March 10th, 2021

«О наличии эмиграционных тенденций в пограничных районах БССР»

Докладная записка управления пограничной охраны и войск Полномочного Представительства ОГПУ по БССР в ЦК КП(б)Б «О наличии эмиграционных тенденций в пограничных районах БССР». 2 апреля 1934 г.
Источник:Голод в СССР 1929-1934. Том 3. Лето 1933 - 1934 гг. М.: МФД, 2011. Стр. 456-458
Архив:НА Республики Беларусь. Ф. 4п. Oп. 1. Д. 7638. Л. 136—140. Подлинник.


Совершенно секретно
В связи с рядом мероприятий, проведенных за последнее время правительством в погранрайонах Белоруссии, как то: очистка колхозов от кулацкого и враждебного элемента, паспортизация в 100 км погранзоне, а также репрессии в отношении кулацкого элемента, саботировавшего хозяйственно-политические кампании, усилились эмиграционные настроения и попытки со стороны а/с и к.р. элемента к нелегальному уходу за кордон, особенно среди той части, которая имеет за кордоном родственные связи.
По 3 сельсоветам Плещеницкого р. в течение одного месяца задержано при попытке к переходу в Польшу 21 семейство. В Житковичском, Бегомльском и Краснослободском районах в течение 5 мес. было предупреждено бегство за кордон 18 одиночек и 7 семейств. Из поступивших материалов видно, что погранотрядами по 11 районам учтено к настоящему моменту свыше 200 чел., настроенных к уходу в Польшу, который они намерены осуществить при наступлении благоприятных для этого весенних условий.
Эмиграционные настроения фиксируются почти по всем погранрайонам, но наибольшее распространение их отмечается в Житковичском, Туровском и Дриссенском районах. Вместе с тем в этих же районах, наряду с настроениями к уходу за кордон, имеются также настроения и к отъезду в Сибирь и на Украину.
Collapse )

«Проблему с кислородом запрещалось даже обсуждать»

Прошлой осенью БСМП стала главной в Витебске по приему и распределению пациентов с коронавирусной инфекцией. Под ковид развернули три корпуса: терапевтический, хирургический, акушерский.
— И нагрузка на кислородную систему стала просто сумасшедшей, — говорит Владимир Мартов. — При этом из первой волны эпидемии мы вышли с изношенным оборудованием. Произошел технический сбой: где-то на уровне кислородной станции нарушилась подача кислорода. Выяснилось, что его поступление для пациентов на ИВЛ в том объеме, который был раньше, невозможно.
Мы теряли кислородные точки — одна за одной, палаты — одна за одной. Метались и пытались понять: почему там, где в первую волну эпидемии нормально подавался кислород, он уже не подается.
Били тревогу — обращались и к своему руководству, и к «кислородчикам» — работникам кислородной службы. Приезжали специалисты из Минска, два раза меняли систему подачи газа. Это была целая «войсковая операция»: больных на ИВЛ переводили на другие аппараты. Нам было очень тяжело.Но эти меры ни к чему не привели.
Проблему спускали на тормозах, ее даже запрещалось обсуждать.
Катастрофа случилась 7 и 8 января: в хирургическом корпусе три раза отключалась подача кислорода — на 15, 20 и 23 минуты. Стали умирать люди. Кто-то умер в те же дни, кто-то — на следующий день, кто-то — через 3−5 дней… Это очень страшно, когда умирают пациенты, которых ты тянул, спасал, как мог. Когда лицо человека чернеет на глазах у медиков — а мы ничего, вообще ничего, ни-че-го не можем сделать!
У Мартова от волнения дрожат руки.
— Сколько было жертв?
— (Долгая пауза). Не один и не два человека. Промолчать об этом ЧП я, разумеется, не мог — написал министру здравоохранения Дмитрию Пиневичу [копия сообщения Мартова есть в редакции. — Прим. TUT.BY]. Он прислал комиссию в нашу больницу. Систему подачи кислорода никто не исследовал, со мной обсуждали совсем другие вопросы. В итоге я же получил выговор: за то, что неправильно лечу коронавирусных больных.
---
— Вы не сожалеете, что год назад «вылезли», как черт из табакерки, и начали говорить правду о коронавирусе? Может, надо было, как и многие, сидеть и молчать?
— Я же тоже тогда не просто так «вылез». Пришел коронавирус, началась паника, люди дезориентированы. А это не находило информационного отражения. Я вышел и сказал: ребята, что-то не так. Число говорящих тогда было неприлично мало, и почти не осталось площадок для профессионального обсуждения проблем. А без рефлексии мы — не очень люди. Поэтому я и «вылез».
Читать полностью: https://news.tut.by/society/721582.html?c

Где правда, брат

Под таким рефреном сейчас идет обсуждение ситуации с инспектором Красиковым в заповедных соцальных сетях. Извините, сейчас будет много букв, но выскажусь...
Collapse )