elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Интернированные немцы на металлургическом заводе в Сталино

http://infodon.org.ua/stalino/internirovannye-nemcy-na-metallurgicheskom-zavode-stalino
Об этом не очень распространялись в советское время, а живых свидетелей тех событий сегодня осталось очень мало, все они очень почтенного возраста. Но, как говорят, из песни слов не выкинешь — такой факт в нашей истории имел место, а значит, люди должны знать о нем. «Донецкие новости» постарались найти документальную информацию об участии интернированных немцев в восстановлении разрушенного войной металлургического завода в городе Сталино.

«Мобилизовать и интернировать…»
Еще шла Великая Отечественная война, но Красная армия уже очищала от фашистов европейские государства. Половина СССР лежала в руинах, и рабочих рук на восстановление разрушенного войной народного хозяйства катастрофически не хватало. К примеру, сразу же после освобождения Донбасса для добычи угля были созданы женские шахтерские бригады, заменившие в забое воевавших на фронте мужчин.
Поэтому вполне логичным выглядело Постановление Государственного комитета обороны №7161сс от 12 декабря 1944 года. Этот документ (тогда совершенно секретный) назывался следующим образом: «О мобилизации и интернировании немецкого населения в странах Юго-Восточной Европы». Его основное содержание было таковым:
1. Мобилизовать и интернировать с направлением для работы в СССР всех трудоспособных немцев в возрасте: мужчин — от 17 до 45 лет, женщин — от 18 до 30 лет, находящихся на освобожденных Красной Армией территориях Румынии, Югославии, Венгрии, Болгарии и Чехословакии. Установить, что мобилизации подлежат немцы как немецкого и венгерского подданства, так и немцы — подданные Румынии, Югославии, Болгарии и Чехословакии.

2. Руководство мобилизацией возложить на НКВД СССР (т. БЕРИЯ)…
3. Обязать тт. МАЛИНОВСКОГО и ВИНОГРАДОВА — по Румынии, тт. ТОЛБУХИНА и БИРЮЗОВА — по Болгарии и Югославии:
а) оформить через правительственные органы соответствующих стран мобилизацию и интернирование указанных в п. 1 немцев…
4. Разрешить мобилизованным немцам взять с собой теплую одежду, запас белья, постельные принадлежности, личную посуду и продовольствие, всего весом до 200 кг на человека…
6. Направить всех мобилизованных немцев на работы по восстановлению угольной промышленности Донбасса и черной металлургии Юга.
Из прибывающих на место работы немцев сформировать рабочие батальоны по 1000 человек в каждом. НКО (т. ГОЛИКОВУ) выделить на каждый батальон по 12 офицеров из числа ограниченно годных к службе в Красной Армии.
7. Организацию приема интернированных в местах работы, их размещение, питание, а также все остальное материально-бытовое обеспечение интернированных немцев и организацию их использования на работах возложить на Наркомуголь и Наркомчермет…
10. Мобилизацию и интернирование немцев провести в течение декабря 1944 года — января 1945 года, закончив доставку на места работ к 15 февраля 1945 года.
Председатель Государственного Комитета Обороны
И. СТАЛИН.

Из этого документа ясно, что большинство интернированных немцев были доставлены в Донбасс. Их здесь готовились принять.

Планы относительно интернированных
На заседании бюро Сталинского обкома КП(б)У 20 февраля 1945 года было принято специальное постановление «О трудовом использовании мобилизованных немцев» (Государственный архив Донецкой области, Ф-П326, оп. 2, д. 631, лл. 10-12). В нем, в частности, говорилось: «Мобилизованных немцев, прибывающих в Сталинскую область в количестве 58,5 тыс. человек, направить на предприятия и стройки». Для руководства их трудовым устройством была организована специальная комиссия самого высокого уровня, который существовал тогда в регионе: председатель комиссии — секретарь обкома КП(б)У Мельников, ее члены — председатель исполкома облсовета Струев, начальник УНКВД Чечков, начальник комбината «Сталинуголь» Засядько, зам. секретаря обкома КП(б)У по строительству Цысь.

Было разрешено размещать мобилизованных немцев не только в помещениях предприятий, где они должны были работать, но и в свободных помещениях других предприятий, расположенных поблизости. Также для их расселения могли частично отдавать рабочие общежития «за счет размещения отечественных рабочих по частным квартирам». Постановление обкома партии обязало власти на местах «выделить в распоряжение горрайотделов НКВД работников для комплектования вольнонаемной вахтерской охраны» и позаботиться об их размещении.

Партийное руководство области указывало, что в лагерях для интернированных следует проводить массовую работу среди мобилизованных немцев. Для этого предлагалось «выделить для них газеты, установить радиоточки, всячески поощрять развитие художественной самодеятельности среди них, организовать посещение кино».

Также все были озабочены тем, чтобы затраты на содержание лагерей интернированных были как можно меньшими. Для этого было разрешено создавать в лагерях мастерские по пошиву одежды и обуви. «Развивать максимальное самообслуживание (парикмахерские, починочные мастерские и проч.). Открыть ларьки в лагерях для продажи овощей, промтоваров (нитки, иголки, пуговицы и проч.). Считать необходимым, чтобы в этих ларьках принимались для продажи личные вещи интернированных и мобилизованных немцев на правах комиссионного порядка», — записано в документе.

Особое внимание обращалось на режим в лагерях. «Изолировать интернированных немцев от общения с населением, принять меры, чтобы интернированные и мобилизованные немцы водились на работы и с работы строем, не допускать без конвоя хождение по улицам, рынкам, особо обратить внимание, чтобы немцы не пели своих фашистских песен», — указывало областное партийное начальство.

Для медицинского обслуживания интернированных предлагалось использовать медперсонал из их среды. Однако «справки об освобождении интернированных и мобилизованных немцев по болезни должны выдаваться только нашим медперсоналом».

Одним словом, все должно было быть подчинено одному требованию — «максимальному трудовому использованию интернированных и мобилизованных немцев».

Отдельный рабочий батальон интернированных №1000 при металлургическом заводе им. Сталина
Об этом рабочем батальоне сохранилось очень мало информации. Вообще, об использовании труда заключенных, репатриированных советских граждан, интернированных немцев при восстановлении металлургического завода в городе Сталино (ныне ДМЗ) сведения скудные, да и те пришлось собирать буквально по крохам. На сегодняшний день еще осталось очень много неясного.

Так, в Госархиве Донецкой области сегодня хранится отдельное дело дирекции отдела по делам военнопленных и интернированных и подведомственных ему управлений лагерей, находившихся на территории Сталинской области в 1944-1954 годах (ГАДО, Ф-Р1838, оп. 1, д. 88). Там указано, что приказом НКВД №00310 от 14.04.1945 года был организован отдельный рабочий батальон интернированных №1000 при металлургическом заводе им. Сталина.

В документах завода проскальзывает информация о том, что в восстановлении предприятия участвовали и заключенные исправительно-трудовой колонии НКВД при заводе (начальник лагеря в начале марта 1945 года — Устинов). Директор завода Павел Андреев приказал им «разгородить огороженное вами здание бывшего модельного цеха завода, т. к. здание это передается для восстановления Сталинскому заводу металлоконструкций» (ГАДО, Ф-Р231, оп. 2, д. 38, л. 13).

С конца октября 1945 года трудились на заводе и репатриированные советские граждане в составе 36-го (командир — гвардии капитан Иван Васильевич Горулько) и 38-го (командир — капитан Сергей Нориков) батальонов. К началу апреля 1946 года рабочие этих батальонов перешли в кадры завода, а их командиры были отправлены в распоряжение военкома города Сталино.

Где находился лагерь интернированных при металлургическом заводе, точно установить не удалось. В областном архиве было обнаружено лишь указание горкома КП(б)У (датированное апрелем 1945 года) директору завода Андрееву и командиру рабочего батальона Бедрику «до 1 мая с.г. перевести лагерь в новое помещение по 7-й линии». Понятно, что здание должно было быть довольно большим, чтобы вместить примерно 1 тыс. человек, только вот где оно могло находиться на улице Постышева (это бывшая 7-я линия) — осталось пока загадкой. Вероятнее всего, непосредственно вблизи завода.

Командиром 1-го стройбатальона (такое название тогда было у будущего ОРБ №1000) приказом директора метзавода Павла Андреева от 4.04.1945 года был назначен капитанНиколай Моисеевич Бедрик 1917 г.р., уроженец Киевской области. Он был в рядах РККА с сентября 1938 года, его последняя должность — командир батальона 594-го стрелкового полка 207-й стрелковой Краснознаменной дивизии 3-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта.

Известно, что он был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени за хорошую подготовку своих подчиненных к наступлению. В бою под городом Себеж батальон тогда ст. лейтенанта Бедрика отразил четыре контратаки фашистов с большими для него потерями. В том бою комбат был тяжело ранен, но не ушел с поля боя до прихода замены. Видимо, после излечения в госпитале его уже не послали на фронт, а откомандировали для прохождения службы в город Сталино.

В командном составе батальона интернированных №1000 также были: начальник штаба — ст. лейтенант Василий Иванович Якшинский, начальник группы по материальному обеспечению — ст. лейтенант Иван Алексеевич Бирюков, начальник группы трудоиспользования — лейтенант Михаил Петрович Каширин, старший инспектор группы учета — ст. лейтенантРамазан Байрамов, командир 3-й стройроты — лейтенантВасилий Иванович Сорокин, командир 4-й стройроты — лейтенант Иван Васильевич Кругляк, руководитель подразделения хозработ — мл. лейтенант Сергей Захарович Егоров.

16 апреля 1945 года командиром 2-го стройбатальона был назначен капитан Владимир Павлович Кошелев, заместителем командира по режиму и охране — капитан юстиции Алексей Селантьевич Пальченко.

Уже в августе 1945 года появляется нумерация ОРБ №100, видимо, тогда и объединили вместе эти два стройбатальона. Тогда же заместителем командира по политчасти был назначен капитан Г.П. Данильченко.

С 7 мая 1947 года командиром ОРБ №1000 стал сначала капитан, а затем майор Владимир Павлович Кошелев.

Не все было так, как задумывалось
13 апреля 1945 года на заседании бюро Сталинского горкома партии отдельно обсудили ход выполнения вышеуказанного постановления обкома КП(б)У «О трудовом использовании интернированных немцев на металлургическом заводе имени Сталина и Сталинском коксохимическом заводе» (ГАДО, Ф-18, оп. 5, д. 41, лл. 120, 144-145).
Было констатировано, что распоряжение областного руководства на этих предприятиях до конца не выполнено. «Максимального трудового использования интернированных немцев, как рабочей силы, т. Андреев и Семененко и командиры батальонов т. Бедрик и Васильев еще не добились», — отмечалось в документе.
Дальше шли подробности недостаточного использования интернированных: «По Сталинскому металлургическому заводу: в службе пути железнодорожного цеха, мартенстрое УКСа организация труда не налажена… По Сталинскому коксохимзаводу большинство выделенных бригадиров не обеспечивают достаточного использования немцев на строительных участках ОКСа… Производительность труда интернированных немцев низкая, не выполняющие норм по Сталинскому коксохимзаводу составляют 67%, по металлургическому заводу — 44%». К тому же «установленный режим в лагерях не выдерживается, интернированные немцы общаются с населением».

В документе горкома также отмечалось: «На работу и с работы немцы не всегда идут строем, особенно на Сталинском коксохимзаводе. Наблюдается свободное хождение немцев по улицам и рынкам. На металлургическом заводе отсутствует зона ограждения. На Сталинском коксохимзаводе имели место 7 случаев дезертирства интернированных немцев. Штат вахтерской охраны не укомплектован».

Дальше шли распоряжения об устранении выявленных недостатков, в т.ч. было приказано «вести беспощадную войну с симулянтами и саботажникам… выявлять фашистские элементы и изолировать их от добросовестно работающих», при этом «поощрять перевыполняющих норму».

Среди заводских документов того времени (апрель 1945 года) сохранились приказы об увольнении «за плохую организацию работ интернированных и неоднократное появление на работе в пьяном виде» зам. командира рабочего батальона №1 Сошнина, а также двух командиров рот — лейтенантов Гераскина и Гамова. В июле 1945 года в своем приказе №165 директор завода Андреев отмечал: «В последнее время цеха ослабили внимание и надзор за интернированными рабочими. 25 июня группа рабочих ЦРМ самовольно оставила работу и совершенно ушла с завода». Руководитель метзавода потребовал от охраны «не выпускать рабочих без указания бригадира».
Были случаи расхищения командным составом батальона продуктов, которые предназначались для интернированных немцев. Также выяснилось, что бухгалтер ОРБ №1000 Сорокина с декабря 1946 по март 1947 года получала хлебные карточки для своей матери и племянника, выехавших в Западную Украину. Приказом директора завода она была снята с должности.

Условия труда интернированных были далеко не райскими
Высшее областное начальство в лице обкома КП(б)У отмечало, что «пренебрежительное отношение к интернированным, мобилизованным немцам, в особенности к их бытовым условиям, может привести только ущерб государству», но на самом деле условия жизни интернированных были очень непростыми. Это подтверждают некоторые сохранившиеся документы.

В том же постановлении бюро горкома партии от 13 апреля 1945 года говорилось: «Большинство интернированных не имеют матрацев. На Сталинском коксохимзаводе санитарная обработка проводится нерегулярно».

В приказе по метзаводу от 16.10.1945 года (ГАДО, Ф-Р231, оп. 2, д.37, л. 28) говорится о вопиющем факте. В совхозе №3 «Кирша» интернированные работали на уборке урожая, некоторые из них заболевали, и… «больные лежали без оказания медицинской помощи 3 недели». Директор завода за это поставил лишь на вид директору совхоза, а начальнику участка сделал выговор. Хотя и пригрозил им, что при повторении подобного к ним уже будут применены более суровые меры административного воздействия.

В своем рапорте от 6.02.1946 года на имя директора завода командир батальона Бедрик сообщал: «Сегодня опять был завезен хлеб в батальон с опозданием — в 8.20 утра. Половина интернированных пошла на работу без завтрака, четыре раза за месяц интернированные пошли на работу без еды» (ГАДО, Ф-Р231, оп. 2, д. 69, л. 87).

Были случаи использования труда интернированных в личных целях. Так, в приказе директора завода №165 от 1.07.1946 года отмечалось: «Мастер тонколистового цеха Новоселов после ночной смены взял интернированную немку рабочую №832 Вагнер для работы на дому, где она вязала ему платок, занималась прополкой огорода». Она отсутствовала в лагере 32 часа. Мастер цеха был снят с должности и переведен на работу обкатчиком.

В августе 1946 года за использование труда интернированных вне территории цеха начальнику вальцепрокатного цеха Щукину был объявлен выговор. Тогда выяснилось, что «для выполнения прополки огорода» он привлек двух рабочих, отправив их без сопровождения к себе домой за 9 км от завода. «Ни обеда, ни завтрака они не получили», — сообщал директору капитан Бедрик.

И все время старались сократить расходы на содержание лагеря для интернированных. Так, распоряжением директора завода от 6 января 1947 года «питание интернированных переведено за наличный расчет» и уменьшен штат портняжной мастерской с 17 до 10 человек.

Всего на территории города Сталино на конец 1945 года, по информации начальника горотдела милиции майора Пышкина, было размещено 40 лагерей: для интернированных — 26, для спецконтингента — 6, для военнопленных — 5, ИТК — 3 (ГАДО, Ф-18, оп. 5, д. 46, л. 158).

Эта тема еще не окончена, т. к. большинство интернированных работали на восстановлении шахт Донбасса и принимали участие в добыче угля наравне с нашими горняками. Мы постараемся вернуться к этой странице истории нашего края.

Список интернированных немцев, работавших на металлургическом заводе в городе Сталино (ГАДО, Ф-Р231, оп. 2, д. 104, лл. 46, 48):
1.Марштеер Анна.
2.Франс Катерина.
3.Блиндер Мария.
4.Вайс Эльза.
5.Гас Анна.
6.Маттеас Сара.
7.Сестры Кнохнер.
Это пока все, что удалось найти в архиве.

Автор: Анатолий Жаров
Источник: Донецкие новости
Tags: Донбасс, Европа, СССР, война, государство, человек, экономика
Subscribe

  • Убийственный Париж (3)

    В ответе на вопрос, кем, собственно говоря, был Гросувр, заключается и ответ на вопрос, как он погиб. Но ответить на него так же непросто. Серый…

  • Убийственный Париж (2)

    В годы оккупации домом номер 205 по бульвару Мальзерб владел человек, чье имя французы произносят: Жозеф Жуановичи или Жоановичи. Как звучало оно в…

  • Убийственный Париж (1)

    https://seance.ru/articles/ubiystvenniy-parij/ Михаил Трофименков Но однажды, двадцать с лишним лет назад, я купил в Париже книжечку автора, о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments