elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

Битва на Синей Воде 1363 г. в историографии средневекового Крыма

Мыц В.Л. "Битва на Синей Воде 1363 г. в историографии средневекового Крыма"
Для начала приведем свидетельства основных источников, в которых нашли свое отражение интересующие нас события начала 60-х гг. XIV в. Густинская летопись под 1362 г. свидетельствует о том, что: "В сие лето Олгерд победи трех царков Татарских и з ордами их, си ест Котлубуха, Качбея, Дмитра; и оттоли от Подоля изгна власть татарскую"9. В Никоновской летописи поход Ольгерда на татар датирован 1363 г.: "Того же лета князь великий Ольгерд Гедиминович Синюю воду и Белобережье повоева"10. Именно предложенная в этом источнике хронология событий была принята в исторической литературе11.
О тех же событиях, но без указания даты, повествует "Кроника великого княжества Литовского и Жомаитского":"... коли князь Олкирд пошел в поле с Литовским войском и побил татаров [на Синей воде, убил трех братов] татарских князей Хачея, а Колобуга, а Дмитрия; а тыи три браты татарский, отчичи и дедичи Подолские земли были, и заведали от них атаманы; а приезжаючи дани бирали у вотаманов с Подолские земли. А брат князя Олкирдов, князь Корыяг держал Новгородок Литовский; а у того Корыя 4 сыны были, князь Юрьи, князь Александра, князь Костянтин, князь Федор; и тыи княжата Корьятовичи князя Олкгирдоюю помочью і волею пошли в Подольскую землю, вошли и приязнь с отоманы и почали боронити их от татар и дани татарам не почали давати..."12.
Кроме Гусгинской и Никоновской летописей, а также "Кроники", рассказ о победе Ольгерда над татарами содержится еще в двух компиляциях XIV в.: расширенной русско-литовской летописи (так называемой, Быховца), где она датирована 1351 г., и в "Кронике" Стрыйковского — под 1331 г., но в этих источниках даты явно не соответствуют реально происходившим событиям13.
В Никоновской летописи, заметке о походе Ольгерда 1363 г. на татар, предшествует запись: "Того же лета Литва взяша Коршеву"14. В упоминаемой "Коршеве" некоторые историографы склонны были ввдеть города средневекового Крыма — Корчев (Керчь) или Корсунь (Херсонес)15.
М.С. Грушевский (возражая Н.М. Карамзину, М.П. Дашкевичу и Н. Молчановскому) высказал сомнения по поводу правильности отождествления "Коршевы" Никоновской летописи с одним из крымских городов и отметил наличие в реестре русских городов "Коршева на Сосне"16. Ф.К. Брун, обратившись к изучению этого сюжета в 60-е гг. XIX а, пришел к заключению, что Херсонес не являлся финальным пунктом похода Ольгерда 1363 г., а в Никоновской летописи под этим годом зафиксировано взятие литовцами Ржева ("Коршева", вместо "ко Ржева")17. При этом он пытался, в качестве доказательства того, что "сын Гедимина (Ольгерд — В.М.) никогда не был в Крыму" сослаться на Литвина, который якобы умалчивает об этом факте18. Но как раз в сочинении Михалона Литвина "О нравах татар, литовцев и москвитян", во фрагменте посвященном городам Крыма, читаем:"... и старый стольный град (metropolis) Корсунь (Koreunij), князь (princeps) которого крестил народ ругенский и нарек его христианским, после же он стал добычей нашего народа и был разорен им"19. В целом же, следует признать, что в историографии XVI-XV вв. легенда о захвате и разрушении Херсона во второй половине XIV в. польско-литовскими войсками Ольгерда получила широкое распространение20. Несмотря на весь анахронизм и слабую аргументацию версии событий, данная точка зрения имела своих последователей уже в наше время.
Так, например, Н.В.Пятышева, при издании железной половецкой маски из Херсонеса, найденной вместе с кладом гривен новгородского типа в слое тотального разрушения города, попыталась связать это катастрофическое по своим последствиям событие с "нашествием литовцев"21. В качестве исторического свидетельства она использовала Прибавление к Ипатьевской летописи, где под 1362 г. сказано: "В сие лето Олгерд победил трех царков татарских из ордами их..."22. Р.Батура, посвятив литовско-ордыским отношениям специальную работу, пришел к заключению, что упомянутое Михалоном вторжение литовцев в Крым могло произойти в конце XIV в., во время походов князя Витовга (1392-1430) против татар23.
Тунман, в исследовании, посвященном истории Крымского ханства (1784 г.), ссылаясь на свидетельства Стрыйковского, высказал мнение, что татары в 1331 г. были изгнаны из междуречья Днестра и Днепра литовским князем Ольгердом "или, вернее, в 1396 г. при великом князе Витовте его полководцем Ольгердом"24. Н.М.Карамзин, при описании рассматриваемых событий, также взял за основу рассказ Стрыйковского, хотя датировал их по данным летописей: "В 1363 г. он (Ольгерд — В.М.) ходил с войском к Синим Водам, или в Подолию и к устью Днепра, где кочевали три Орды Монгольские; разбив их, гнался за ними до самой Тавриды; опустошил Херсон, умертвил большую часть его жителей, и похитил церковные сокровища с того времени, как, вероятно, опустел сей древний город, и татары Заднепровские находились в некоторой зависимости от Литвы"25. П.И. Кеппен обратил внимание на замечание Шлецера, который в описании подвигов князя Витовта, "под 1396 г. говорит, что посланный им за Волгу Ольгерд, около Дона разбил выступивших против него ханов Крымского, Киркельского и Монлопского"26. Ф.К. Брун, опираясь на свидетельства Тунмана, Гваньини, Длугоша, Туана, Сарницкого, Шлецера и др., пришел к заключению, что поход литовцев 1397 г. (? — В.М.) был направлен в Крым и "полководец Витольда Ольгерд разбил при Доне в том же году трех ханов: крымского, киркельского и манлопского". При этом он с полной уверенностью утверждал: "Нельзя не узнать в этих трех ханах приведенных выше полководцев: Кутлубуга, Гаджибея и Димитрия, тем более, что Синяя Вода, при которой они потерпели поражение, не могла не совпадастъ с Доном, поелику современные немецкие анналисты, говоря о славной победе, одержанной Дмитрием Ивановичем при сей реке в 1380 г., ее-то именно называют Синею Водою: Eodem anno, Ruteni et Taitaii habuerunt conflictum amul prope "Bluewater"27. Кроме того, Ф.К. Брун, со ссылкой на современных немецких писателей (продолжателей Дитмара и Руфе), считал, что "Витольд лично участвовал в 1396 году в походе против татар, проник до окрестностей Каффы и пленил многих татарских вельмож"28. Совершенно очевидно, что Ф.К. Брун, в своих историко-топографических заметках следовал в русле логики построений Тунмана и Шлецера, которые базировались на компилляции Кромера. В свое время еще М.С.Грушевский (1907) подверг эту точку зрения обстоятельной критике и показал ошибочность попытки объединить исторические сведения о Витовте и Ольгерде, потому что именно путаница Кромера привела к появлению "Витовтова воеводы Ольгерда"29.

