elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

История одного царскосельского скаута

Оригинал взят у v_murza в История одного царскосельского скаута
АЛЕКСАНДР ЛЬВОВИЧ КАЗЕМ-БЕК (1902-1977)

источник фото: сайт Энциклопедия Царского Села

Будем же надеяться на то, что зажегшаяся звезда скаутизма над русской молодежью разгорится ярким светом на всем обширном пространстве нашей дорогой родины и что сотни тысяч русских мальчиков и девочек на призыв: «Будьте готовы!» будут стройно, бодро и весело отвечать: «Всегда готовы!»
(Э.П.Цытович, директор Царскосельского реального училища, 1915 г.)


На сайте Энциклопедия Царского Села обнаружил я недавно любопытную фотографию Царскосельского скаутского отряда, сделанную в мае 1917 г. Она заимствована из семейного архива Марии Леонидовны Масловой, внучатой племянницы одного из скаутов – Коли Богданова (на снимке в 3-м ряду второй слева). Большинство из этих ребят училось в Реальном училище, при котором и был создан скаутский отряд, один из первых в России.
Директором училища в 1907 – 1917 гг. был Эраст Платонович Цытович, преподававший физику и арифметику Вел. княжнам Ольге, Татьяне и цесаревичу Алексею. Он являлся одним из основателей скаутского движения в России, а слова, цитированные в заголовке поста, были сказаны им на 1-м Всероссийском съезде по скаутизму в Петрограде.

М.Л.Маслова пишет, что Коля Богданов умер в молодом возрасте, а его друг Борис Вольтерс (крайний слева во 2-м ряду) жил долго и счастливо, получил титул барона от короля Бельгии и скончался в возрасте 93-х лет. Биографии других скаутов отряда ей неизвестны.

Кто знает будущего тайны? Кто знает о своей судьбе... Обратите внимание на юношу рядом с Богдановым и Вольтерсом (в 3-м ряду крайний слева), с характерной восточной внешностью и загадочной, почти что девичьей улыбкой. Взглянем на его портрет крупным планом.


Его звали Саша, точнее, Александр Львович Казем-Бек (1902-1977). И ему было суждено прожить совершенно фантастическую жизнь.
В возрасте 21 года он основал в Мюнхене союз «Молодая Россия», выдвинул лозунг «Царь и Советы», получил аудиенцию у Муссолини, побывал во французском концлагере, преподавал в Йельском университете США, потом вернулся в СССР, где обличал американский империализм в газете «Правда», стал большим церковным чиновником, был награжден орденами Св.Владимира III и II степеней, грамотами патриархов Алексия I и Пимена и почил в бозе в 1977 г.

На его поминальной трапезе заместитель начальника Отдела церковных внешних сношений (ОЦВС) Московского патриархата, протоиерей Николай Гундяев сказал хорошие слова «Казем-Бека нужно не только помнить, его надо изучать». Через 37 лет лишний раз убеждаешься в правоте слов о. Николая — иные реалии сегодняшнего мейнстрима, не зная наследия Казем-Бека, уж точно не поймешь.

«УРА ГЛАВЕ!»
Александр Казем-Бек родился в Казани 2 (15) февраля 1902 г. в семье уездного предводителя дворянства Льва Александровича Казем-Бека (1876-?).
Род Казем-Беков считают обрусевшими персами или даже потомками туркменских ханов. Это не совсем так. Прадед нашего героя - Мирза Мухаммед Али (Александр) Гаджи Касим оглы Казем-Бек (1802-1870), выходец из Азербайджана, был профессором-востоковедом Императорского Санкт-Петербургского университета.

Дед и отец Александра - Александр Александрович (1844-1894) и Лев Александрович были православными, хотя окружающие долго напоминали им о мусульманском происхождении. Сохранилась эпиграмма, повествующая о том, что Александр Львович даже младенцем при крещении «бурно реагировал»:

Он, как потомок Магомета,
Принять крещенья не желал,
И потому он так орал,
Сын льва и солнечного света.


Причудливые ветви генеалогического древа связывают его еще и с потомками Евгения Боратынского и Льва Толстого.

С началом Первой мировой войны отец А.Л.Казем-Бека ушел добровольцем в чине корнета в Уланский Императрицы Александры Федоровны полк. Его супруга переехала в Царское Село, где был развернут лазарет полка. Там Александр поступил в гимназию, и к началу революции успел закончить 6 классов.
Он успел немного повоевать в белой армии и в 1920 г., в возрасте 18 лет бежал из России. А уже через 3 года он основал в Мюнхене союз «Молодая Россия».

Принадлежность Александра к скаутизму оставила неизгладимый след. Еще в 1918-1919 гг. он обнаружил способность притягивать к себе других людей и оказывать на них большое влияние. Февральский съезд зарубежной русской молодежи 1923 г. избирает Казем-Бека главой созданной им организации. Через 2 года она получает имя «Союз младороссов».

Члены союза носили синие рубашки. На съездах при появлении вождя Казем-Бека они вскакивали с места, вскидывая вперед руку, с криком: «Ура Главе!». Позже в союзе были введены офицерские звания: «младший младоросс», «старший младоросс», «член Главного Совета».

Часть Романовых не только приняла идеи младороссов, но и стала их главным спонсором. В официальном обращении «К русским людям» в 1929 г. Вел. кн. Кирилл Владимирович (самопровозглашенный Император Всероссийский) одобрил младоросское движение. Младороссы регулярно с 1930 г. устраивали палаточные лагеря вблизи Сен-Бриака – его резиденции. В 1932 г. младороссом с партийным значком № 1 стал его сын, 15-летний наследник Вел. кн. Владимир Кириллович.

Идеология младороссов являлась неким синтезом скаутизма, фашизма, сталинизма, русского национализма и православия. Эта гремучая смесь привела к появлению дивных лозунгов – «Царь и Советы», «Пролетариат будет опорой монархии нового типа!», «Русский царь освободит трудящихся от ига красных и золотых паразитов!» и т.п.

Вот как писал о младороссах Н.А.Полторацкий (1909-1991), общественный и церковный деятель, реэмигрант, хорошо знавший А.Л.Казем-Бека:
«Муссолини, в ореоле славы Древнего Рима, появился как носитель идеалов национального возрождения и примирения. <…> И вот тогда-то молодой Казем-Бек, опьяненный немного этими идеями раннего фашизма, в то время еще не дошедшего до расизма и антисемитизма, основал свой Союз младороссов с очень русским лицом.
Интеллектуалы, заводские рабочие, водители такси, мужчины и женщины, люди молодого и среднего возраста, обеспеченные и даже богатые пополнили ряды Союза, движимые бескорыстным чувством
любви к своей Родине.

Талант, если не дар, Казем-Бека заключался в том, что он умел внушать всем дух добровольной дисциплины. Незыблемым правилом Союза была солидарность, взаимопомощь. Искусство заставлять себе подчиняться, полюбить себя, даже обожать было его врожденным качеством. Благородство, великодушие, отсутствие всякой мелочности, злословия и злопамятности были его основными достоинствами.

И ко всем этим качествам надо добавить еще умение обходиться без посторонней помощи в повседневной жизни. Будучи в юности начальником скаутов, он умел разводить костер в лесу, ставить палатки, убирать лучше любой женщины и, самое главное, прекрасно готовить не хуже лучших поваров мира. <…>
Для пропаганды Союз использовал разные средства, организуя как в Париже, так и других городах конференции, курсы, клубы, кружки, дружеские встречи, торжественные банкеты, на которых
председательствовал Вел. кн. Кирилл Владимирович или его брат Вел. кн. Андрей Владимирович».


Участники трёхсторонней конференции русских фашистов в Берлине (1933 г.): А.Л.Казем-Бек (с усиками) – шестой слева

Приводимый выше снимок заимствован из Википедии, есть он и в недавней статье у Толкователя «Русская весна – преемники младороссов Казем-Бека» . В сентябре 1933 г. представители русских фашистских партий решили провести конференцию в Берлине. Целью ее было образование единого антибольшевистского фронта. Но соглашение достигнуто не было.
В 1934 г. Казем-Бек отправился в поисках субсидий в Италию, где Муссолини официально принял его, несмотря на протесты советского посла В.П.Потемкина.

Процитируем отрывок из упомянутой выше статьи.
«С середины 1930-х гг., как подозревали непримиримые белогвардейцы, Казем-Бек начал сотрудничать с НКВД. С этого же времени начинается всё большее сближение младороссов с СССР. В 1935 г. в «Младоросской искре» было объявлено: «Союз младороссов после длительных и напряжённых усилий превращается во вторую советскую партию, занимающую положение оппозиции в отношении партии правящей».


Младоросс Вел.князь Владимир Кириллович Романов (источник)

В августе 1937 г. разразился скандал, нанесший серьезный ущерб репутации Казем-Бека. Его видели в кафе Руаяль в обществе «красного графа» А.А.Игнатьева (1877-1954), бывшего военного атташе Российской Империи в Париже, ставшего эмиссаром СССР. Эта встреча вызвала недвусмысленные намеки на связь А.Л.Казем-Бека с советской разведкой.

После этого события он подал в отставку с должности докладчика при императоре по иностранным делам. В газете «Бодрость» от 8 августа 1937 г. заявил следующее: «Я не имею право обременять великой ответственностью Государя своими действиями. Поэтому я признал необходимым просить Государя об освобождении меня от должности докладчика при Его императорском величестве по вопросам иностранной политики».

Со смертью 12 октября 1938 г. Кирилла Владимировича связь младороссов с Династией прервалась. Отношение нового главы Дома Романовых Вел.кн. Владимира Кирилловича к младороссам изменилось. Он, в частности, осудил СССР в Зимней войне с Финляндией, усматривая в ней коммунистическую экспансию, а младороссы полагали, что действия СССР служат интересам России.

После того, как Муссолини сблизился с Гитлером (1939 г.) Казем-Бек официально объявляет о разрыве с итальянским фашизмом и переезжает во Францию.

С началом Второй мировой войны он послал премьеру Э.Даладье телеграмму с заявлением, что он и все члены партии отдают себя в полное распоряжение французского правительства для борьбы с Германией. «Россия будет, конечно, ближайшей целью германской экспансии, – писал Казем-Бек в то время – Скоро стране нашей придется сдавать самый ответственный экзамен всей ее истории».

В мае 1940 г. Казем-Бек вступил во французскую армию, но был арестован и направлен в лагерь Верне. При помощи английского и швейцарского посольств ему удалось выехать в США, где в 1942 г. он объявил о роспуске партии младороссов, «дабы дать полную возможность каждому из её членов проявить по своему разумению свой патриотический долг в отношении воюющего Отечества нашего». Члены распущенной партии в большинстве своём пополнили ряды антифашистского сопротивления.

С 1944 г. он преподавал русский язык в Йельском университете, с 1946/1947 гг. года возглавлял кафедру русского языка и литературы в Коннектикутском колледже в Нью-Лондоне.

После начала «холодной войны» Казем-Бек обращается к Г.М.Маленкову с просьбой разрешить ему вернуться на Родину. Через некоторое время пришел положительный ответ через постоянное представительство СССР при ООН. Однако американские власти чинили Казем-Беку препятствия, в результате чего он сумел выехать в СССР только в 1956 г., оставив в США свою семью.
Возможно, эта задержка спасла ему жизнь. К примеру, лидера РФП К.Родзаевского, вернувшегося в СССР в 1945 г., расстреляли в подвалах Лубянки, несмотря на обещания неприкосновенности и получения «новой интересной работы в качестве журналиста-агитатора».

СУДЬБА РЕЭМИГРАНТА
Вернувшись, Казем-Бек столкнулся, наконец, со столь вожделенной для него советской действительностью. Написал покаянное письмо в «Правду», где признавался в стремлении партии младороссов возродить буржуазный строй и в ее работе на иностранные разведки. Оно вызвало бурю протестов в русской эмиграции и привело к разрыву с прежними друзьями-младороссами. Говорят, это письмо в немалой степени «дополнили», да так, что Александр Львович долго не мог прийти в себя.

В «Литературной газете» от 28.02 и 27.04.1957 г. выходят две его статьи «Америка без прикрас», в коих он утверждал, что, в отличие от Советского Союза и Европы, Америка — «страна, не имеющая собственной культуры». И тут автору не повезло — он напоролся на резкий ответ Ильи Эренбурга, который протестовал против «очернения американской культуры в статьях Казем-Бека, ибо Америка дала миру многих прогрессивных и самобытных писателей и художников».

В конце концов, Казем-Бек получил предложение работы в Московском патриархате РПЦ. С 1962 г. он работал старшим консультантом ОЦВС («Иностранного отдела») и написал много статей в «Журнале Московской патриархии».


А.Э.Краснов-Левитин в своих воспоминаниях («В поисках Нового Града» ) так пишет об этом периоде жизни Александра Львовича:
«С его умением завязывать связи он преуспел во многом: стал бывать у Патриарха (Алексия I – В.М.), пробился и к Митрополиту Николаю, помощником которого он стал. Что касается Патриарха, то с ним Казем-Бек нашел общий язык: они вспоминали форму гвардейских полков, значки; Патриарх любил расспрашивать про Париж, про места, виденные им в детстве.
Однако архиепископу Мануилу, который раз застал у Патриарха Казем-Бека, после того, как Казем-Бек ушел, было сказано: «Будьте с ним осторожнее. Это очень опасный человек». <…>

Однажды майским вечером, возвращаясь из Сандуновских бань, я зашел в Петровский пассаж. При входе я столкнулся с Казем-Беком. С неожиданной приветливостью он первый со мной поздоровался. И начал разговор. Мы ходили с ним потом по Петровке, по Неглинке, по Страстному бульвару. Разговор продолжался два с половиной часа. Я понял, что он, в сущности, очень одинокий человек. И ему не хочется меня отпускать. Расстались. Встретив его однажды в коридоре Иностранного отдела, я подарил ему сборник моих статей «В борьбе за свет и правду». Хвалил: «Слушайте, это гениально! В советских условиях писать такие вещи». Звал к себе.

Пошел к нему, хотя и не советовали, но меня всегда тянуло к оригинальным людям, к парадоксальным знакомствам. Он жил в самом фешенебельном месте Москвы, на Фрунзенской набережной, в доме Военного министерства, куда простым людям и показаться было нельзя. Тогда вся Москва говорила о его браке с молодой дамой, которая годилась ему во внучки. Но жил он один, в элегантной однокомнатной, холостой квартирке. Опять говорили. Разговор шел в простецкой, элегантной, светской манере. А мне так надоели к этому времени советские люди (диссиденты и недиссиденты) с их ограниченностью и хамоватостью, что мне нравилось бывать в его обществе. Говорили, впрочем, на нейтральные темы. Однажды он спросил: «Во что вы верите?» Я вытаращил глаза: «То есть как?» (Вопрос странный, будучи обращен к православному церковному писателю.) Он несколько смутился: «Видите ли, мне часто приходится говорить: верую, Господи, помоги моему неверию…».


В феврале 1977 г. с А.Л.Казем-Беком случился удар. Временами теряя дар речи, он до конца сохранял ясность сознания, испросил благословения Патриарха Пимена, чтобы его погребли в Переделкино под Москвой, на небольшом кладбище Афонского подворья, возле Преображенского храма и избрал себе эпитафией четверостишие М.Волошина:

Надо до алмазного закала
Прокалить всю толщу бытия,
Если ж дров в плавильной печи мало,
Господи! - вот плоть моя!


21 февраля 1977 г. бывший глава Младоросской партии скончался в своей московской квартире. 24 февраля его тело было предано земле. Еще во время болезни его кабинет в Патриархии был опечатан сотрудниками КГБ.

Сейчас на месте того памятника над могилой А.Л.Казем-Бека стоит большой мраморный крест (источник фото).


Весьма интересные подробности из жизни Александра Львовича изложены в книге француженки Мирей Массип «Истина – дочь времени. Александр Казем-Бек и русская эмиграция на Западе». Аннотация к этой книге, названная «Портрет негодяя», находится здесь. Вот, только присоединяться к подобным оценкам его личности никакого желания нет, да и права, наверное, тоже.

Просто кажется, наш герой на подсознательном уровне усвоил скаутский девиз «Будь готов!». Даже стихотворение М.Волошина, откуда он заимствовал себе эпитафию, носит название «ГОТОВНОСТЬ» (1921).

Приведу его целиком, несмотря на свою нелюбовь к творчеству Волошина. Рядом со скаутским значком.

Я не сам ли выбрал час рожденья,
Век и царство, область и народ,
Чтоб пройти сквозь муки и крещенье
Совести, огня и вод?

Апокалиптическому Зверю
Вверженный в зияющую пасть,
Павший глубже, чем возможно пасть,       
В скрежете и в смраде - верю!

Верю в правоту верховных сил,
Расковавших древние стихии,
И из недр обугленной России
Говорю: «Ты прав, что так судил!

Надо до алмазного закала
Прокалить всю толщу бытия.
Если ж дров в плавильной печи мало:
Господи! Вот плоть моя».

Основные источники (помимо цитированных в тексте):
Н.À.Полторацкий. Воспоминания о Казем-Беке — в Сб. «Дом князя Гагарина» , Одесский литературный музей, вып.6, ч.2, 2011 г.
Александр Закатов. «ЦАРЬ И СОВЕТЫ»: Младоросская партия в истории русской эмиграции.

Tags: Россия, СССР, государство, история, политика, старые фотографии, судьба, фашизм, шпионские игры
Subscribe

  • Вы должны вбить в голову

    Я от вас будут требовать прежде всего порядка в университете. А студентам, которые к вам придут, вы должны вбить в голову, что это их страна.…

  • Убийственный Париж (3)

    В ответе на вопрос, кем, собственно говоря, был Гросувр, заключается и ответ на вопрос, как он погиб. Но ответить на него так же непросто. Серый…

  • Убийственный Париж (2)

    В годы оккупации домом номер 205 по бульвару Мальзерб владел человек, чье имя французы произносят: Жозеф Жуановичи или Жоановичи. Как звучало оно в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments