May 7th, 2021

Колониализм по-польски, или длинная тень панщины

Каким образом Польша колонизировала Украину? Сова полагает, что этот процесс сопоставим с колонизацией Индии британцами. В обоих случаях активными колонизаторами были общественные элиты (землевладельцы): с одной стороны, польская шляхта, прибывшая с территории Короны, чтобы купить землю (естественно, вместе с крестьянами); с другой стороны, полонизированная местная украинская власть, обладающая огромными территориями в регионе (процесс полонизации продолжался на протяжении нескольких поколений).В результате большая часть украинской пахотной земли оказалась в руках польской или полонизированной шляхты, т.е. польских панов. По подсчетам Даниэля Бювуа, на момент разделов Польши около миллиона украинцев были собственностью семи тысяч польских землевладельцев, у самых богатых из которых было до полумиллиона душ.
Сова исследует колониальный дискурс, возникший вследствие польского присутствия на Украине и проявившийся в мифе terra nullius (согласно которому якобы безлюдные степи Украины можно было сравнивать с бескрайним американским Западом, каким его представляла идеология «предначертания Судьбы», Manifest Destiny), рассуждениях на тему материальной и военной пользы обладания колониями, а также идее культурного превосходства колонизаторов над автохтонами, с помощью которой обосновывали цивилизаторскую миссию поляков. Однако, как и в случае Индии, польская колонизация Украины вместо цивилизации несла с собой еще большее варварство и гнет. Необходимо было рациональное оправдание происходящему. Так появилась идеология сарматизма.
Рабовладельческие системы породили идеологии, которые обосновывали несправедливое общественное устройство. В Америке таким оправданием служила библейская история проклятия Ханаана. Много поколений детей в школе учили, что Ной проклял своего сына Хама и предсказал, что его сын Ханаан станет невольником своих старших братьев. Ханаана считали прародителем черного населения Африки — этот миф был призван оправдать расовое неравенство.
Тот же миф использовали в то же время в Польше. Польская шляхта считала себя потомками сына Ноя Иафета (которого традиционно считали прародителем арийцев) и верила, что крестьяне — потомки Хама. Подобные воззрения нашли свое отражение в польском языке: Хам стало именем нарицательным, пейоративным определением крестьянина, якобы полной противоположности господина.
Однако в Речи Посполитой придумывать идеологии, оправдывающие общественное и расовое неравенство, было значительно труднее, нежели в Америке. Польская шляхта и польские крестьяне принадлежали к одному и тому же этническому и культурному типу, говорили на одном или на очень похожих языках и исповедовали одну и ту же религию (пускай и разной обрядовости).Это означало, что необходимо было придумать различия в происхождении, которые позволили бы идеологически разграничить две общественные группы. И их придумали.
Collapse )

Żal / Печаль, сетования, горечь, обида

Двенадцать главных польских слов
Поляки — чемпионы Европы по нытью. На комплимент «Ты сегодня так хорошо выглядишь!» последует реакция «Да нет, что ты, я не выспалась, мешки под глазами, да и блузку не успела погладить, потому что опаздывала на работу, а тут еще и автобус из-под носа уехал». На вопрос «Как дела?» принято отвечать «stara bieda» (‘все по-старому плохо’), «szkoda gadać» (‘жаль слов’) и тому подобное, даже если вы вчера выиграли в лотерею. По мнению писателя Януша Гловацкого, самым жизнеутверждающим ответом здесь можно считать фразу «не жалуюсь» — так даже называется сборник его рассказов («Nie mogę narzekać»). Ламентациями пронизана вся польская культура и контркультура, достаточно вспомнить композицию рокмена Казика Сташевского, лидера легендарной группы Kult: «Не могу жить без жалоб», где автор вводит нас в соответствующий настрой с первой фразы: «Сегодня все началось ужасно / Проснулся как побитый после вчерашнего», чтобы затем развивать эту тему до конца песни.
В этом смысле польская культура противоположна, например, американской, в которой не принято с воодушевлением описывать тяготы жизни первому встречному. Ответ «все хорошо» поляка скорее насторожит и будет воспринят как неискренность. А вот «лучше и не спрашивай» наоборот, послужит оправданием, чтобы тут же обрушить на спросившего весь груз своих проблем. Социологические и психологические исследования показывают: на людей, радующихся жизни, в Польше смотрят как на милых, глуповатых и наивных, а постоянное недовольство вписано в культурный код и служит налаживанию социальных связей и более глубокому общению. Такие вот «духовные скрепы».
Collapse )