November 25th, 2020

Коллеги — о враче, которого подозревают в разглашении медтайны

Уже пятые сутки Артем Сорокин — врач-анестезиолог больницы скорой медицинской помощи — находится в СИЗО. Его задержали 19 ноября: Генпрокуратура подозревает врача в разглашении медицинской тайны — якобы он распространил информацию, что в крови Романа Бондаренко не было обнаружено этанола. Причем это, по версии ведомства, «недостоверные сведения».

На вопрос, во время каких сложных операций Артем был анестезиологом, его коллеги наперебой отвечают: «Во всех».
— Расслаивающаяся аневризма аорты, тяжелая ЧМТ, тяжелые сочетанные травмы при падении с высоты, сложные переломы при ДТП, — перечисляют врачи. — Да и Бондаренко, которому Артем оказывал анестезиологическое пособие, был далеко не простым пациентом. Чтобы об этом судить, не нужно было видеть его вживую — достаточно просто посмотреть медкарту и протокол операции, описанный хирургами. Так вот, Артем справился: после операции передал человека в реанимацию живым, пациент прожил после этого более 15 часов.

Сейчас прокуратура выясняет, был пьян Роман Бондаренко или нет. А что, пьяных можно убивать? У нас введен строжайший сухой закон, который был нарушен? Нет, просто таким образом порочат имя светлого человека. Мне в этой ситуации очень больно за родителей Романа, когда они теряют единственного сына, теряют его абсолютно на пустом месте — и его еще пытаются облить грязью.
Причем весь коллектив БСМП знает, что в результатах этанол был по нулям. Однозначно. Данные из базы недавно изъяли, но это известно всем. И привлекать за «разглашение медицинской тайны» к уголовной ответственности, когда мама парня выложила копию анализа и разрешила доступ к данным, — это, на мой взгляд, чересчур.
Читать полностью: https://news.tut.by/society/708840.html?c

Лекарства для больных раком воровали 10 лет. Украли на миллиарды.

В Петербурге в середине октября, напомним, были вскрыты многомиллионные кражи дорогих лекарств от рака, закупленных за счет бюджета. Рассказывая о том, как полиция брала расхитителей, мы заметили нестыковки между документами в деле и рапортом полицейской пресс-службы. Некоторые детали в ролике на сайте ГУ МВД выглядели так смешно, что не верилось уже и в саму спецоперацию. Как на самом деле полиция раскрутила многолетние кражи лекарств у больных раком, «Новой» рассказал консультант по фармацевтической безопасности, как он сам себя называет, Владимир Аникеев. В прошлом он оперативник ОБЭП, потом — юрист фармацевтической компании, сейчас ведет частную юридическую практику.
— Когда впервые у полиции появились сведения, что в онкологических стационарах воруют лекарства?
— Это дело началось лет пять-шесть назад. Кражи впервые выявили благодаря пилотному проекту по маркировке лекарств (как раз тогда, в 2015 году, он начался). Тогда же, в 2014–2015-м, на российский рынок вышли первые отечественные высокоценовые дженерики. Маркировка позволяла проследить путь упаковки с лекарством от производителя до стационара, но видеть это могли только сами фармацевтические компании.
И вот там стали замечать: упаковка должна находиться в Петербурге, а она вдруг всплыла в Сыктывкаре.Со временем стало понятно, что речь идет о многомиллионном обороте, причем вторичном. То есть похищенные препараты по новой продают не как-нибудь, а оптом через госзакупки.

Collapse )