April 10th, 2021

«Меня задержали за значок с „Погоней“ курсанты, для которых я проводил экскурсию»

29-летний историк был задержан вечером 21 марта в метро на станции «Октябрьская». По словам Кувшинова, на его рюкзаке был значок с гербом «Погоня». Люди в гражданском, которые остановили его, сообщили о значке в милицию. К Юрию подошли сотрудники ОМОНа, которые сопроводили историка в машину и отвезли в Ленинское РУВД Минска.
В этот день Кувшинов провел экскурсию для курсантов с факультета внутренних войск Военной академии, которая находится на базе спецназа № 3214.
— Яны былі ўсе ў звычайнай вопратцы, бо выхадны, то-бок не пры выкананні. Гэта была звычайная аглядная экскурсія, я ім яшчэ падрабязна расказаў пра бел-чырвона-белы сцяг. Здаецца, слухалі вельмі ўважліва. І вось пасля гэтага я вяртаюся дадому, пабачыў гэтых самых курсантаў, якія, як і я, вярталіся ва Уручча. Падымаюся на пераход на «Кастрычніцкую» з «Купалаўскай» і адчуваю, як хтосьці тузае за заплечнік. Паварочваюся, бачу гэтых самых курсантаў і іхнага кіраўніка. Ён і пачынае размову, маўляў, што за значок, паказвай тэлефон. Я ад такой нахабнасці ажно разгубіўся. Вядома, нічога не стаў паказваць і папрасіў вярнуць значок. Яны на эскалатары абступілі мяне, галоўны выклікаў патруль АМАПу, і мяне павезлі ў Ленінскае РУУС.
По словам Кувшинова, сначала курсанты не узнали его.
— Калі я зняў маску, амаль усе адразу ў падлогу ўтаропіліся, галоўны іхні адразу маску нацягнуў. Я пытаюся: «Ну як, экскурсія спадабалася?» Ён адказвае: «Так, спадабалася». І вочы адводзіць: «Я делаю свою работу, вы сами всё понимаете».
В Ленинском РУВД Минска на Кувшинова составили протокол за неподчинение сотрудникам милиции.
— У катэгарычнай форме адмовіўся выходзіць са службовага аўтамабіля, упіраўся, садзіўся на зямлю і хапаўся за форменнае абмундзіраванне, — пересказывают содержание протокола правозащитники, которые присутствовали на процессе.
Но в протоколе утверждалось, что Юрия изначально задержали дома за участие в уличном марше 17 марта на проспекте Рокоссовского и доставили в Ленинское РОВД, где он и оказал сопротивление.
Свидетель-милиционер сообщил на суде, что осуществлял «поквартирный обход людей, которые участвуют в массовых мероприятиях». Поэтому Кувшинова задержали дома и повезли в РУВД.
Свидетель утверждал, что лично участвовал в задержании, но первоначально хотел лишь провести беседу.
— Вы помните, что меня задержали дома? — уточнил Юрий.
— Да, естественно.
— Но дело в том, что в то время я был на работе и меня задержали в метро, ​​где стоят камеры.
Collapse )

«Все гражданские войны начинались примерно одинаково»

— Беда еще найти соответствующего уровня экспертов.
— Действительно, это проблема, с которой сам столкнулся. Решил найти для постоянного сотрудничества со «Смартпрессом» несколько экспертов в областях экономики, политики, по международным отношениям. Захотелось найти новые, ранее не светившиеся в СМИ, интересные, яркие персоны. И не могу найти. Их не существует. Это в стране, чуть ли не каждый вуз в которой готовит ежегодно сотни дипломированных политологов. Дипломированные политологи не хотят говорить ни на какие темы: они… боятся. В моем понимании, вершиной карьеры политолога является возможность вести какую-то рубрику в СМИ, где что-то можно разъяснять, вести тематическую передачу на телевидении. Это и есть профессиональная деятельность политолога. А наши дипломированные политологи просто считают, что если что-то не то скажут, сразу влетит от начальства или заклюют друзья…
— Если абстрагироваться от журналистики, как считаете, чем разрешится нынешняя ситуация в Беларуси?
Collapse )

Не "bella Германия". Моя полиция меня бережет?

Если, например, в городской электричке человек подвергнется нападению без серьезных повреждений, то федеральная полиция, которая отвечает за порядок в поездах, примет заявление и примерно через два месяца жертва получит письмо, где будет опросный лист - приметы преступника и описание преступления и даже вложен конверт для ответа. Следует ли говорить, какова вероятность раскрытия такого преступления "по свежим следам"? В отделении федеральной полиции Берлина на станции Зоологический парк всего три человека - они физически не могут ничего сделать для розыска преступника. А земельная полиция этим не будет заниматься, так как это не ее сфера ответственности.
Если в магазине поймают вора, что тоже не так легко, и вызовут полицию, то она повезет пробивать его по базе данных и снимать отпечатки пальцев и если это первое зарегистрированное преступление, то... его отпускают!!! Наши нечистые на руку соотечественники, которых здесь немало, с удивлением спрашивают - как? Точно можно идти? Причем, если кража была на сумму менее 50 €, то такое преступление считается незначительным и суд его рассматривать не будет.

Collapse )