elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Атаман Некрасов (ч.1)

http://rusplt.ru/society/ataman-nekrasov--patriarh-kazatskogo-puti-13490.html

Борьба казаков за политические свободы и суверенитет Войска Донского отмечена в истории России не только воинскими подвигами казаков-повстанцев и ужасом репрессий, обрушенных на население Дона войсками Петра I, но и созданием оригинальной философии собственно казацкого бытия. Автором ее стал прославленный вождь повстанцев, атаман Игнат Некрасов.

Преемник Степана Разина

Донской казак Игнат Некрасов родился около 1660 года в станице Глубинская на Верхнем Дону. В первый свой военный поход против турок он отправился в возрасте 17 лет. Уже достаточно зрелым Некрасова избрали атаманом станицы Есауловской (в исторических источниках ХVII века — Есауловский городок).
В военной эпопее Кондратия Булавина против царских войск Некрасов действовал гораздо успешнее других атаманов. Весной 1708 года во главе небольшой повстанческой армии (не более 5 тысяч сабель) он, совместно с бузулукским атаманом Иваном Павловым, легко захватил волжский город Дмитриевск (Камышин). 26 мая казаки осадили Саратов, но мощная крепость этого города оказалась не по силам относительно немногочисленному войску повстанцев. Обойдя Саратов, Некрасов двинулся вниз по Волге и вскоре взял Царицын.
Гарнизон Царицына был относительно небольшим — около одной тысячи солдат, но фортификация цитадели была развитой: старая крепость с прочными палисадами и более высокая «малая крепость», хорошо оснащенная артиллерией.

7 июня 1708 года казаки с трех сторон пошли на штурм и вскоре захватили весь периметр старой крепости. Царицынский воевода Афанасий Турченин сумел вывести в малую крепость основную часть гарнизона. Он был настроен решительно, так как знал, что на выручку Царицыну спешит из Астрахани полк Бернера — немецкого офицера на службе Петра I.

Информацию о подходе правительственных войск получил и атаман Некрасов. Спешив часть своих казаков, он отправил крупный десант на стругах вниз по Волге — в тыл отряда Бернера. В результате этого маневра немец оказался неожиданно атакован казацкой конницей с фронта, а казацкими пешими «пластунами» — с тыла. Деморализованные яростным нападением солдаты не выдержали натиска, сломали строй и побежали: степь близ Саркинского острова, в пяти верстах ниже крепости, густо окрасилась кровью.

Следом наступила очередь Царицына: казаки стали энергично готовиться к финальному штурму — засыпать на двух участках крепостной ров землей. Затем, поймав нужное направление ветра, повстанцы запалили гигантские костры у стен цитадели, сложенные из смоляного леса.

«Великою силою и тем пальным огнем тот осадной городок взяли, — доносил царю Петру астраханский воевода, — и Афанасия Турченина убили, великою злобою умуча, отсекли голову, а с ним подьячего и пушкаря и двух стрельцов; а других, кои были в осаде, офицеров и солдат, отобрав ружье и платье, ругаясь много в воровских своих кругах, оставили быть на свободе».

Как видим, «дикая казацкая сарынь» — как презрительно именовали казаков царские вельможи — оказалась весьма милосердной к простым русским солдатам, в которых казаки видели скорее не врагов, а подневольное царю воинское «тягло».
Верный соратник атамана Булавина

Вскоре после взятия Царицына Некрасов получил плохие новости с Дона — в казацкой столице Черкасске усиливались политические позиции «промосковской партии», войсковому атаману Булавину явно грозила опасность.

Некрасов спешно созвал малый круг казацких старшин, на котором настаивал на немедленном уходе с Волги и рейде на Черкасск, — «взяв всю алтилерию и все кони». По мысли атамана, прежде чем продолжать борьбу с царскими войсками, нужно было в полной мере обеспечить политическую надежность тыла, а значит — окончательно подавить сопротивление казацких коллаборационистов.
Тактически абсолютно верная мысль Некрасова была категорически отвергнута вторым атаманом волжского казацкого войска Иваном Павловым.

Он и его единомышленники наотрез отказались прервать столь удачно складывающийся рейд и призвали казаков «идти плавною (то есть сплавом на судах. — РП) по Волге на море». Поскольку Некрасов продолжал настаивать на возврате в Черкасск, в среде казацкой старшины произошла серьезная размолвка, почти мятеж. «И великой у них был спор, и подрались, и приезжих с Некрасовым многих били».

В невнятице и спорах было упущено драгоценное время, и вскоре в волжском казацком войске узнали о гибели Булавина, убитого промосковскими коллаборационистами. Некрасов был в ярости. «Если вы не изволите оповестить, за какую вину его убили, — с угрозой пишет атаман мятежному старшине в Черкасск, — и его стариков (арестованных родителей. — РП) не освободите, и если не будут отпущены казаки (повстанцы. — РП), то мы всеми реками и собранным войском будем к вам идти в Черкасск ради полного розыску».

После гибели Булавина именно Некрасов стал вскоре вождем и знаменем казацкой войны за политический суверенитет Войска Донского. Его духовное старшинство признали известные, уважаемые в среде повстанцев полковники — Беспалый, Чернец, Колычев, Лоскут, Ворыч и даже потомок купецкого рода атаман Павлов.

Подробнее http://rusplt.ru/society/ataman-nekrasov--patriarh-kazatskogo-puti-13490.html
Tags: Россия, атаман Игнат Некрасов, государство, история, казаки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments