elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Сумбурно о наболевшем.

Оригинал взят у onoff49 в Сумбурно о наболевшем.
Обещал написать продолжение поста «Как нам улучшить медицину» http://onoff49.livejournal.com/487818.html , но пока — руки не доходят. Ночью накропал, как часть обещанного, вот этот текст. :)
Молодой доктор одной из ЦРБ нашей области получил тяжёлую черепно-мозговую травму.
С диагностикой у них там, в ЦРБ- плохо, везти к нам — бояться, говорят, что больной, не транспортабелен.
Поехали мы с нашим реаниматологом к ним на выручку.Лежит доктор в реанимации. В сопоре, дышит сам.
Стали мы его стучать, слушать и всяко разно обследовать: LP, ЭХО-ЭГ, переделали снимки черепа, лёгких.
В результате — операция: трепанировали череп и удалили острую субдуральную гематому, сдавливающую мозг.
Ассистировал мне зав. хирургическим отделением этой ЦРБ, наркоз давал наш анестезиолог- реаниматолог.
Началась вся эта петрушка часов 8 часов утра. В 13.00 — уже закончилась: прооперированный доктор лежал с чалмою на голове в реанимации на продлённой ИВЛ, а рядом сидела зарёванная мама- местный ЛОР- врач и держала сына за руку.Чем это может помочь больному? Ничем.Всем прочим в реанимации мама явно мешала, но её — терпели: свой человек.
Закончив, пошли в ординаторскую записывать все наши рукоблудия.В ординаторской картина: на большом диване спят три молодых хирурга. Один привалился к подушке на правом подлокотнике, другой, симметрично — спит на левом. Посередине сидя похрапывал третий хирург, откинувшись на спинку дивана и вытянув далеко вперёд длинные ноги в пляжных шлёпках.Никто из этих трёх не появился ни в реанимации, когда мы обследовали больного, ни в операционной.
Уже уезжая, я сказал смущённому заведующему хирургии:

- Я понимаю, что твои распиздяи не будут нейрохирургами. Но это же в их интересах — узнать хоть что-то по диагностике ЧМТ и операциях на черепе из первых рук! И ты- хорош!
Не можешь разогнать это сонное царство к едрене фене?
Заведующий ответил с тоскою:
- Да и хуй с ними! Не трожь говно- вонять не будет. Они сейчас грамотные — чуть что- бегут жаловаться. Ничего им не надо! И мне они — не нужны. Я в этой больнице — тридцать лет. Первых десять — один работал и всё успевал без сопливых. Хотя работы тогда гораздо больше было! Сейчас все норовят в город уехать оперироваться. И на плановые операции и по экстренке. А тогда — всё на меня шло, как фашист в атаку. Скорее бы на пенсию свалить, пока к пенсионному возрасту ещё лет пять не припаяли!
С тем и расстались.
Сейчас много обид у докторов на сокращение больниц и штатов.
Но эти штаты и койки, зачастую, в самом деле — избыточны.
В стандартном отделении нейрохирургии на 60 коек — четыре ординатора-хирурга и один заведующий. Кроме них- один невролог и один нейроофтальмолог. Положенна ещё пол ставки психиатра и пол ставки отоларинголога. Часто из этих двух половинок сочиняют ещё одну ставку нейрохирурга. Во многих отделениях есть штат дежурных докторов. От ещё от трёх до пяти врачей.
Таким образом, плановой нейрохирургией занимается 10-12 врачей.
Но при правильной организации с этой работой вполне могли бы справится , самое большое — пятеро!
Если только не заваливаться спать в 13.00 по Москве..
А сейчас?
Сделали обход утром, написали назначения. Двое ушил в операционную. Все остальные — околачивают груши: не спеша пишут истории болезней, пьют чай, травят байки.
Всегда работает закон Парето 80/20.
В нашем случаи он утверждает, что 80% всей работы в отделении делает 20% процентов врачей, а остальные врачи ( 80%) делают только 20% работы.
Вот бы и уволить этих бездельников! Тем более, что свои 20% работы они делают из рук вон, как плохо!

А эти стандартные 60 коек?!

Сразу возникает проблема: как заполнить такое отделение?
Трудно найти 60 профильных больных в среднем русском областном центре с небольшим областным населением.
Голова трещит постоянно: где найти больных? Как не снижать количество операций?
Тут два пути.
Первый: осваивать новые методики обследования больных, внедрять новые операции и за счёт привлечения ранее неохваченного медициной контингента больных - загружать отделение.

Второй путь: мухлевать со статистикой.
Это гораздо легче и этот путь одобряется администрацией.
А то! Затрат никаких, смертность не растёт, жалоб не увеличивается. Лежат в отделениях «мёртвые души» и есть не просят! И под эти души многое списывается, платится и умыкается.
Как в этом случаи, не имея новых больных, сохранить оперативную активность? Очень просто.
До нас это ещё не докатилось, но в знаю много случаев в Москве и Питере, когда показания к операциям немыслимо расширяются и там, где можно было бы обойтись или консервативным лечением или «малой кровью», делаются обширные операции. Они,эти операции — очень эффективны. ;)
На врачей, которые работают честно, которые пытаются внедрить что-то новое- смотрят с подозрением. А зачем ему это надо? Что за интерес он хочет поиметь? Какая ему в этом корысть?
И ничего удивительного в этом нет: 80% бездельников никогда не поймут работающее двадцатипроцентное меньшинство.

Выход?
Сократить койки? Но сокращение коек автоматически требует и сокращения мед. персонала. Куда девать врачей и сестёр из сокращаемых больниц?
Как раз это сейчас и происходит. Начали с Москвы и других крупных городов. Скоро это докатится и до областных городов средней величины.
Но вот ведь беда: сокращать будут именно тех врачей, что относятся к работающим двадцати процентам!
Tags: Россия, здоровье, медицина, общество, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments