October 24th, 2020

С Лилии Власовой сняты все ограничения

23 октября отменен домашний арест в отношении юриста и медиатора Лилии Власовой, которая на прошлой неделе была освобождена из СИЗО. Как сообщил TUT.BY ее супруг, с Лилии сняты все ограничения, следствие пришло к выводу, что нет необходимости устанавливать иную меру пресечения. Это значит, что Лилия Владимировна может свободно передвигаться, общаться с родными, коллегами и друзьями. В ближайшее время она будет решать проблемы со здоровьем, которое подорвала за время нахождения в изоляторе.
— Мы сами не можем осознать, что это произошло, — говорит супруг Лилии Власовой Владимир Искорцев на вопрос, как они восприняли решение следствия об отмене домашнего ареста. — Полтора месяца нахождения в СИЗО показали, что надежды питать не приходиться, но все-таки разум победил. Надеемся, что он победит и в отношении других задержанных.
На вопрос о самочувствии супруги Владимир Сергеевич уточнил: «чувствуется, где она была», в ближайшее время Лилия Владимировна будет восстанавливаться.

Лилии Власовой 67 лет, в профессиональном сообществе о ней говорят, что «она — юрист номер один». В 90-х ушла с преподавательской работы в БГУ и основала одну из первых юридических практик в стране. Она же стояла у истоков развития медиации в Беларуси. Многие именитые юристы, адвокаты и медиаторы — ее ученики. Несколько лет назад Власова вошла в список самых известных и влиятельных женщин Беларуси. Долгие годы Лилия Владимировна была председателем Белорусского общественного объединения юристов-хозяйственников, а также возглавляла правление международной общественной организации «SOS — Детские деревни». Последние десять лет Лилия занимается медиацией, то есть помогает мирным путем решать конфликты и споры.
Лилия Владимировна вошла в президиум Координационного совета. По ее словам, это было предложение от юристов, которые давно знают ее как специалиста по урегулированию конфликтов — как ситуации с бизнесом, так и в ситуации с госорганами.

Collapse )
l
  • labas

шваб

Готтлоб Бергер был одним из высших функционеров СС (начальник главного управления СС) и заодно восточного министерства (заместитель Розенберга). Он не попал на главный нюрнбергский процесс, но на одном из последующих (по так называемом "Делу Вильгельмштрассе") в апреле 1949 г. был приговорен к 25 годам заключения. Уже в начале 1951 г. его срок был сокращен до 10 лет, а в конце 1951 г. Бергер вышел на свободу.

Известную роль в его освобождении сыграли два американских генерала: Артур Ванаман и Делмар Спайви. Оба во время войны попали в немецкий плен и таким образом на попечение Бергера, который в конце войны вдобавок ко всем своим должностям был назначен еще и генеральным инспектором по делам военнопленных. В конце марта 1945 г. Бергер послал Ванамана и Спайви через Швейцарию во Францию c тайной миссией: договориться с союзниками о совместных действиях против русских, чтобы остановить тех на Одере. Бергер обещал, что в случае согласия высокопоставленные немецкие офицеры устранят Гитлера, Гиммлера, Бормана и других безумцев, после чего ничто не должно препятствовать честному сотрудничеству. Хотя предложение Бергера не было принято союзниками всерьез, Ванаман и Спайви считали себя обязанными Бергеру, который спас их жизни, и после войны, вернувшись на службу в американскую армию, многократно свидетельствовали в его защиту.

Но это только первая половина истории. Еще любопытнее, что и советская сторона не проявляла по отношению к Бергеру никакой кровожадности. Уже в начале 1955 года Бергер был лично приглашен генерал-фельдмаршалом Фридрихом Паулюсом в Восточный Берлин на встречу немецких ветеранов войны. За три последующих года Бергер около десяти раз посещал Восточный Берлин, провел три дня в Лейпциге и однажды даже ездил в советскую ставку в Карлсхорсте, где беседовал с высокопоставленным русским офицером. Фактически советская сторона завербовала Бергера, ему был присвоен оперативный псевдоним "Шваб", по мнению самого Бергера, идиотский, так как всем было известно, что он действительно родом из Швабии. Это, впрочем, не мешало Бергеру подписывать расписки за предоставляемые ему ассигнования Швабом. В 1957 г. Бергера решили использовать для нащупывания подходов к Степану Бандере (именно Бергер освободил его осенью 1944 г. из концлагеря). Бергер связался с одним из своих бывших подчиненных, проживавшим в Мюнхене и сохранившим контакт с Бандерой. Бергер дважды ездил в Мюнхен и встречался с Бандерой в июне и сентябре 1957 г., после чего передавал некую информацию о нем советской стороне. В декабре 1957 г. Бергер был арестован западногерманской полицией по подозрению в контакте с советской разведкой, так что к устранению Бандеры, произошедшему двумя годами позже, он отношения уже не имел.

Здесь необходимо подчеркнуть, что Готтлоб Бергер занимал в иерархии третьего рейха куда более высокий пост, чем, к примеру, Теодор Оберлендер. В ФРГ наоборот: Бергер был простым коммерсантом, а Оберлендер - министром. Таким образом, в этом конкретном случае советская борьба с нацизмом носила прикладной характер: бывшего высокопоставленного эсэсовца завербовали, использовали, но не тронули, а тогдашнего министра заочно судили и приговорили к пожизненному заключению.

Пять лекций, посвящённых истории и значению художественного объединения УНОВИС

А1 и платформа «Летучий университет» в поддержку проекта #UNOVIS100 подготовили бесплатный образовательный курс о творчестве представителей супрематизма.
Пять лекций, посвящённых истории и значению художественного объединения УНОВИС, уже доступны на видеосервиce VOKA: https://www.voka.tv/series/vitebskaya-istoriya-mirovo..