elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Неизвестная история Новосибирска

http://grigoryevff.ru/1727.html
В связи с тем, что Елань (ныне правобережный Новосибирск) еще в петровские времена превратилась в Гусинское имение Его Величества и не входила в демидовскую вотчину, на местное население не распространялась тяжкая повинность работы на алтайских рудниках. Для кривощековцев наступили «золотые времена» в буквальном смысле этого слова. Ведь после исхода теленгутов, взорам колонистов открылась огромная страна, исполненная брошенных городов (об этом говорят данные Н.Витсена, изложенные в книге «Северная и Восточная Тартария»). Предметом особого интереса переселенцев были оставшиеся от прежней власти курганы, потому что это были древние и не очень захоронения, наполненные драгоценной утварью. Сбиваясь в большие ватаги, все мужское население Кривощеково и близлежащих деревень уходило на сезонный промысел: грабить «бугры». Промысел так и назывался: «бугрование».
Масштаб бугрования в Сибири был настолько велик, а добыча — настолько богата, что местные чиновники сразу взяли бугровщиков под свой контроль, превратив разорение «татарских могил» в отрасль, которая по прибыльности соперничала с американским Клондайком. Известно, что в те времена один «золотник» (4.3. грамма) чистого золота можно было купить за 90 копеек (данные Г.Ф.Миллера). На вершине этого промысла стояла фигура первого губернатора Сибири Матвея Гагарина, который, по некоторым данным, благодаря бугорному золоту превратился в одного из самых богатых людей своего времени. Когда его арестовали, то в московских и перербургских дворцах, принадлежащих Гагарину, одних украшений было описано на сумму, в 250 раз превышавшую сметную стоимость всех Невьяновских заводов на Урале. «Бугорные» сокровища казненного Рюриковича и личного друга Петра Первого до сих пор являются предметом вожделения кладоискателей, так как есть подозрение, что упрямый князь и под пытками не выдал места, где спрятал основную часть своих богатств.
Эпидемия «бугрования» уничтожила весь культурный слой Южной Сибири, так как колонисты перелопатили все курганы и могилы, разрушая древние надгробья, выбрасывая все, что не является ломом драгметалла (найденные изделия из драгметаллов, обычно, переплавлялись). Бугровщики не догадывались о том, что художественная и историческая стоимость переплавляемых предметов во много раз превосходит стоимость металла, из которого они сделаны. Во всяком случае, те немногие раритеты, которые контрабандным путем попадали за границу, производили там эффект разорвавшейся бомбы.

Дело в том, что до этого в Европе под «древностью» понимали только Античность и образцом классической красоты выступали предметы античного искусства. Древние украшения из далекой Тартарии, переворачивали сложившиеся представления. По эстетическому совершенству они не уступали античным, но были другими. Названные «скифским золотом» предметы из южносибирских захоронений положили начало европейской моде на коллекционирование древностей. Считается, что именно в этот период стали формироваться коллекции, которые положили начало старейшим художественным музеям Европы.
Петр Первый узнал о существовании «скифского золота», когда жил в Амстердаме — там его ознакомили с одной из таких коллекций. Вернувшись домой, русский царь основал «кунш-камеру» и стал издавать указы, которые сегодня рассматриваются как первое в мире археологическое законодательство. Впрочем, старт превращению богомерзкого гробокопательства в научную археологию дал не столько Петр Первый, сколько его посланник – капитан Иван Унковский. В 1722-1723 годах возглавляя российское посольство в Зюнгарии (Джунгарии), он был вызван к контайше, который выразил недовольство относительно деятельности многочисленных артелей бурговщиков, которыми была наводнена Телеутская (ныне Кулундинская) степь. В ответ Унковский заявил, что в раскопанных курганах погребены российские люди, жившие здесь до принятия христианства (сведения А.Бородовского). Таким образом, впервые в мире (до открытия египетских пирамид оставалось без малого сто лет) была озвучена идея допустимости исследования отечественного прошлого посредством раскопок «отеческих» могил.
Золотая лихорадка бугорного промысла сотрясала Кривощеково вплоть до его запрещения в 1727 году. С тех пор остались многочисленные топонимы, содержащих слово «бугор» — это были места сбора «охотников за сокровищами». Они сходились здесь, оставляя окрестные деревни без мужиков, чтобы двинуться «по последнему санному следу» навстречу золоту, которое ждало их в далеких, еще не разграбленных «татарских могилах».
Tags: Европа, Россия, Сибирь, археология, государство, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments