October 15th, 2020

Как работников МАЗа уговаривали подписать нужный протокол на выборах

— Такие цифры завышенные, Николаевич, — говорит председателю еще один член комиссии.
— Я допускаю, даже 20% согласна, как всегда, — продолжает лидер профсоюза.
— Викторовна, не подписываешь? — уточняет у нее Усачев.
— Я не могу, — говорит она.
— Ну что я буду здесь торговаться? — возмущается председатель. — Или подписываете, или не подписываете. Я сейчас тогда докладываю генеральному (директору завода. — Прим. TUT.BY) состояние по выборам, вот и всё. Как хотите. Я не пугаю, но должен доложить реальную обстановку. Марина?
— Я не смогу в глаза смотреть, — отвечает Усачеву женщина.
— Степанович? — спрашивает он еще у одного члена комиссии.
— То же самое, — отвечает Степанович.
— То есть никто не подписывает?
— Сейчас так везде будет, это же не только у нас на участке, — предполагает один из членов комиссии.

— Сделайте процентов пять разницу (между основными кандидатами. — Прим. TUT.BY), но не такую гигантскую, — предлагает другой член комиссии.
— Нет, так мы все возмущены, так а что толку? — слышится женский голос.
— А без нас смогут принять? — спрашивает мужчина.
— Без нас — точно, — отвечает ему председатель комиссии. — И завод будет работать, это точно.
— На фига пугать? — слышится мужской голос.
— Так и будет. Цифры будут в любом случае. Не мы, так районная комиссия, — объясняет председатель участковой комиссии.
— Будут так будут. Лично я такие цифры тоже не подпишу, извините, — говорит еще один член комиссии. — Даже пускай увольняют, хрен с ним, продам я эту машину, и…
— Менять цифры нам никто не даст, к сожалению, — продолжает настаивать председатель комиссии.
— Выше сделают так, как им надо. А мы своими руками загребаем, — слышится возмущение.
— Марина, ты, может быть, хочешь быть уволена, а если меня уволят, нигде на работу не возьмут, — говорит ей другой член комиссии. — Вот тогда мы будем рассказывать кому-то. Я понимаю, когда человеку 60 лет…
— Можно не повышать на меня голос? — просит Марина.
— Я не повышаю голос, — отвечает ей коллега.
— Ребята, я с вами особо церемониться не буду, — продолжает председатель комиссии. — Кто-то меня за язык дернул сказать (руководству. — Прим. TUT.BY), что комиссия работает дружно, слаженно и все будет хорошо. Зря я это сказал.
— Мы не ожидали, что будут такие цифры, — говорит Галина Викторовна.
— Я тоже. Так никто не ожидал. Я в шоке, думала, будут идти на одном уровне, — заявляет другая член комиссии.
— Ребята, подумайте, все равно это будет, но просто последствия будут плохими для нас, — уговаривает председатель. Поэтому я считаю, что надо подписать (протокол. — Прим. TUT.BY). Лучше от этого будет или хуже, не знаю. Зато будет как-то спокойно в республике. Да, может, где-то себя пересилить, но подписать. Просто найдем приключение на одно место.
Читать полностью: https://news.tut.by/society/704206.html

Волонтеры #BYCOVID19 не будут помогать медикам во вторую волну

— На мой взгляд, государство легкомысленно к этому подошло, и это меня удивляет. В конце сентября — начале октября нам начали поступать сообщения от некоторых медиков, что их больницы не обеспечены средствами защиты в должной мере. Они жалуются, что оказались ровно в такой же ситуации, как весной. А иногда и хуже: например, больницу не перепрофилируют, но при этом медики работают c инфицированными больными.
— То есть ваша помощь по-прежнему нужна?
— Да, но мы с Андреем Стрижаком (второй координатор инициативы) оказались не в Беларуси. Сейчас возрождать или создавать волонтерскую инициативу может быть опасно. Даже в мирные времена нас активно пытались противопоставлять государству. Отчасти это противопоставление и было: мы выполняли функции, которые не мог тогда выполнить Минздрав. В нынешней политической ситуации любая попытка даже формально себя противопоставить государству будет вести к жесткому подавлению, любая инициатива подвергается большему риску, чем это было весной.
Кроме того, ситуация со средствами индивидуальной защиты на белорусском рынке значительно улучшилась. А это то, на чем инициатива концентрировалась в первую очередь.
— Сейчас не то, что было весной, когда в условиях закрытых границ, закрытых рынков невозможно было ничего купить, приходилось заниматься закупкой из-за рубежа, сложной логистикой. Сейчас все в свободной продаже, даже появилось собственное производство респираторов.
— Но медики вам продолжают писать.
— Фактически нехватка средств защиты — это история финансовая. Если что-то не могут закупить, это вопрос нерационального распределения бюджета между Минздравом и другими структурами. Мы видим, какие огромные деньги тратятся на силовиков, на разгон мирных акций протеста. Это такие приоритеты.
Андрей говорит, что к посту инициативы подписчики отнеслись с пониманием, хоть многие медики и восприняли информацию с разочарованием.
— Но и они осознают, что в нынешних условиях невозможно работать так, как это было весной.

Читать полностью: https://health.tut.by/news/medical_news/703932.html
  • ngyuen

Китаизация

Забавная и вместе с тем не очень  карикатура — Си Цзиньпин держит ведро с надписью «китаизация» в одной руке, а в другой держит кисть  и мажет кореянку приговаривая: «и тебя». За спиной у кореянки стоят уже «замазанные» монгол, тибетец и уйгур. 

Автор - известный политический карикатурист Ван Лимин, проживает в США. Ну а где ему еще проживать с такими картинками? 

Откуда берутся и куда деваются «народные начальники»

«В Советском Союзе и в России до 1993 года депутаты официально назывались народными. Это был формальный советский термин, который после распада СССР время от времени пытались обыгрывать, а в эпоху перестройки он стал обретать живой смысл как элемент пропаганды»,— считает господин Кынев. Неслучайно главным в президентской кампании Бориса Ельцина в 1991 году был лозунг «Народного депутата — в народные президенты!», отмечает эксперт. Позже этот термин был забыт, но реанимирован в 2014 году, когда Россия присоединяла Крым, напоминает господин Кынев: «Алексея Чалого тогда в мэры Севастополя никто не выбирал, власть формировалась на митингах. Так, к примеру, происходит в странах третьего мира, когда какие-то силы захватывают власть и ни о какой легитимности речи быть не может. В 2014 году эвфемизм "народный" стали использовать как пропагандистский трюк, чтобы задрапировать нелегитимность процедуры, и та же история происходила в ЛНР и ДНР».
По мнению эксперта, история с Сергеем Фургалом — это возвращение к тому, с чего все начиналось: «Акцент делается на народной поддержке, на том, что он не просто избран, как многие другие, а избран по-настоящему, то есть за ним стоит реальная поддержка». И как раз на таких «народных» представителей власти как на результат демократизации политического процесса запрос в России есть, считает господин Кынев.
Collapse )