January 15th, 2021

современность

Солдаты армии Виши

После Компьенского перемирия во Франции правительства Виши была организована Армия Виши или Армия перемирия. Насчитывала она 100 000 -120 000 в метрополии и 220 000 в Африке, 60 000 -90 000 в Индокитае, плюс еще ВМФ и ВВС. Просуществовала она с июня 1940 по декабрь 1942. Кстати, созданием этой армии Петен немало помог союзникам ибо после высадки их в Северной Африке почти все тамошние войска тут же перешли на сторону Свободной Франции.

Курсант учится водить машину в Экс-ан-Провансе. Виар или Муару.
Курсант учится водить машину в экс ан провансефев 1941 Виар или муару.jpg

2 Драгунский полк в Оше. Март 1941. Виар.
2 драг полк в Оше март 1941 Виар.jpg
Collapse )

Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева. 1867 год.

Василий Иванович Кельсиев (1835 — 1872) — русский революционер, журналист и переводчик. Родился в дворянской семье, принадлежавшей к кавказскому княжескому роду, появившемуся в России в конце XVIII столетия. Право на княжеский титул было с течением времени утрачено, отец был простым чиновником при санкт-петербургской таможне. Сам Василий рано осиротел, поэтому воспитывался без родителей. В 1845 году он был отдан в Санкт-Петербургское коммерческое училище, где обучался за счёт Российско-Американской компании, которая владела Аляской и Алеутскими островами. Окончив училище в 1855 году, Василий Кельсиев должен был отслужить в североамериканских владениях России несколько лет, чтобы возместить расходы, потраченные на его обучение. Ввиду начавшегося расширения торгово-экономических отношений с Китаем, компания рассчитывала осваивать китайский рынок, а для этого ей был необходим специалист со знанием китайского и маньчжурского языков. Поэтому он в качестве вольнослушателя до 1857 года обучался на восточном факультете Санкт-Петербургского университета. Кельсиев понимал около 25 языков и наречий, а на 14 из них мог говорить. В это же время он мечтал поступить в армию волонтёром в разворачивавшейся Крымской войне, однако имел неосторожность попасть под влияние революционного студенчества.

В 1858 году во время плавания к берегам Аляски самовольно сошёл в английском порту Плимуте. Несколько лет был сподвижником А. И. Герцена, работал в его Вольной русской типографии в Лондоне. В 1866-1867-ые гг. предпринял поездку по Молдавии (не по современной Молдавии, которая тогда была русской Бессарабской губернией, а по северо-восточной области современной Румынии) и Австрийской Галиции. Там разочаровался в революционных идеях, после чего добровольно прибыл на российский таможенный пункт в в Бессарабии, сообщил о себе, что он эмигрант и государственный преступник. После этого он сдался пограничным властям. Как писал Кельсиев, «он ещё накануне был далёк от этого шага и почувствовал неудержимую тоску по Родине лишь тогда, когда увидел на австрийской границе, как отмывали грязь с отправляемой в Россию брички». В 1872 году умер в возрасте 37 лет (по подозрению полиции был отравлен). Его путевые заметки по Молдавии и Галиции безусловно представляют большой интерес.



Collapse )
Литтл Маунтинмэн

«Слово о полку Игореве» обрело автора

«Слово о полку Игореве» обрело автора

Андрей САМОХИН

29.12.2020

Виктор Васнецов. После побоища Игоря Святославовича с половцами.

В тени ковидных страстей и политических скандалов в исследовательской кабинетной тиши вызрела настоящая сенсация: установлен вероятный создатель первого древнерусского литературного произведения — фактически первый русский писатель — предшественник Пушкина и Толстого. Сенсационная гипотеза изложена в книге «Слово о полку Игореве» и его автор», вышедшей этим летом в издательстве «Согласие». «Культура» беседует с автором книги Александром Ужанковым.

Напомним, что в прошлом году в «Культуре» уже выходило интервью с профессором Ужанковым «Место сечи изменить нельзя», в котором он рассказал о том, как удалось установить автора «Слова» — игумена Выдубицкого Киевского монастыря Моисея, а также точный календарный отрезок написания великого произведения — зима 1200 года. Но исследователь не остановился на этом, отыскав и обосновав светское — до пострижения в монахи — имя автора шедевра. Все двести с лишним лет изучения «Слова о полку Игореве» оно лежало на самом видном месте.

— Александр Николаевич, не заклевали вас другие исследователи за дерзновенность?

— Пока не получил ни одного аргументированного опровержения или возражения на эту гипотезу ни от своих коллег-филологов, ни от историков. Те, кто серьезно и давно занимается изучением древнерусской литературы и «Словом о полку Игореве», пребывают в некотором замешательстве: кто-то поздравляет, кто-то недоверчиво качает головой. Сразу скажу: изучение «Слова» требует осмысления огромного багажа накопленных ранее коллективных знаний, и мое исследование опирается на труды предшественников. Главными, конечно, надо назвать академика Бориса Александровича Рыбакова и профессора Наталью Сергеевну Демкову из Ленинградского университета. Каждое поколение понемногу продвигалось к раскрытию этой тайны. Одни целенаправленно искали автора, а другие не специально давали к этому «ходы».

— Как выглядят подобные «ходы»?

— Та же Демкова обратила внимание, что рассказ о гибели дружины князя Игоря из Киевской летописи (включенной позже в Ипатьевскую летопись) явно отвечает на упреки, содержащиеся в Переяславской летописи (включена в Лаврентьевскую летопись). Главным героем Переяславской летописи выступает Владимир Глебович Переяславский, обороняющий в одиночестве свое княжество от половцев после разгрома князя Игоря. Киевская летопись, напротив, защищает Игоря, отводит все упреки к нему, поскольку половцы и раньше нападали на южные русские земли. К этому добавлю, что и сам Владимир Переяславский за год до этого опустошил Новгород-Северскую землю Игоря Святославича и не раскаялся в этом. Поэтому набег половцев — это ему наказание Господне за нераскаянный грех. А вот князь Игорь в отличие от него раскаялся в своих проступках: и взятии на щит города Глебова у Переяславля, и в завоевательном походе к Дону великому не на защиту Русской земли, а ради славы земной. Уже в плену у половцев Игорь, осознав свою неправду, восклицает: «Се возда ми Господь по беззаконию моему, и по злобе моеи на мя... снидоша днесь греси мои на главу мою». Схожее отношение к князю Игорю проявляет и автор «Слова». В последующем развитии действия в «Слове» князь, как библейский блудный сын, возвращается к Богу.

— То есть, по вашему мнению, автор Киевской летописи и автор «Слова» — одно и то же лицо?

— Именно. Это игумен Моисей, который был и автором летописной статьи, и автором-составителем самой Киевской летописи (последнее убедительно доказано до меня). Любой филолог вам скажет, что создатель шедевра не может быть автором всего одного произведения. К нему он может идти всю свою творческую жизнь.

Это фрагмент статьи. Полностью смотреть по ссылке.