July 4th, 2018

Политический миф: как базовые архетипы стали оружием манипуляции

Из всех возможных сюжетов, которые выстраиваются вокруг базовых архетипов, французский исследователь  Рауль Жирарде выделил четыре основных: о Заговоре, Золотом веке, Герое-спасителе и Единстве (5).
Миф о Заговоре популяризирует идею о врагах народа, скрытые действия которых обязательно направлены на завоевание, истребление общества и государства.
Миф о Золотом веке либо призывает вернуться к светлому прошлому, где была свобода, равенство и братство, или зовет в светлое будущее, воспринимая национальную историю лишь как подготовительный этап для наступления этого идеального будущего.
Миф о Герое-спасителе наделяет культурного героя харизматическими качествами, обязательны в списке — дар пророка, непревзойденный талант полководца-воина, высокие моральные качества. То, насколько мифологизирован современный политический лидер, можно понять, проанализировав его биографические произведения. В них выделяются именно те элементы, наличие которых необходимо для вождя масс.
Миф о Единстве основан на дихотомии друзья-враги, свои-чужие, мы-они. Именно «они» являются причиной всех невзгод. Основным психологическим механизмом для ощущения масс в категории «свои» является механизм персонификации лидера — культ личности. Имя же занимает равное другим культам место — специфика мифологических текстов такова, что мифы без имен практически не существуют.

https://monocler.ru/politicheskiy-mif-kak-bazovyie-arhetipyi-stali-oruzhiem-manipulyatsii/

Неудобные истоки

В мае 2006 г. нашу столицу посетил известный историк Мануэль Саркисянц. Интервью ученого АПН и лекция в МГУ, в которой он рассказал о своих взглядах на корни немецкого (как предпочитает говорить сам Саркисянц, «австро-баварского») расизма, вызвали живой отклик у наших читателей. Узнав о большом интересе в России к проблематике его книги ««Английские корни немецкого фашизма», Саркисянц предложил нашему изданию рассказ о реакции в Британии и Германии на его исследование, о тех проблемах, которые возникли у него в связи с публикацией монографии.
***
Мое обращение к теме английских корней нацизма было обусловлено сначала политикой Великобритании по отношению к республиканской Испании в 1936–1939 годах, а потом соотнесением британской «демократической» радиопропаганды к английской практике в оккупированном Иране в 1941–45 гг. Когда я высказывал эти мысли в Нью-Йорке, то они «опровергались» на основании их эмоционального выражения (то, что выражается «эмоционально», мол, не может быть рационально).В 1947 г. мне говорилось, что такие мысли об английском империализме стали уже моей «идеей фикс» — и мне следует обратиться к психиатру…Тогда я начал собирать документальные материалы для этой работы, думая, что она могла бы стать моей первой книгой.Если вышло бы так, моя научная карьера кончилась бы еще до ее начала.Уже в 1950 (или 1951 году) немецкий профессор в Чикаго предупредил меня, что никакое германское издательство не посмеет публиковать книгу на такую тему. (Это не относилось к советской части Германии).Самое удивительное, что за полвека никто другой не принялся разрабатывать всю эту тематику, обращение к которой само собой напрашивается при самом поверхностном знакомстве с событиями.Если кто и обращал внимание на некоторые аспекты данной темы, то это были как раз отдельные британские историки.

Collapse )

https://www.apn.ru/publications/article10491.htm

Интервью историка Мануэля Саркисянца

- Круг ваших интересов чрезвычайно широк - от России до Индонезии. Как это объяснить?
- Широк лишь географический охват.На самом деле меня интересует только одна тема: крестьянские милленаристские движения (от латинского millenium - "тысячелетие"; милленаризм - учение о "тысячелетнем царстве", согласно которому сатана будет скован, а святые мученики будут царствовать вместе с Христом, в награду за свою святость став участниками "первого воскресения", как это было обещано в Апокалипсисе. - Ред.),где бы и когда бы они ни возникали: в Китае, в России, в Бирме, в Перу.В теологии это называется хилиазмом.Ожидание близкого конца света и попытка воплотить мечту о Царстве Божием на Земле.Мне интересны политические мифы.Из них интереснее всего тот, что держится дольше всего: миф о совершенном обществе.В Перу до сих пор можно стать сенатором, пропагандируя совершенное государство инков, существовавшее в XVI веке до прихода испанцев.
Скажем, у меня есть книга об индейском хилиасте - "Фелипе Каррильо - "красный" апостол майя". "Красный" в кавычках, он, скорее, зеленый, что-то вроде Нестора Махно.Не анархист, нет.Можно ли, например, Антонова, руководителя крестьянского восстания в Тамбовской губернии в 1921 году, назвать анархистом?Скорее - эсером (кем Антонов, кстати, и был).Эта книга переводится сейчас на язык индейцев майя.Правда, у нее вряд ли найдутся читатели: современные майя если и читают, то по-испански.Меня мало интересуют прагматические общества, вроде англосаксонских.Я жил в США с 1946 по 1956 год.В этом прагматическом обществе я не смог напечатать свою первую книжку "Россия и мессианизм Востока" - ее напечатали в Германии, в Гейдельберге, и как только напечатали, так меня сразу из США "импортировали" в Германию.
Американцам не хватает того, что Мигель де Унамуно называл "трагическое чувство жизни".Это чувство гораздо дальше от самодовольных, самодостаточных американцев, чем все марксизмы вместе взятые.Вот у немецких романтиков и русских славянофилов было настоящее трагическое чувство жизни.Мне повезло: в 50-е годы в Гейдельберге я еще успел встретить последних неоромантиков.Замечу, что в России после десятилетий господства прагматического марксизма трудно будет прижиться настоящему романтическому мироощущению.
Collapse )

http://expert.ru/northwest/2003/22/22no-scultur_51381/

Саморазрушение мессианизма России и ее омещанивание

Ленинизм во многом черпал свои силы из описанных выше духовных течений России.Гегемония же марксизма означала ликвидацию духовных источников революции.Именно в результате этой гегемонии произошло омещанивание России (в герценовском понимании этого слова); и процесс этот был решающим образом ускорен с приходом к власти Сталина.
Накануне Великой отечественной войны процесс омещанивания России был уже практически завершен.Тот факт, что советские войны шли в бой не под знаменем мировой революции, т. е. революционного хилиазма,а под лозунгом защиты отечества, тот факт, что сталинский режим искал религиозную опору как раз в той церковности, которая всегда стояла на службе сильных мира сего, показывает, насколько истощились духовные источники большевизма.
При Сталине от воинствующих безбожников ожидали вовсе не новой веры в избавление угнетенных мира сего, а чистоты жилищ, украшенных цветами, борьбы с пьянством и картежничеством{1084} (требования, сходные с теми, что выдвигались англосаксонской церковью с ее практической деловитостью): «Безбожник должен бороться за детские сады… за столовые, стиральные машины… должен стоять на самом передовом фронте в борьбе за экономическое восстановление городской жизни»{1085}.Одна из главных задач советского движения безбожников состояла в том, чтобы покончить с церковными праздниками, отрывавшими рабочих от производства{1086}.Таким образом, это движение было призвано способствовать росту материального благополучия и производства, т. е. следовать по пути, уже пройденному американцами.Именно их собиралась «догнать и перегнать» советская Россия.В результате, одним из итогов победы марксизма в России стало ее развитие в сторону, указанную США.А для американцев одной из самых непререкаемых ценностей является средний класс.
Марксизм привел к победе мещанского мировоззрения в России. Не подлежит сомнению тот факт, что при советской власти дух буржуазности развился гораздо сильнее, чем до нее.
Collapse )
http://www.redov.ru/istorija/rossija_i_messianizm_k_russkoi_idee_n_a_berdjaeva/p2.php#metkadoc19