К данному сюжету, в связи с публикацией двух надписей из Мангупа, в которых упоминаются сотники Хуйгани (1361/62 г.) и Чичикий (80-е гг. XIV в.), обратился Н.В.Малицкий30. При этом отмечал, что если более поздняя надпись с именем Чичикия относится ко времени правления Тохтамыша, то в ранней — нет указания на какое-либо верховенство татарской администрации31 Тогда Н.В.Малицким было высказано предположение32, которое впоследствии поддержали и другие исследователи, считавшие его вполне аргументированным33, что упоминаемый в надписи сотник (гекантотарх) Хуйгани имел еще и христианское имя Димитрий. Сравнивая это имя с летописными известиями, повествующими о разгроме Ольгердом на Синей Воде объединенных войск трех князей: Хачебея, Куглубуга и Димитрия в 1363 г., а также с сообщением Шлецера о "повторном" поражении в 1396 г., нанесенном Ольгердом в Подонье ханам Крымскому, Кыркельскому и Манлопскому, исследователи пришли к заключению, что Хуйгани-Димитрий надписи 1361/62 г. и Димитрий, упоминаемый в летописи, — одно лицо34. И если сам Н.В.Малицкий при этом замечал, что "здесь едва ли можно выйти за пределы исторических догадок, поскольку приходится оперировать лишь предположительно установленными фактами"35, то со временем в историографии средневекового Крыма это предположение от частого повторения приобрело характер аксиомы. Так, с момента открытия надписи 1361/62 г. сотник Хуйгани был силою желания исследователей произведен в князья, и это мнение прочно утвердилось в литературе, посвященной истории Мангупа36, и его стали помещать в основание генеалогической лестницы правителей Феодоро37.

В свое время я попытался доказать, что нет никаких оснований отождествлять гекан- тотархов (сотников) Хуйгани и Чичикия с князьями Мангупа, как это делали Н.В.Малицкий и другие исследователи38. Тем не менее этот сюжет продолжает звучать в работах ряда современных авторов в той же тональности, которая была предложена еще Ф.К.Бруном, весьма поверхностно воспринимающих корректировку и реконструкцию событий, предложенную Н.В.Малицким. Например, В.Н. Залесская по этому поводу пишет: "Сопоставление же этого имени (св.Димитрия — В.М.) с известием в Летописи великих князей литовских о разгроме Ольгердом татар на Синей Воде (в Днепровском лимане) и о поражении трех князей, Хачебея, Куглубуга и Димитрия, с данными о разгроме в 1396 г. тем же Ольгердом (выделено мной — авт.) около Дона ханов крымского, киркельского и монлопского, дало основание считать, что здесь имеется в виду Хуйтани-Димитрий, князь Феодоро, который упоминается в надписи из Мангупской базилики"39.

В работе А.Г.Герцена и Ю.М. Могарычева, посвященной истории Кырк-Ора — Чуфуг- Кале, читаем: "Первым письменным свидетельством о вхождении Кырк-Ора во владения татар является упоминание о битве на Синих Водах литовского князя Витовта, с одной стороны, и ханов Крымского, Майкопского и Киркельского, с другой, закончившейся победой Витовта. Следовательно, в 1363 г. (выделено мной — авт.) Кырк-Ор уже принадлежал татарам и являлся центром одного из уделов Золотой Орды"40. Из приведенных двух цитат можно сделать заключение, что авторы не взяли на себя труд хотя бы в общих чертах ознакомиться с существующей историографической литературой по этому вопросу, иначе они бы заметили, что время правления Ольгерда относится к 1341-1377 гг., а Витовта — к 1392-1430 гг.

Столь очевидная "пестрота" и противоречивость мнений о событиях 1363 г. и их взаимосвязи с историей Крыма, требует дополнительного обращения к данной теме. Летописи называют участников сражения на р. Синие Воды татарскими "царьками", которые к тому же якобы были братьями. Имена двух татарских беков — Кутлубуги и Хачибея — Ф.К. Брун связывал с упоминаемыми в ярлыке Тохтамыша 1382 г.41 наместником Крыма (Кутлу-Буга) и главой орды (племени) Щюракюль-Хаджи-беем, в котором он предлагал видеть "хана киркелъского", в то время как "султан Димитрий, который, как видно из его имени, был христианин, не мог не быть владетелем манлопским, т.е. мангупским"42. Судьбы участников сражения на Синей Воде после разгрома сложились по-разному. Если Хаджи-бей в ярлыке 1382 г. упоминается последний раз (Ф.К. Брун высказал предположение, что он погиб в 1396 г.43),
то Куглубуга фигурирует в 1393 г. как посланник Тохтамыша к Ягайле44. В летописной записи под 1365 г. сохранилось свидетельство: "Toe же зимы еда из Литвы [к] весне Ильяс Коулту-бузин сын был в Тфери"45.

Об очередном столкновении Литвы с Ордой свидетельствует летописная запись под 1374 г.: "Того же лета в сенине ходила Литва на татарове на Темеря и быжешь межи их бой"46. Б.Н.Флоря предлагал видеть в упомянутом летописью "Темере" одного из монголо-татарских князей, пытавшихся противодействовать распространению литовского влияния на Молдавию47. В связи с упоминанием в летописи имени татарского бека "Темеря" интересно его сопоставить с текстом надгробного памятника, найденного в 1898 г. АЛ.Бертье-Делагардом у церкви в селении Лаки в Каминской долине и опубликованного В.В. Латышевым. В этой надписи говорится: "Зарезан иже во блаженных раб Божий Чулан сын Янаки и сын его Алексей во дни Темира в месяц июнь, в день 28, года 6872 [= 1364 г. по Р.Х.]48. Под именем Темира В.В. Латышев предлагал понимать Кутлук-Темира или Кушук-Тимура, бывшего в это время ханским наместником в Крыму49.

Наиболее загадочной фигурой среди участников сражения на Синей Воде является татарский бек Димитрий. Христианское звучание его имени явилось причиной длительных споров в научной литературе. Историки средневекового Крыма не обратили внимание (и не попытались проследить его дальнейшую судьбу после 1363 г.) на то, что после сражения на Синей Воде "Димитр" переправился с остатками своей орды через Дунай и поселился "в добруджанской степи и поэтому была названа ордой добруджанских татар" (ad Dobrucenses usque campos, a quibus Orda Dobruciorum vocata est)50. Эти сведения почерпнуты Длугошем из хроники второй половины XIV в. и, вероятно, отражали один из этапов заселения татарами Добруджи51. Г.И. Братиану в специальной работе, посвященной татарскому князю Димитрию, датирует время его правления приблизительно 1360-1380 гг. После переселения в Добруджу он упоминается в грамоте венгерского короля Лайоша I Великого от 1368 г., выданной купцам из Брашова, которым предоставлялись известные привилегии в торговле и во владениях татарского вождя Димитра52. Таким образом, получается, что "мангупский князь Димитрий" в 1363 г. переправился через Дунай со своей ордой и кочевал в Добруджанских степях, по крайней мере, до 1380 г., после чего сведений о нем в источниках уже не отмечается. Становится очевидным, что он к Мангупу не имел никакого отношения. Вызывает также большие сомнения то, что русские летописи достаточно точно передали его имя. Например, Стрыйковский называет его "Димейтер султаном", изгнанным Ольгердом за Дунай (это же сообщение цитирует Н.М.Карамзин, а затем повторяет Ф.К. Брун). В связи с этим позволю высказать предположение, что летописцы при компиляции ранних хроник исказили тюркское имя "Димир" на близкое по звучанию и понятное христианское имя "Димитр". В тюркском языке имя Димир, Демир, Тимир, Тимур — означает "Железный" и было широко распространено, что нашло свое отражение в многочисленных топонимах. В этом случае уместно вспомнить, что и переправа через Дунай называлась Демир-Капу (Хапу) — "Железные ворота"53. Вероятно, орда Демир бея кочевала на левом берегу Дуная в районе Демир-Капу. Основным место кочевки (или зимним стойбищем) орды Кутлубуги являлось левобережье устья Дуная, где сохранились топонимы с его именем: озеро Кутлубуха и р. Кучук-Кутлубуга. Как известно, зимники Хаджи бея находились на побережье в районе современной Одессы.

Таким образом, по имеющимся материалам можно прийти к заключению, что в начале 60-х гг. XIV в. в междуречье Дуная и Днепра располагались кочевья трех татарских орд, во главе которых стояли беки Демирбег, Куглубуга и Хаджибег. После поражения, нанесенного им Ольгердом в сражении на Синей Воде в 1363 г., Демирбег со своей ордой ушел за Дунай в Добруджанские степи, а Кутлубута и Хаджибег бежали к побережью моря, где располагались их стойбища.

До настоящего времени политические отношения этих трех беков с Мамаем в период междоусобиц в Орде остаются не выясненными. Сын Кутлубуги Ильяс впервые упоминается в летописи под 1365 г. В 1364 г. в Крыму наместником, подчинявшимся Мамаю (?), был Кутлуг Тимур, который совершает рейд к владениям Литвы в 1374 г. Если о Демирбеге после 1380 г. нет никаких сведений, то Хаджибег упоминается в 1382 г. Наибольшую известность, благодаря имеющимся в нашем распоряжении источникам, приобрел Кутлубуга, который был наместником Крыма еще в 1358 г., и, вероятно, в 1361 г. вынужден был уйти на правобережье Днепра. В 1381 г. в договоре с генуэзцами фигурирует имя Ильяса сына Инаха Соtоlobоgа, в то время как в ноябре 1380 г. был назван еще сторонник Мамая Jharcas Zico (Яркас Зихо). О том, какое влияние Куглубуга
приобрел в 80-е гг. XIV в. при Тохтамыше, свидетельствуют документы времени "Солхатской войны" (Веllum de Sorcati) — 1385-1387 гг., в которых неоднократно, как ключевая политическая фигура, выступает Cotolbogha, Qutlug Boga, Cattabogha54. Последнее упоминание о нем, как уже отмечалось выше, относится к 1393 г.

В заключение еще раз хочется подчеркнуть, что если Куглубуга и Хаджибег и принимали активное участие в военно-политической жизни Крыма и Северного Причерноморья еще длительное время после поражения 1363 г., то Демирбег ("Димитр"—"Демейтер") со своей ордой оказался в сфере влияния стран Западного Причерноморья (Венгрии, Болгарии, Добруджи, Валахии, Молдавии). Поэтому можно снять с повестки дня его право на владение Мангупом, как и существование в 60-х гг. XIV в. мангупского князя Димитрия, что пытались много лет доказать исследователи средневекового Крыма.
Tags: ВКЛ, Крым, Русь, география, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment