elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Военное осадничество на Волыни в 1921-1939 гг.(ч.1)

Оригинал взят у dtzkyyy в Чему история учит...
Чтобы представлять себе мотивы малопривлекательной во всех смыслах  "волынской резни", развернувшейся к лету 1943 г., знать об истории военной колонизации Восточного Приграничья Польши полезно, но недостаточно для понимания ее мотивов. Желательно представлять себе историю и динамику формирования предельно враждебных взаимоотношений пришлых польских хозяев с коренным украинским населением в течение всего межвоенного двадцатилетия, уходящих далеко в XVII век.Желательно познакомиться также с толкованием трагических событий 1943 года обеими сторонами. Как на польском, так и на украинском языках на эту тему исписаны горы бумаги. Как те, так и другие тексты вполне доступны в Интернете. Правда двухтомник отца и дочери СЕМАШЕК мне  пришлось заказывать у знакомых поляков. Слишком толст для оцифровки! Почти полторы тысячи большеформатных страниц "без картинок" с небольшим, хладнокровным предисловием. - Одни только свидетельства - по каждому населенному пункту на Волыни...
Что касается украинской стороны, то "всем интересующимся полезно" познакомиться также и с воспоминаниями и свидетельствами вождей и активистов ОУН-УПА о межвоенном периоде "формирования" взрывоопасных взаимоотношений западных украинцев с польскими колонистами. Например, с воспоминаниями Тараса "Бульбы" (БОРОВЦА) ("Армия без державы")...Предлагаю свой перевод поучительной статьи двух польских авторов об истории военного поселенчества на Волыни. Русский глаз, как обычно, увидит в ней многое, чего не видит ни подслеповатый польский глаз, ни широко открытый глаз украинский.Не говоря уже о всех прочих, запечатанных бельмами глазах.Польские стиль и орфография сохранены.Голографию гарантирую.
Лидия ГЛОВАЦКА, Анджей Чеслав ЖАК
Военное осадничество на Волыни в 1921-1939 гг. в свете документов Центрального Воинского Архива
(Lidia Głowacka, Andrzej Czesław Żak, OSADNICTWO WOJSKOWE NA WOŁYNIU W LATACH 1921-1939 W ŚWIETLE DOKUMENTÓW CENTRALNEGO ARCHIWUM WOJSKOWEGO)
Правовые и организационные основы осадничества на Волыни
Перемирие, заключенное 12 октября 1920 года, покончило с почти двухлетними польско-советскими военными действиями и открыло дорогу дипломатическим действиям. Уже тремя днями позже, 15 октября, представители посольского клуба Польского Стронництва Людового "Пяст" (Польского Народного Движения - PSL „Piast”) выдвинули в Сейме предложение о выделении земли заслуженным бойцам Войска Польского на Кресах Всходних [далее - Восточное Приграничье. - В.Д.]*. Это предложение ссылалось на ранее высказанные просьбы ветеранов нескольких подразделений о выделении им земли на территориях, захваченных Польшей на востоке и на положения закона от 15 июля 1920 г. о сельскохозяйственной реформе, говорившие о преимуществах военнослужащих в деле приобретения земли, возникшей в результате разукрупнения**.
* Janina Stobniak-Smogorzewska, Kresowe osadnictwo wojskowe 1920-1945 [Военное осадничество в Восточном Приграничье], Warszawa 2003, s. 17.
** Ustawa z dnia 15 lipca 1920 roku o wykonaniu reformy rolnej, Dziennik Ustaw Rzeczypospolitej Polskiej [Закон от 15 июля 1920 года о проведении сельскохозяйственной реформы, Сборник Законов Польской Речипосполитой], 1920, nr 70, poz. 462.

Вопрос о вознаграждении военных за их огромный вклад в возрождение и защиту Отчизны нашла свой отклик в прощальном приказе Юзефа ПИЛСУДСКОГО от 18 октября 1920 г.. Верховный главнокомандующий подчеркнул в нем то, что он выступил в Правительстве за то, чтобы завоеванную землю могли возделывать ее завоеватели. В этом приказе ПИЛСУДСКИЙ писал: "Солдат, который столько сделал для Польши, не останется без награды. Благодарная Родина не забудет о нем. Были завоеваны огромные пространства, обезлюженные и превращенные мировой войной буквально в пустынные развалины. Я предложил уже правительству [позаботиться о том], чтобы часть завоеванной земли стала собственностью тех, кто ее сделал польской, оплодотворив ее польской кровью и сверхъестественными своими подвигами. Эта земля, засеянная кровавым семенем войны, ждет сева мирного, ждет тех, кто сменит меч на плуг, дабы в своем труде одержать столько же мирных побед, сколько они одержали их на поле боя"*.


* Józef Piłsudski, Pisma zbiorowe, t. 5, Warszawa 1990, s. 176; Osadnictwo wojskowe i przejecie ziemi na wlasnosc panstwa, opr. W.Zaczynski, W.Skrobecki, Warszawa 1922, s.3.

Поддержка предложения послов Стронництва Людового маршалом ПИЛСУДСКИМ, занимавшим ведущие гражданские и военные позиции в государстве, привела к тому, что правительство в весьма срочном темпе передало маршалу Сейма проекты двух новых законов. Первый проект касался принятия в собственность государства земель в некоторых районах на восток от Буга. Второй проект оговаривал условия передачи земли демобилизованным военнослужащим.

Оба закона были приняты Сеймом единогласно, почти без дискуссий, 17 декабря 1920 г.*, что свидетельствовало не только об огромной благодарности парламентариев к защитникам Отчизны, но также и о понимании проблемы поисков трудоустройства для тысяч демобилизованных солдат, часто не имевших ни образования, ни профессии.

* J.Stobniak-Smogorzewska..., s. 20.

Закон о принятии в собственность Государства земли в некоторых районах Польской Речипосполитой* касался земель в приграничных районах, принадлежавших ранее российской казне и царской семье, а также определенной части церковного и монастырского имущества, имущества, покинутого частными хозяевами, а также земельных участков, возникших в результате парцеляции крупных польских фольварков (ст. 2). Это были главным образом земли, лежавшие в поветах волынского воеводства: владимирском, ковельском, луцком, ровенском, дубненском, варненском, кременецком и острожском (ст. 6).

* Ustawa z dnia 17 grudnia 1920 r. o przejeciu na własność Państwa ziemi w niektórych powiatach Rzeczypospolitej, Dziennik Ustaw Rzeczypospolitej Polskiej, 1921, nr 4, poz. 17.

Закон о наделении землей военнослужащих Войска Польского* предусматривал бесплатное предоставление земли, национализированной в силу предыдущего закона, в первую очередь заслуженным бойцам Войска Польского, добровольцам, бывшим на военной службе, а также инвалидам (ст. 2). Другие инвалиды и солдаты могли получить землю за деньги (ст. 3). Площадь полагающейся одному военнослужащему земли не могла превышать 45 га (ст. 5). На цели военного осадничества передавалось бывшее армейское оборудование и строительные материалы, а также назначалась определенная денежная квота на кредиты для бывших военных (ст. 8). Осадники обязывались начинать выплачивание кредитов только по истечении 5 лет после получения денег. Размер выплат в пользу Государства равнялся денежной сумме, соответствующей от 30 до 100 кг ржаного зерна на гектар в год (ст. 7).

* Ustawa z dnia 17 grudnia 1920 r. o nadaniu ziemi żołnierzom Wojska Polskiego, Dziennik Ustaw Rzeczypospolitej Polskiej, 1921, nr 4, poz. 18.

В Министерстве Военных Дел осадничеством занимался Отдел по Демобилизации (Ekspozytura MSWojsk. do spraw Demobilizacji), в составе которого приказом № 2 от 17 января 1921 г. была создана Секция Военной Колонизации (Sekcja Osad Żołnierskich)*. Главой Отдела по Демобилизации был назначен быший легионер, генрал Мечислав НОРВИД-НОЙГЕБАУЭР (Mieczysław Norwid-Neugebauer), а шефом Секции Военной Колонизации стал Тадеуш ЛЕХИЦКИЙ (Tadeusz Lechicki).

* Centralne Archiwum Wojskowe (CAW), Gabinet Ministra Spraw Wojskowych (Gab. MSWojsk.) sygn I.300.1.648, Rozkaz Ekspozytury MSWojsk. nr 2 z 17 stycznia 1921 r. o utworzeniu Sekcji Osad Żołnierskich.

Одним из основных регионов, охваченных акцией осадничества стало волынское воеводство. Это воеводство, располагавшее территорией в 35 754 кв. км., было заселено населением, по переписи 1931 года, насчитывавшим 2 085 600 человек. Плотность населения на тот период была 48 человек на 1 кв. км., в то время как средний показатель по стране достигал 83 человек на 1 кв. км. В некоторых регионах этот показатель был еше более низким, например, в сарненском повете он достигал 33 человека на 1 кв. км., в любомельском - 42, в ковельском - 45, а в поветах кременецком и костопольском - по 46 человек*. Эти территории в большинстве своем (68%) были заселены украинским населением - 1 418 300 чел., из которого 40 600 чел. жило в городах, а 1 377 700 - в сельской местности. Вторым по численности населения были поляки (16.6%) - 346 6600 чел., из которых в городах проживало 69 500 чел., в сельской местности 277 100. Далее следовали евреи (9.9%) и представители других немногочисленных народностей**. Воеводство было поделено на 11 поветов с 22 городами, 103 сельские гмины и 2743 сельских общины.

* Mały rocznik statystyczny 1938, Warszawa 1938, s. 14.
** Ibidem, s. 22-23.


Первые группы военных колонистов (осадников), складывавшиеся, как правило из военнослужащих одного полка, начали прибывать не Кресы (в Восточное Приграничье) весной 1921 года. Он организовывались в так называемые рабочие колонны, задачей которых было начать совместное хозяствование на выделенной им земле. Осадники прибывали на территории, лишенные проезжих дорог, железнодорожных коммуникаций, костелов, школ и различных коммунальных учреждений*. На распределенных делянках не было ни домов, ни хозяйственных построек, новые хозяева не имели почти никакого инвентаря. Все испытывали крайнюю нужду в сельскохозяйственных продуктах. Поначалу родные полки в меру своих возможностей снабжали осадников лошадьми, телегами и продовольствием. Однако, правительственная помощь оказалась недостаточной, к тому же она была плохо организована. Не смотря на все эти трудности, осадники постепенно и последовательно возрождали запущенную землю. Первые три года осадничества были самыми трудными. Польское государство, на территории которого в течение нескольких лет шли военные действия, было не в состоянии предоставить осадникам эффективную помощь. Земли обрабатывались благодаря кредитам, взятым под высокие проценты, что влекло за собой растущие задолженности колонистов**.

* J.Stobniak-Smogorzewska..., s. 108.
** CAW, Gab. MSWojsk., sygn. I.300.1.658, Sprawozdanie przedstawiciela MSWojsk. przy Okręgowym Urzędzie Brześć n. Bugiem, k. 19 [Отчет представителя Министерства Военных дел при Окружной Администрации Бреста над Бугом].


Волынь относилась к наиболее часто выбираемым осадниками мест для поселения. В 1921 году на территории волынского воеводства землю получило 1605 поселенцев-единоличников и 1055 бывших солдат, организованных в группы*, в то время как в отношении остальных территорий Восточного Приграничья цифры эти достигали соответствено: 3640 и 1396. В 1922 году планировалось расселить на Волыни очередных 2590 военных осадников, но планы эти так и не были реализованы.

Кризис осадничества

Одновременно с отстранением маршала ПИЛСУДСКОГО от активной политики, отношение поитиков к военной колонизации также подверглось изменениям. Уже в конце 1921 г. идея осадничества столкнулась с острыми атаками в Сейме и прессе. Враждебно настроенные к Юзефу ПИЛСУДСКОМУ политики и деятели противились дальнейшему развитию идеи военного осадничества. Доминировать на политическом поле стали круги, выходящие из национал-демократии, отрицательно отноносившиеся к национальной политике ПИЛСУСКОГО и его сторонников в Восточном Приграничье.

После 1923 года, в атмосфере непрекращающихся споров и атак, акция военной колонизации была свернута. До этого времени, согласно Закона от 17 декабря 1920 г. в распоряжение военных осадников на восточных территориях Речипосполитой было передано 137 192 га земель, на которых поселилось 8059 осадников (1383 офицера и 6676 представителей рядового состава). Вместе с семьями составляли они общество числом свыше 30 000 чел. В волынском воеводстве на 54 464 га земли поселилось 3507 осадников; средняя площадь земли, приходившаяся на одного хозяина насчитывала 14.96 га*. Общая задолженность осадников волынского воеводства достигла к тому времени 18 765 957 злотых, в среднем по 5353 злотых на одно хозяйство**. Постепенно, однако, шло заселение и освоение новых мест. Еще в начале 1925 года около 44% поселенческих хозяйств не имело жилых и приусадебных застроек. Однако уже несколькими годами позже после наделения землей, большинство осадников отлично управлялось со своими хозяйствами, став образцовыми сельскохозяйственными работниками.

* Ibidem, sygn. I.300.1.669.
** Ibidem, sygn. I.300.1.658, Sprawozdanie w sprawie osadnictwa wojskowego, k. 29.


В апреле 1924 года тогдашний военный министр Владислав СИКОРСКИЙ распорядился начать с 1 июля реорганизацию Секции Военной Колонизации с сокращением ее штатов на 50% относительно прежнего состава*. Одновременно ликвидировались представители Военного Министерства при Окружных и Поветовых Комитетах, замещаясь представителями Окружных Земельных Комитетов в Гродно, Вильне, Пинске и Луцке. Эти представители подчинялись теперь персонально главе Кабинета Военного Министерства.

* Ibidem, sygn. I.300.1.674, Odpis zarządzenia Ministra Spraw Wojskowych W.Sikorskiego z 23 kwietnia 1924 r., k. 441.

Сочетание парцеляции (разкрупнения) крупной земельной собственности с польской колонизацией было негативно воспринято украинцами, которые как раз на Волыни и испытывали острый земельный дефицит. Более того, в 1924 году были приняты законы об образовании и государственном языке, которые только обострили польско-украинский антогонизм. Эти законы привели к маргинализации украинского образования, которое рождалось и крепло трудами многих поколений украинцев. В связи с этим дело дошло до резкого обострения взаимоотношений между польскими военными осадниками на Волыни и местным украинским населением. Временами приобретали они форму просто угрожающую: 3декабря 1924 года к представителю Военного министерства по делам Военной колонизации в волынском воеводстве обратился Каэтан САВИЦКИЙ, колонист поселения Беляевские Езёраны с драматической просьбой выделить ему оружие с боеприпасами, поскольку местные крестьяне, побуждаемые группой диверсантов, подожгли окраинные военные поселения, стреляя по людям, пытавшимся затушить пожар. САВИЦКИЙ получил необходимую амуницию, благодаря чему осадники могли предпринять предупредительные меры*. Во время Съезда Предствителей Военных Осадников в Луцке 11 декабря 1924 г. утверждалось, что повторяющиеся нападения имеют "целью выдавить польский элемент с Волыни при помощи выкуривания военных поселенцев"**.

* Ibidem, k. 521.
** Ibidem.


Осадники с правовой точки зрения, были только пользователями полученной ими земли. Оформление актов собственности на нее наталкивалось на огромные трудности, что несомненно повлияло на дальнейшее развитие осадничества и хозяйственную деятельность поселенцев. До 1927 года едва ли 20% военных поселенцев оформило документы на владение полученной ранее землей. Большой проблемой была ликвидация долгов прежних хозяев, а также темпы обмеров земли. Не смотря на то, что в 1924 году в Волынской Окружной Земельной Администрации работало 19 войсковых землемеров, запаздывание в обмерах земли отставало на 2-3 года*.

* Ibidem. k. 316.

Осадничество на Волыни после 1926 года - попытки правового урегулирования

Осадническое движение ожило после возвращения к власти маршала ПИЛСУДСКОГО. Не смотря на конфликты на политическом поле, этот период был вполне благоприятным для осадничества. Этому способствовала помощь государства, а также высокие закупочные цены, установленные за сельскохозяйственную продукцию и мясомолочный скот. Благодаря этому осадники получили возможность вкладывать деньги в землю, что увеличивало ее стоимость.

Однако кризис начала 30-х гг. вызвал рост цен на сельскохозяйственную продукцию. Необходимость выплаты частных и государственных кредитов, выплаты налогов и задолженностей, независимо от экономических, привели к еще большей задолженности, а в некоторых случаях и банкротства многих осаднических хозяйств*.

* Ibidem, sygn. I.300.1.658, Sprawozdanie przedstawiciela MSWosk., k. 19-20.

Не смотря на сложное экономическое положение, осадническая акция продолжалась, при чем правительство пыталось урегулировать застарелые проблемы.. В 1930 году Отдел Военной Колонизации при Военном Министерстве выступил с инициативой к Министерству Сельскохозяйственных реформ о предоставлении кандидатам-осадникам возможности приобретения земли. Из 80 000 кандиидатов было отобрано 18 440 бывших бойцов, которые направлялись в поветовые земледельческие конторы. В результате землю получило 800 бывших военнослужащих*. В 1931 году было рассмотрено 1392 подобного рода дел, а в 1932 году - 3963**.

* Ibidem, Sprawozdanie z działalności Referatu Osad Żołnierskich za rok 1932, k. 27-28.
** Ibidem.


14 марта 1932 г. был утвержден Закон, дополняющий правила наделения землей военнослужащих Войска Польского*. Закон предусматривал возможность перемещения военных поселенцев, получивших недостаточные и запущенные участки, на земли с лучшими условиями для добротного их возделывания (ст. 3). Также открывались возможности расширения площади приобретаемой земли путем освоения некоторых территорий, принадлежащих Главного Управления Государственных лесов (Dyrekcji Naczelnej Lasow Panstwowych). На этих территориях, охватывающих площадь порядка 40 000 га, после парцеляции могло появиться около 2000 новых осаднических хозяйств**.

В процессе дебатов в Сейме, послы, представляющие украинское и белорусское меньшинства, решительно выступили против предагаемого проекта, утверждая, что он, с одной стороны, направлен на расширение масштаба польской военной колонизации, с другой - разрушает основы быта коренных жителей этих территорий. Закон этот приобрел международное внимание: 1 июля 1932 года украинские послы заявили протест в Лигу Наций. Интерес к закону проявил также депутат британской Палаты Общин Дж.А. ПАРКИНСОН, выступивший 30 мая 1932 года с докладом о нем**.

* Ustawa z dnia 14 marca 1932 r. uzupełniająca przepisy o nadaniu ziemi żołnierzom Wojska Polskiego, Dziennik Urzedowy Rzeczypospolitej Polskiej, 1932, nr 35, poz. 335.
** CAW, Gab. MSWojsk., sygn. I.300.1.658, Notatka informacyjna Wydziału Osad
Żołnierskich dotycząca Ustawy uzupełniającej przepisy o nadaniu ziemi żołnierzom Wojska Polskiego z dnia 14  marca 1932 r.
, k. 1.
*** Ibidem, k. 5.


Национальные и политические проблемы, связанные с кампанией осадничества на Волыни

Юзеф ПИЛСУДСКИЙ публично высказал свои взгляды на тему политики в Восточном Приграничьи уже в январе 1920 г. в Ровно, во время инспекторской поездки на Волынский фронт. В своем выступлении перед представителями волынской земли он сказал:

"Когда мы говорим о Кресах, мы должны отдавать себе отчет, что это такое. Кресы - это столкновение одного народа с другим, одной культуры с другой, одного воспитания с другим воспитанием. Поэтому, самым трудным заданием приграничной политики властей является формирование среди населения крепкого, непоколебимого уважения к самим себе. Во всем мире приграничная политика похожа. Я не знаю другой приграничной политики, кроме выражающейся лозунгом: "Горе побежденным!" И если во всем мире в приграничной политике господствует ложь, я хочу, чтобы наша приграничная политика была честной"*.

* Naczelnik Państwa w Równem, "Kurier Warszawski" nr. 12 z 12 stycznia 1920 r.
Tags: Волынь, Польша, Украина, история, политика, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments