elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Портреты Варшавского восстания.Виктор Башмаков.

Оригинал взят у old_fox в Портреты Варшавского восстания. Найди русского лейтенанта.Виктор Башмаков.





Судьбы советских военнопленных, освобождённых польскими повстанцами в самом начале Варшавского восстания августе 1944 года из тюрьмы на Даниловичевской или бежавших из КЦ "Варшау", очень похожи. Больщая их часть это пограничники, солдаты и офицеры, попавшие в плен в первые часы и дни войны. После освобождения из тюрьмы в начале восстания повстанческая жандармерия "канарейки", состоявшая по иронии судьбы в основном из крайне правых ниционалистов, предоставила пленным свободу определения по частям повстанцев. Большая часть офицеров вступила рядовыми в отряды Армии Людовой и сражалась в отдельном русском взводе в составе 3 батальона АЛ, который действовал в исторической части Варшавы - Старом мясте (Старом городе).
К началу сентября, когда последние очаги сопротивления в этом районе были ликвидированы, этот взвод практически перестал существовать. Остатки бойцов перешли по канализационным каналам на Север, на Жолибож.
В отрядах АК в центре города тоже не осталось уже ни одного советского бойца.


Другие советские военнопленные(прежде всего бежавшие из концлагеря) поодиночке присоединялись к тем отрядам повстанцев АК, которые удавалось найти. Прежде всего на Старом Мясте и на Жолибоже - в районе, расположенном на север от центра города. Жолибож, отрезанный от основных повстанческих сил практически в самом начале восстания, продержался дольше всех - до самой капитуляции Варшавы в начале октября. Оборона Старего Мяста стала легендой - там в неравных боях гибли лучшие. Оборона Жолибожа протекала гораздо менее ярко, но более эффективно. Повстанцы, фактически запертые в этом районе, не пускали немцев ни на одну улицу и почти два месяца удерживали позиции. Жолибож называли "республикой". Во всей восставшей Варшаве гражданское население включиось в борьбу с гитлеровцами или сидело в подвалах в ожидании смерти. Но только на Жолибоже люди сумели организоваться. Выходили газеты, работали школы и больницы, пекарни и мастерские. Действовала даже районная гражданская администрация.
До самого конца. До тех пор, пока гитлеровские войска, ликвидировавшие уже все повстанческие группировки на юге города не навалились на Жолибож.

С самого начала боёв на Жолибоже тоже действовала отдельная группа бывших русских военнопленных, которая сражалась как отдельный русский взвод в составе первой роты Ежи Здродовского ("Кварчаного"). Эта рота входила в группировку "Зубр" АК и держала оборону на маслозаводе. Командовал взводом старший лейтенант Виктор Башмаков. Именно к его бойцам присоединились последние защитники Старого Мяста из числа бывших наших военнопленных. 30 сентября, когда стало ясно, что не только Красная Армия не будет возобновлять десант силами берлинговцев на левый берег Вислы, но и командование повстанцев вынуждено начать с немцами переговоры о капитуляции, несколько групп повстанцев приняли решение своими силами прорываться к Висле.
Прорваться на правый берег удалось только группе АЛ во главе с капитаном Яном Беньковским ("Шведом Шанявским"). Из примерно 80 человек в живых осталось чуть больше 20.
Бойцы сташего лейтенанта Виктора Башмакова (которого также называли "Инженером"), вооружившись несколькими ППШ и пистолетами, шли на прорыв отдельной группой в ночь с 30 сентября на 1 октября. Ни один из них не дошёл живым до реки.

Из примерно 60 русских, воевавших в Варшавском восстании в живых не осталось никого. Никто не вышел из города с "чвартаками" Густава или с отрядами АК под видом мирного населения или со свидетельством о капитуляции. Никто не прорвался на тот берег Вислы. Теперь очень сложно найти документы. Польские историки не разыскивают их, ведь им часто трудно установить даже имена своих погибших, счёт которых достигает двухсот тысяч. Наших историков этот вопрос не интересует. Поэтому несколько десятков пограничников и пехотинцев, переживших немецкие тюрьмы и погибших с оружием в руках, ни на шаг не отступив, остаются для своих внуков "пропавшими без вести" или умершими в плену.
Сложно даже сказать, сколько было русских солдат и офицеров в восстании и сколько было русских взводов в АК и АЛ - два или три. Хотя их было больше, чем словацких пленных, о которых их соотечественники сейчас пишут книги. Судьбы наших солдат и офицеров - уастников восстания - проясняются пока медленно. Изредка повезёт найти о них воспоминания польских товарищей, как оГрише-красноармейце. Ещё реже находятся вдруг фотографии.

Это единственнная фотография офицеров первой и второй рот группы АК "Зубр". Сентябрь 1944
Один из них - старший лейтенант Виктор Башмаков, командир взвода из советских солдат на Жолибоже в роте "Кварчаного". О нём нет воспоминаний, хотя именно он пока единственный русский повстанец, которому довелось остаться упомянутым среди сотен установленных польских партизан и подпольщиков на стене мемориала в Варшаве.

Попробуйте найти русского старшего лейтенанта среди польских повстанцев. По одежде можно ориентироваться с натяжкой - все повстанцы одеты как придётся. Но тем не менее найти его можно.

Версии с указанием места на фотографии и описания инженера Виктора Башмакова оставляйте в скрытых комментарих. Победитель, названный как всегда в конце дня, получит право сформулировать любую "справочную" тему относительно Варшавского восстания (вооружение, задачи и назначение частей, обмундирование, национальный и численный состав сторон, мирное население, полицейские и карательные части, вермахт, массовые казни),а я напишу соответствующий пост.

Серия портретов наиболее типичных пусть и не самых ярких героев восстания на этой неделе также продолжается. На очереди Ким, а позже, наверное, всё-таки Иоанна.
Tags: Варшавское восстание, Виктор Башмаков, Польша, война, судьба, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments