elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Предисловие Кена Уилбера к книге Джо Переза

Оригинал взят у when_killber в Предисловие Кена Уилбера к книге Джо Переза


Джо Перез
«Радость души: как Гарвард, секс, наркотики и интегральная философия свели меня с ума и вернули к Богу»
Предисловие Кена Уилбера

Я нахожусь в неловкой ситуации, когда мне надо написать предисловие к книге, написанной геем. Эта ситуация представляется неловкой не оттого, что Джо Перез является геем, а оттого, что мне приходится об этом говорить. Я чувствую точно такое же раздражение, когда мне приходится, скажем, описывать Эдмунда Уайта как «писателя-гея». Никому не надо указывать, что я гетеросексуал, хотя теперь обо мне говорят, что я не гетеросексуал, а метросексуал, хотя, на самом деле, я ни разу в жизни не занимался сексом с метро. Но я убеждён, что это чудесный опыт.
Тем не менее, поскольку я должен включить эту информацию — современная культура этого требует как со стороны тех, кто против гомосексуалов, так и тех, кто за них, — позвольте мне сказать следующее. Книга Джо Переза, пожалуй, является самым невероятным, блестящим и смелым взглядом на то, как пересекаются индивидуальные убеждения и культурные ценности, из написанных в наше время. Неважно, гомосексуалом ли, гетеросексуалом ли, или же любым другим типом сексуала из ведомых мне.
Между прочим, эта весьма экстраординарная хроника разворачивается вокруг ряда конфликтующих между собой фактов: во-первых, Джо и вправду гей; во-вторых, он вырос в католической (гомофобной) семье; в-третьих, он часто испытывает подлинные мистические состояния; и, наконец, в-четвёртых, Джо (но только лишь изредка) является клиническим психотиком. Именно взрывное столкновение этих вещей, связываемых воедино той смелостью, которую Джо проявляет перед их лицом, и делает эту хронику столь необычайной.
Последний факт — иногда совершаемое путешествие в измерения жизни, называемые безумием, — может означать, что (особенно если вы писатель) вы можете говорить самую неприкрашенную, горькую, обжигающую истину, нравится ли то обществу, или нет. И речь здесь не об истине разновидности «взгляните же на меня» Сильвии Плат, а об истине духовного провидца и безумного шамана, об истинах, которые по-настоящему причиняют боль, истинах, которые проникают в нутро общества и остаются там надолго, порождая гноящиеся метафизические язвы, указывающие на социальные раковые заболевания или нечто похуже… Однако всё это типы истины, которые глубинно, подлинно и сияюще взывают к тебе, если ты найдёшь в себе смелость вслушаться.

Джо, как оказывается, как раз и является писателем, громогласным пишущим чудом, который имел смелость поведать эти истины, вытерпеть их, позволить им разорвать себя на куски, госпитализировать себя, разрушить себя, убить себя и затем воссоздать в одной из самых необычайных историй смерти и возрождения, которые только возможно встретить в современной литературе.

Есть ещё одна причина, почему мне неловко писать это предисловие: она состоит в том, что преображение Джо — или, по крайней мере, нарратив этого преображения, — отчасти основывается на моих работах. Для тех из вас, кто не знаком с моими работами, предлагаю вам их краткое резюме в одном абзаце.

В более чем дюжине книг я предпринял попытку составить исчерпывающую карту человеческой природы (что звучит несколько грандиознее, чем дело обстоит на самом деле). Все знают, что не стоит путать карту и территорию. Однако хреновой карты тоже не хотелось бы. Посему для того, чтобы свести ошибки к минимуму, я попросту взял более сотни лучших карт человеческой природы, созданных в различных культурах — восточных и западных; досовременных, современных и постсовременных — и попытался объединить непреходящие истины каждой из них, добавляя к ним все открытия, что доступны мне самому. Результат этого называется «интегральным», потому что он пытается широко включать и объединять различные истины максимально согласованным и всеохватным образом, какой только возможен.

Если изучаешь интегральную карту, нередко случается, что она начинает освобождать место в вашей психике, вашем бытии и вашей душе для всех тех частей вас самих, которые отвергались — неважно, обществом ли, вашими родителями, товарищами, кем бы то ни было. И интегральный подход даже освобождает пространство для тех, кто, собственно, и довёл вас до отвержения. И именно в этом, на мой взгляд, состоит ключ к необычайным событиям, начавшим разворачиваться в сознавании Джо, в его бытии и жизни. За примечательно короткий период, описанный в этой книге, по мере того, как Джо принимает всё более интегральный подход, им осуществляется глубинное разрешение и интеграция огромного числа, казалось бы, противоречащих друг другу вещей: антигомосексуальное католическое воспитание, жизнь в качестве гомосексуала, подлинная мистическая духовность и психотический бред. Мне бы не хотелось преувеличивать роль интегрального подхода, но он является частью этого экстраординарного путешествия к пробуждению и принятию самого себя.

Но одно дело — располагать картой, путешествовать же по настоящей территории — совершенно другое, особенно если вехи на этой территории отмечаются надеваемой время от времени смирительной рубашкой, жестокой гомофобией, пристрастием к наркотикам, резким падением уровня T-лимфоцитов в крови и предательством друзей, перемежающимися подлинно глубокими духовными переживаниями, трансцендентальным величием и благодатью, глубочайшей любовью и дружбой, ценящей всё это, а также озарениями, которым позавидовали бы даже шаманы, — всё смешано в одной бутылке с черепом и костями на этикетке.

Возможно ли, чтобы череп улыбался просто лишь со зла? Джо оказывается способен не ненавидеть антигомосексуальные предубеждения, имеющиеся в большинстве мэйнстримовых религий, но интегрировать посредством понимания, что эти аспекты религии с точки зрения развития являются более ранними и, — да, именно так, — более низкими по сравнению с мистическими течениями тех же религий, в которых наблюдается единогласное соглашение, что гомосексуальность абсолютно допустима для Духа, которому подобные различия всё равно безразличны. Такой интегральный подход признаёт, что все взгляды содержат крупицу истины, однако в некоторых из них эта крупица больше, чем в других, — более развитая, более адекватная, более эволюционно продвинутая. А посему давайте сразу же и разберёмся с одним вопросом: гомофобия в любой форме, насколько я могу сказать, имеет корни в более низком уровне человеческого развития, — однако такой уровень остаётся уровнем, он имеет место, и в своём сознании необходимо освободить место и для этих более низких уровней, точно так же как в учебный план любой школы требуется включить третий класс. Но знаете, просто не давайте таким людям возможность заправлять чем-то важным.

Что касается книги, которую вы держите в руках, хотя такое сравнение и напоминает клише, позвольте прибегнуть к нему: данный нарратив требуется сравнивать с Антонином Арто, любимцем критиков, который спас свою жизнь от того, чтобы она стала катастрофой, превратив её в искусство. Но я уверен, что Арто был недопонят как битниками (которые зациклились на его безумии), так и профессорами (которые зациклились на его искусстве), поскольку суть-то была не в искусстве Арто, а в искренности его искусства: не в его истине, а в его правдивости. И Джо Перез является максимально искренним художником, особенно если судить по сегодняшней атмосфере, в которой ирония заменила подлинность, а поверхностность ценится больше глубины. Джо честно описывает боль, которую он испытывал по мере падения в глубины сумасшествия, и экстаз, который он испытывал по мере восхождения к Богу, отточив искренность и правдивость для того, чтобы понять своё христианство, свою сексуальность, своё безумие, свой мистицизм, связать их в единое интегральное целое и поведать нам о всех них.

Если бы этого не было на самом деле, я бы так не писал. Между прочим вскоре после того, как Джо написал черновую рукопись книги, он пережил относительно редкое погружение в безумие, — одновременно с этим ему требовалось сменить лекарства, поскольку уровень Т-лимфоцитов опустился ниже 100; в этот период он прислал мне копию рукописи, что и было нашим первым контактом друг с другом. Я с любопытством начал читать эту приковывающую внимание историю, в которой время от времени чередовались моменты захватывающей дух красоты с моментами ужаса, плавящего нервные клетки.

И ещё: на полях рукописи и по соседству с невероятно красивыми отрывками прозы были пометки: серия параноидных надписей фломастером, недавно написанных тем, кто на краткое мгновение превратился в безумца. В этом состоянии Джо прошёлся по всей рукописи и написал послания для меня на полях и иногда поперёк страницы, в кружках или промеж строк. Когда мне встретились эти каракули в первый раз, я разрыдался при виде всего этого: невероятной красоты и цветных каракулей, — всё в одном месте, в одном пространстве, неотложные послания, разрисованные поперёк страницы, как если бы это был лихой водитель, сбивший несколько человек на обочине и бежавший с места преступления: пополам моё сердце разорвала именно слитость этих посланий, поскольку ей отмечались те крайности, между которыми вибрирует жизнь Джо, — от парящих истин до мучительных теней… и всё же некоторые из посланий были столь прекрасны, трогательны, живы и при этом всё равно не от мира сего… восклицательный знак на одной и той же странице, знак восклицания относительно реальности, представляющей собой как красоту, так и предательство, как бред, так и просветление… и только тогда начал я понимать, насколько экстраординарным, совершенно неординарным достижением является нарратив Джо, а точнее — его жизнь, жизнь в том виде, в котором он её создал, обустроил, каковой вынудил её быть — с благодатью, величием, смелостью и смирением.

Мне бы не хотелось, чтобы вы думали, что с Джо это часто случается — я имею в виду, путешествия в такие состояния. Они и вправду редки. Не только и не столько сумасшествие создаёт этот нарратив, а доподлинно глубокие мистические состояния, и политика, и охват, и мост света, и решимость всё это осмыслить. Но сколько раз вам потребуется попасть в отделение, облачённым в смирительную рубашку (как это случилось с Джо однажды), чтобы дойти до понимания, что реальность существует, чтобы съесть тебя живьём, оттрахать тебя, а затем отбросить в сторону и пойти дальше как ни в чём не бывало? Начните жизнь в этой культуре как человек, затем погрузитесь в безумие, погрузитесь в мистические состояния, погрузитесь в собственную гомосексуальность, погрузитесь в ВИЧ-положительный диагноз, погрузитесь в религию, которая уверяет, что Бог ненавидит вас за всё это, — и затем, смотря мне прямо в глаза, скажите, что вы можете хорошо себя ощущать в отношении самого себя. Слабо набраться смелости, а слабо?

Что ж, друзья, всё это является именно тем, что сумел совершить Джо Перез. Прочтите эту книгу и затем, после прочтения, спросите у себя: «Интересно, а сможет ли Джо посмотреть мне прямо в глаза и сказать мне, что он ощущает себя хорошо в отношении самого себя — глубоко, глубоко хорошо относительно себя самого?» — и вы будете знать, что ответ на этот вопрос: «Да», — раскатывающееся, радостное, величественное, громогласно красивое «да!».

Именно это «да!» и превратило саму жизнь Джо в произведение искусства, настолько красивое, каким только возможно вообразить произведение искусства. И посему хотя бы в одном из известных мне случаев то самое клише содержит ту самую крупицу истины, что удерживает все клише на плаву. Материю искусства Джо, сырой материал, можно найти в его эссе, блогозаписях, этой книге, созданной с неотложностью, вожделением и лучезарностью, объединяющей лучшее и худшее, величественное и низменное, — в том раскатывающемся «ДА!» есть место для всего этого, ибо секрет не в том, что всё мило и хорошо, а в том, что ты говоришь обо всём этом правду, обращая даже гротескное в величественное — если ты говоришь правду. Жизнь Джо проживается с изяществом произведения искусства, проживается в самом факте её правдивости, глубоком её объятии, со всеми тенями, наростами, червями, без колебаний переплетёнными с пиршеством лучезарности, глубинного мира и верной любви… и в этом, конечно же, урок для всех нас, в этом произведении искусства, порождённом красотой, в этом произведении, которому никогда не суждено умереть, даже если и погибнет вокруг него рамка.

2006
Источник оригинала

Вебсайт Джо Переза:
http://www.joe-perez.com/
Tags: Джо Перез, Кен Уилбер, дух, душа, литература, планета Земля, судьба, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments