elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Чехи и немцы: история непростого соседства

полностью http://www.radio.cz/ru/rubrika/progulki/chexi-i-nemcy-istoriya-neprostogo-sosedstva
Австро-Венгрия, однако, проиграла войну и распалась. Чешские и моравские немцы, привыкшие считать себя политическими и культурными лидерами чешских земель, оказались этническим меньшинством в рамках новорожденной Чехословакии. Попытка населенных немцами приграничных регионов отделиться не удалась – чехословацкие войска в конце 1918 года взяли эти провинции под контроль.
Однако 4 марта 1919 года в большинстве чешских городов, где преобладало немецкое население, была объявлена всеобщая забастовка и начались массовые демонстрации против, как выражались немецкие активисты, «чешской тирании». В накаленной до предела обстановке в нескольких местах произошли стычки демонстрантов с войсками. Солдаты открыли огонь. 54 человека погибли, более сотни было ранено. Чешские немцы получили своих мучеников, а Чехословацкая республика – враждебное трехмиллионное национальное меньшинство.
Масла в огонь подлила неосторожная фраза президента Чехословакии Томаша Масарика, заявившего 22 декабря 1918 года в Праге:


«Наш народ, свободный и независимый, вступает, окруженный всеобщими симпатиями, в сообщество европейских народов... Мы создали наше государство, тем определено и положение наших немцев, которые изначально пришли в страну как эмигранты и колонисты. Я искренне хотел бы, чтобы мы как можно скорее договорились».
Чешские немцы восприняли «эмигрантов и колонистов» как оскорбление – ведь предки большинства из них жили в чешских землях уже 500-600 лет, давно и оправданно считая эту страну своей родиной! Осложнил ситуацию и тот факт, что чехословацкое правительство так и не выполнило обещание, данное западным союзникам: не просто уважать права отдельных народов многонациональной страны, но и обеспечить им при необходимости широкую автономию – по образцу Швейцарии.
Первая Чехословацкая республика была демократическим государством, равные права в ней были гарантированы всем гражданам, но немецкое меньшинство настаивало на правах коллективных, на автономии. Однако предоставить ее немцам Прага не желала, опасаясь сепаратизма – особенно после прихода в Германии к власти нацистов. В результате отношения между чехами и немцами оставались весьма напряженными. Вот что говорил об этом в 1937 году комментатор чехословацкого радио:
«В Чехии, Моравии и Силезии рядом, соединенные друг с другом, живут два народа, каждый из который обладает собственной культурой и духовным наследием. Но это наследие остается почти везде неизвестным, скрытым от сограждан другой национальности. Между ними словно возведена Китайская стена. Известными строителями этой стены были в старой Австрии немцы – из-за своей надменности и презрения к чешской духовной жизни. Однако сейчас делом национального большинства, чехов, становится, чтобы эта несправедливая, пагубная практика не повторилась».
К тому времени, однако, было уже поздно. Немецкое меньшинство объединилось вокруг Судетонемецкой партии, ориентировавшейся на Гитлера. В 1938 году эта партия, тесно сотрудничавшая с Берлином, сыграла роль «пятой колонны», намеренно обострявшей обстановку в приграничных областях. Как известно, с благословения Франции и Великобритании ситуация разрешилась Мюнхенским соглашением, в соответствии с которым территории, населенные преимущественно немцами, были отторгнуты от Чехословакии. Около 200 тысяч чехов и евреев, живших в этих местах, вынуждены были бежать во внутренние районы страны. Так произошла первая массовая депортация, связанная с экспансией нацизма и ее последствиями. Тем временем судетонемецкие соседи изгнанных восторженно встречали вермахт. Эти люди, кричавшие тогда Heim ins Reich! («Домой в рейх!»), не предполагали, что лишь 7 лет спустя им придется действительно ехать на родину предков, в разгромленную Германию, в результате ответной, куда более масштабной и трагической депортации.
----
В решениях Потсдамской конференции лидеров СССР, США и Великобритании, состоявшейся летом 1945 года, говорилось:
«Правительства трех стран со всех сторон изучили данный вопрос и признают, что должен быть осуществлен перевод в Германию того немецкого населения..., которое остается в Польше, Чехословакии и Венгрии. Правительства едины во мнении, что такой перевод должен осуществляться организованно и гуманно». Именно последнее условие при депортации судетских немцев выполнено не было. Стихийное бегство немецкого населения из приграничных районов Чехии началось уже весной 1945 года при приближении к этим территориям Красной армии. Однако большинство судетских немцев осталось дома, возможно, надеясь на милосердие победителей. В соответствии с «декретами Бенеша» эти люди подлежали выселению, но перед этим многие из них были брошены в лагеря, условия в которых зачастую не отличались от нацистских. Поскольку главным признаком, по которому человек подлежал депортации, был немецкий в качестве родного языка, нередки были случаи, когда выселению подвергались немецкоязычные евреи (в том числе и недавние узники нацистских лагерей) и немцы-антифашисты, не сумевшие или не успевшие документально подтвердить свое участие в движении сопротивления.
Но еще до организованной депортации, большая часть которой прошла в конце 1945-го и 1946-м годах, в ряде чешских городов и селений произошли погромы и массовые убийства представителей немецкого меньшинства. Наиболее известен «поход смерти» немцев из Брно, когда в конце мая 1945 года из столицы Моравии в Австрию были силой изгнаны около 20 тысяч местных немцев, из которых до 1700 человек погибло. В июне того же года в городке Постолопрты чехословацкими военнослужащими и полицией было убито около 800 немцев, в том числе несовершеннолетние. (Расследование этого массового убийства было проведено только в 2006 году).
Под городом Пржеров в ночь на 19 июня 1945 года военными и местными ополченцами убито 265 человек, включая 120 женщин и 74 ребенка. Всего, по данным современных историков, в ходе депортации судетских немцев погибли до 18 тысяч человек, включая умерших в концлагерях, жертв массовых убийств и погромов, а также несколько тысяч человек, которые покончили с собой, не желая быть выселенными.
Депортация судетонемецкого меньшинства остается одним из самых противоречивых событий в новейшей истории Чехии. Только после падения коммунистического режима началась полноценная дискуссия на эту тему, было издано множество исследований, создана чешско-немецкая комиссия историков. Начало обсуждению проблемы положил в 1990 году тогдашний президент Чехословакии Вацлав Гавел, публично выразивший сожаление в связи с событиями 1945-46 годов. Главные вопросы, касающиеся трагедии судетских немцев, сводятся к тому, было ли в тех исторических условиях оправдано решение о депортации, и могут ли сегодня быть официально отменены «декреты Бенеша», а изгнанные или их потомки – получить если не конфискованную собственность, то хотя бы некоторую компенсацию? На последнем настаивает судетонемецкое землячество, действующее в Германии.
Чешская сторона считает, что изменение правовых и имущественных отношений, сложившихся в результате послевоенных событий, могло бы вести к непредсказуемым последствиям в масштабах всей Центральной Европы – ведь немцы выселялись не только из Чехословакии. Высказываются опасения, что речь может идти о постепенном пересмотре итогов Второй мировой войны в этом регионе. Отказ от такого пересмотра закреплен в Чешско-немецкой декларации, принятой в 1997 году.
Вопрос об исторической оправданности депортации немцев еще более сложен. Сейчас уже почти никто не отрицает, что с моральной точки зрения случившееся оправдано быть не может, даже если учитывать предшествовавшие выселению жестокости нацистов. Исторические проблемы не решаются методом «око за око». В то же время, учитывая психологическую обстановку середины 40-х годов, сложно представить себе дальнейшее мирное сосуществование чехов и немцев в Чехословакии. Какова была бы судьба немецкого меньшинства, не случись депортации? Не стало ли бы оно жертвой еще более жестоких и массовых репрессий после прихода к власти в Праге в 1948 году коммунистов? Не возник бы позднее в чешском пограничье острый этнический конфликт, подобный тем, что пережила в 90-е годы бывшая Югославия?
Однозначных ответов на эти вопросы нет и быть не может. Однако вполне однозначны и справедливы выводы, к которым пришел немецкий историк Иоганн Вольфганг Брюгель, автор многотомной монографии «Чехи и немцы». Он пишет: «Несмотря на то, что тогдашнее желание чехов распрощаться со всем немецким психологически можно понять, это не делает выселение судетских немцев решением политически мудрым и морально оправданным... Но то, что относится к причинам [послевоенного] разделения Германии, можно сказать и о тех немцах, которые в 1945-46 годах лишились своего дома. Могильщика судетских немцев и их мира зовут Адольф Гитлер».
Tags: Австро-Венгрия, Германия, Европа, Томаш Масарик, Чехословакия, война, государство, история, насилие, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment