elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

ВЕЛЕС и НИКОЛА. Мерянский аспект

Оригинал взят у ilya_ilm в ВЕЛЕС и НИКОЛА. Мерянский аспект
То обстоятельство, что культ языческого Велеса был во многом перенесен на культ святого Николая, достаточно широко известно и подтверждено (хотя по понятным причинам не популяризуется) историками. Можно просто сравнить, например, знаменитого Николу Можайского (первое изображение которого было, кстати, деревянной скульптурой!) и Велеса на проекте памятника Тысячелетию России в Великом Новгороде.



    По популярности народный святой Никола-угодник уступает только Богоматери, до неприличия сильно обгоняя самого Иисуса. Однако нигде нет вразумительных объяснений, почему Велеса заменил именно Николай, а не Власий, несмотря даже на перенятую последним у Велеса функцию покровителя скота – «скотьего бога».
    Возможный ответ кроется в нерассмотренном до сих пор «мерянском следе».Прежде всего, следует отметить, что культ святого Николая присущ месту расселения финно-угров Московии, а не Киевской Руси, где святым-покровителем был Георгий. Вместе с князьями-Рюриковичами Георгий в конце концов утвердился в Московском гербе, но до сих пор проигрывает народному Николе-угоднику.
    Разделение функций языческого бога между святыми Власием и Николой можно объяснить случайностью, проистекающей из славянско-финского двуязычия. Если носитель славянского языка переведет Велеса во Власия, то финн-мерянин с неменьшей легкостью услышит в имени «Николай», а тем более в упрощенном «Микола» родное «Мяки Лей» - холм у воды, т.е. святилище, сакральное место. Что, собственно, и подтверждают многочисленные Никольские церкви, и, в первую очередь, знаменитый Никольский собор в Можайске.
Хотя Можайский район известен многочисленными угро-финскими гидронимами и топонимами, а название самого города можно перевести как «красивый», наличие западного финского слова «мяки» - «холм» в этой местности может показаться странным. Но только на первый взгляд. Например, на расстоянии всего 300 км близ Углича расположен известный Улейминский, а точнее, Николо-Улейминский (sic!) монастырь в одноименном селе на одноименной же реке. «Лейма» - корова именно по-фински, а не на эрзянском или марийском языках. Недалеко от Улеймы, в сторону Ярославля, есть гидроним-дублер: река Коровка. Так что гипотеза с «мяки» имеет достаточно оснований: если славяне могли добраться из Киева в Углич за тысячу верст, то уж местные жители могли как-нибудь осилить в три раза меньшую дистанцию.

    Наше краткое исследование было бы неполным без еще одного аспекта. На угро-финских языках Велес ассоциировался с белым цветом – такое значение имеет корень «вел». А Никола-чудотворец, пожалуй, единственный святой, который на иконах всегда изображается в далматике белого цвета.



    Как бы то ни было, связь Николы-Угодника с древним угро-финским Велесом все еще ощущается. Посмотрим на шумящую подвеску из мерянских погребений и на современный герб города Волосово в Ленинградской области.



    Остается только добавить, что, хотя этноним «меря» исчезает из летописей в X веке, название «чудь» употребляется повсеместно и часто встречается и в позднейших источниках. И в этом аспекте для осваивавших славянский язык мерян-финнов-чуди по-своему истолкованное имя Николай-ЧУДОтворец могло прибавить еще одну толику сакральности этому интереснейшему культу.

Tags: Русь, история, славяне, финно-угры, христианство, язычество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment