеть, цветущий легкий колос все еще тянется вверх, но от ветра уже начали ходить волны...
N. сказал: - Патриотизм! да ведь это же шкурный интерес масс, их кровные родовые интересы, - что тут хорошего? - Нет, это не только кровные интересы, тут на помощь им приходят бессмертные мертвецы. Пушкин с нами! Преподобный Сергий Радонежский, святой Серафим. Вся родина участвует в борьбе, все мы. - Но ведь и у тех, у немцев вся родина, и у англичан вся родина с Шекспиром. Как же понять эту борьбу? - Как Суд Божий. Мы сделаем все, чтобы победить. - Хорошо, но лучшее, то, что побеждает, победив, ложится в могилу: Пушкин, Шекспир, Гете и лучшие юноши из живых, а те, худшие, мерзостные существа, «эвакуированные» на время войны, появляются и пожинают плоды победы. - Вот против этого идет фашизм с «лучшей расой» и коммунизм с идеалом труженика. Обе идеи в борьбе уничтожат друг друга, и восторжествует еврейский капитал... (Чепуха!)

Тревога идет к нам из Москвы и несмотря на относительно утешительную сводку постепенно охватывает всех, и все только и думают, куда бы им убежать.

Подлость не ветер, она веет сквозь леса, не шевельнув ни листиком, ни былинкой. Все началось так благопристойно под предлогом эвакуации государственных ценностей, а потом с этими ценностями стали утекать и те, кто самих себя считает за ценность, и пошло, и пошло, и до нас докатилась эта волна, и каждый, не изменяя наружному спокойствию, затрясся внутри себя, как осиновый лист.

Collapse )

Источник: http://prishvin.lit-info.ru/prishvin/dnevniki/dnevniki-otdelno/1941-stranica-5.htm

Дневники М.М.Пришвина (2)

10 Ноября. Речь Сталина (давно бы) произвела огромное впечатление и создала на Болоте важный переворот мнений, напр., Павел (этот Павел!) стал утверждать, что Москву немцам взять невозможно, что сопротивление немцам будет продолжаться до нашей победы, что вообще «победа будет за нами».
Так это все во вне, а внутри у каждого в душе мелкий собственник, ожидающий тем или другим путем избавления от коммунизма. Каждый из них судит мировые события по совести и правде, веруя в то, что совесть и правда для всего мира едины и неопровержимы.
Каждый из них, как у Пушкина Евгений, стоит перед Медным Всадником со своей Правдой и совестью, как любой искусный ремесленник перед штампованным производством фабрики.
Похоже, что и у немцев то же отношение к правде и совести, только Гитлер это угадал в своем народе и ввел в свою систему, противопоставляя ее спекулятивному капиталу. Так система с начинкой мелкой собственности противопоставилась системе советской союза <вымарано: без всякой начинки> и системе демократического империализма Америки при господстве крупных капиталистов. И во всей этой сложной борьбе чувствуешь, ощущаешь как два фермента - это: 1) национ. человек с его совестью и правдой и ограниченным кругом зрения и 2) человек интернационала социалистического и капиталистического с широким горизонтом. (Еврей у нас потому успевает и потому кажется талантливей русского, что он шире кругозором, чем национ. человек с его правдой и совестью.)
Раньше в России простой человек говорил только по правде и совести, теперь он стал двойным, одно - для себя, другое -для общества. Но из этого вовсе не следует утверждение прежнего как лучшего, оно может быть таким лишь в том случае, если тот строй жизни способен к возрождению, т. е. что, напр., ремесленный строй может заменить машинный в том смысле, [что] не машина будет диктовать людям их нравственный и бытовой строй жизни, а личность.
Collapse )

Источник: http://prishvin.lit-info.ru/prishvin/dnevniki/dnevniki-otdelno/1941-stranica-9.htm

Дневники М.М.Пришвина (3)

11 Февраля 1946. Переживается суровая речь Сталина: и после такой-то войны, таких-то страданий, такой победы все те же пятилетки, все те же колхозы и гонка вооружения (в намеке на умножение научных институтов).Ни одного ласкового слова хотя бы для детей... Но видно по детям («Кирюша празднует»), что им и не нужно слов, радость жизни у них включена в самую жизнь (Кирюша наверху топает так, что штукатурка падает).Не им это, а нам, старикам, хочется ласкового слова, именно слова, а не пряника из ширпотреба.
Милые старички! выкиньте из головы это баловство, вспомните отцов, добровольно уходивших в суровую пустыню, молитвами которых вы и теперь существуете.Вот она! сама пустыня пришла к вам, станьте босыми ногами, голыми коленками на камень и терпите, закаляя кость на камне и дух свой в душе. Разве это не в вашей воле?
Сущность этой критики, этого ворчанья действительно состоит в потребности ласкового слова, утешения.До того критиковали своих, что ждали от немцев ласкового слова.Показал бы немец! – Ясно? – Нет, опять хочется ласкового слова. – Забудь это, вспомни грех свой – и на камушек!

[A. M. Коноплянцеву]

– Ты, мой друг, не смущайся тем, что в душе ждал немца, а тебе потом дали медаль за доблестный труд по борьбе с ним. Тот же воображаемый тобой немец ничего общего не имел с действительным: твой немец был просто именем свойственного человеку идеала разумного порядка или просто добра.
Ты не один – миллионы людей, презирая ведущих начальников, не понимая лозунгов их политики, делали лучшее только потому, что во всякое время, на всяком месте стремились к нему. И сколько мальчиков из крестьян, втайне желая прихода «немца» (лучшего), шли на войну и там, узнавая действительного немца, отдавали жизнь свою за борьбу с ним за родину (истинное свое лучшее).

Collapse )
Источник: http://prishvin.lit-info.ru/prishvin/dnevniki/dnevniki-otdelno/1946-stranica-2.htm

Из истории коррупции в советском ВПК

В настоящее время регулярные сообщения о коррупции, в том числе и в сфере отечественного ВПК, вряд ли кого-то могут удивить. Вместе с тем автору приходилось сталкиваться с устойчивой точкой зрения, что в советское время, а тем более в годы сталинских репрессий 1930-х годов, подобное было просто немыслимо.
Между тем именно в то самое время можно отметить наличие значительного количества бесполезных работ, на которые совершенно напрасно тратились огромные государственные средства; жесткую конкурентную борьбу между изобретателями с использованием всех средств давления друг на друга; существование в СССР коррупции и кланов в сфере промышленности, что приводило к оттеснению на задний план работ не входящих в этот клан конструкторов и изобретателей и выдвижению проектов (причем не всегда достойных) «своих» людей, а также межведомственные противоречия и столкновения между разными кланами, жертвами которых становилась проигравшая сторона и стоявшие за ней люди.
Еще в 2000 году А.М. Демидов, один из участников Исторических чтений на Лубянке, которые были посвящены работе отечественных спецслужб накануне и в годы Великой Отечественной войны, коснулся темы коррупции в советском партийно-хозяйственном управленческом аппарате. Он, в частности, отмечал следующее: «В рассматриваемый период органам госбезопасности приходилось подключаться и к преодолению узковедомственных интересов и местничества. Нередко оперативные работники вскрывали факты приписок и очковтирательства, к которым с молчаливого согласия руководителей наркоматов и военпредов прибегала администрация заводов, “чтобы скрыть развал работы и позорные итоги”. Вскрывалась также практика выполнения производственных программ в стоимостном выражении, т.е. умышленное удорожание продукции. Некоторые директора, располагая связями в наркоматах, добивались необоснованного занижения планов» [1]. Автор указывал на одно важное обстоятельство: «На деле, однако, одержать верх над этими “носителями извращений” было не так-то просто. Круговая порука среди них оказывалась порой настолько мощной, что борьба с должностными преступлениями была практически парализованной, а усилия повлиять на обстановку сводились на нет и почти полностью исчерпывались информированием партийных инстанций, функционеры которых зачастую сами допускали такие же злоупотребления» [2].

Collapse )
http://gefter.ru/archive/16912