elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Из истории отряда Особой важности атамана Пунина (1915-1918).

Оригинал взят у kazagrandy в Из истории отряда Особой важности атамана Пунина (1915-1918).


Нижние чины артиллерийского отделения отряда с атаманом Пуниным. (Старый Кеммерн. Июнь 1916 г.)

«Что такое? — Идёт туча молодцов.
Рассмотрели: отряд Пунина бойцов».
(Из песни партизан-пунинцев).

Это то было одно из самых известных партизанских формирований Первой мировой войны, отряд-образец, отряд-легенда. Созданный по инициативе георгиевского кавалера поручика Леонида Николаевича Пунина1, он стал одной из наиболее спаянных специальных частей и продолжал работать на позициях вплоть до февраля 1918 года.
Это был отряд-феномен, школа будущих деятелей Белого движения, видных антибольшевиков - барона Романа Фёдоровича Унгерна фон Штернберга,
Станислава Никодимовича и Юзефа Никодимовича Булак-Балаховичей,
Иллариона Михайловича Ставского, Георгия Адольфовича Домбровского...
Официальным днём рождения части стало 26 ноября — День георгиевских кавалеров.Их в отряде Пунина было более половины.
Малая война, активными участниками которой стали партизаны, стартовала ещё в 1914 году.



Некоторые её тактические приёмы использовали конные и пешие команды разведчиков. Они, в частности,
обеспечивали фланги полков, вели наблюдение за передвижениями противника и беспокоили его ночными вылазками. Любопытно, что костяк диверсионных отрядов составили полковые разведчики. Частично диверсионными были действия регулярной кавалерии в 1914 году, в особенности на Юго-Западном фронте.
Непосредственными прототипами русских спецотрядов Первой мировой следует считать сборные кавалерийские группы, действовавшие в 1914-1915 годах. Они устраивали завесы, вели разведку на флангах противника, осуществляли короткие набеги. Среди них отряды генерал-майора Н.Г. Володченко, генерал-лейтенанта
Н.Н. Казнакова, генерал-лейтенанта М.С. Тюлина.





Партизаны-пунинцы. Рисунок из газеты "Новое время". 1916 год.

Первые русские партизанские части Первой мировой появились весной 1915-го.
К примеру, 3 мая была сформирована Маньчжурская партизанская конная сотня в составе трёх офицеров и 160 нижних чинов2. В августе 1915 года на Юго-Западном фронте работали уже 12 партизанских отрядов.
Один (из состава Туземной конной дивизии) находился в Полесье, но его расформировали «ввиду плохого знания чинами местного языка.



Поручик Леонид Пунин. Павловск. Лето 1915 г.

Верховное командование слепо верило в то, что эти диверсионные группы будут во многом определять ход боевых операций, истощать живую силу противника лихими действиями — демонстрациями, поисками, порчей линий сообщения, подрывом железных дорог, набегами.
Успешный набег партизан на Кухотскую Волю в октябре 1915-го убедил Ставку в необходимости развернуть малую войну на всех фронтах. В штабе Походного атамана разработали требования для формирования партизанских отрядов. Они легли в основу приказа № 2, изданного 30 октября.
Несмотря на многочисленные недостатки и недоработки, этот документ позволил офицерам, мечтавшим о рейдах в стиле Дениса Давыдова, реализовать себя на партизанском поприще.
К их числу относился и поручик Леонид Пунин.
В середине октября он получил официальное разрешение создать конный отряд Особой важности.
В него вошли 11 офицеров, 17 урядников и унтер-офицеров, 296 казаков и рядовых.
Среди специалистов были 7 подрывников, 8 телефонистов, 4 телеграфиста, б кузнецов, 3 ветеринара, 5 фельдшеров и 3 доктора.
Конно-горное орудие обслуживали 20 человек4. Кроме русских, украинцев, бурят, в отряде были 37 латышей.
42 человека знали польский язык, литовским языком владели 9, немецким — 155.
В литературе ходят небылицы об униформе партизан. Утверждают, что они не носили никаких опознавательных знаков, в том числе погон; встречаются описания неких нашивок и кокард в виде адамовой головы, будто бы присвоенных партизанам6.
Однако это домыслы, по крайней мере в отношении пунинцев, которые носили и погоны с вензелями, и полковые знаки своих частей. Кокарды не маскировали и не закрашивали.
Изображение адамовой головы присутствовало лишь на отрядном знамени. Оно представляло собой полотнище 70x62 см из чёрного плотного шёлка. На лицевой стороне в центре были помещены изображение адамовой головы, выполненное белой масляной краской, и надпись по обводу: «ВСАДНИКИ, НЕСИТЕ СМЕРТЬ ГЕРМАНИИ».
На оборотной стороне — не иконографическое, несколько барочное изображение св. Георгия, обращённого влево, поражающего копьём змия (также выполнено масляными красками). Навершия и лент знамя не имело. Не удалось выяснить, было ли оно уставным: приказа о даровании знамени в архивах пока не обнаружено. Известно, что весной 1916 года оно уже существовало.



Адъютант отрдяда поручик Александр Пунин с отрядным знаменем.
Старый Кеммерн. Сентябрь 1917 года.

Отряд атамана Пунина входил в состав 12-й армии Северного фронта и занимал выдвинутый участок позиций у Старого Кенмерна (ныне Кемери, Латвия). Оттуда было легче, как полагало командование, действовать по тылам противника.
Рамки статьи не позволяют рассмотреть всех операций, в которых приняли участие пунинцы. Очертим лишь несколько интересных сюжетов.
В начале 1916 года партизаны ежедневно работали на передовой, ища заветные «бреши» для будущего прорыва в тыл германцам. Они жили одной мечтой — мечтой о настоящем, большом деле. Ради этого отряд Пунина готов был работать и в лютый мороз, и в слякоть.
10 января 2-й эскадрон под командой корнетов Станислава Балаховича и Георгия Домбровского двинулся к мызе Куртин, чтобы изучить германские позиции. Погода была для разведки неподходящая: туман и оттепель, кругом слякоть. Шли четыре са исключительно по воде. Промокли насквозь, но разведку провели. Обнаружили неприятельский пост у Дынкен — Злич, Германцы блаженствовали: ели колбасу, пили пиво, смеялись и партизан не заметили. Пунинцы решили этот пост снять.
12 января в б часов утра 2-й эскадрон под командой Станислава Балаховича выступил на Дынкен. Младший офицер отряда Лев Пунин записал: «Коноводов оставили на заставе Лемпеж и спешенные двинулись вперёд. Домбровский должен был взять охотников от 1-го эскадрона и, охраняя правый фланг нашей разведки, устроить у мостика засаду (мостик специально для этих целей был построен Балаховичем). Ввиду того что вся эта местность уже была хорошо известна, мы шли без особой бдительности и быстро добрались до заветной просеки. Дозорный подбежал и доложил, что видел немца на просеке. Остановились. Осторожно выползли на просеку, и, действительно, шагах в 300-400 мерно расхаживал немецкий часовой...»7
Две партизанских партии под командой Балаховича начали осторожно обходить пост. Одна группа неожиданно попала на вырубленное место, затопленное водой и покрытое коркой льда. Кто-то провалился, стало шумно. Но немцы продолжали спокойно сидеть вокруг костра. Лев Пунин продолжал: «Командир эскадрона направил 2-й и 3-й взводы для обхода поста справа, я же вместе с корнетом пошёл в обход поста слева...



Делегация партизан отряда после приёма у военного министра А. И. Гучкова. В центре: начальник отряда поручик Александр Пунин и корнет Домбровский. Петроград. 9 марта 1917 года. Фото К. Буллы.

...Только мы углубились в лес, как услышали правее себя стрельбу. Подумали, что это у Домбровского, очевидно, стычка с немцами, и отошли обратно к просеке. Здесь стало ясно, что стреляют значительно дальше, чем мог быть Домбровский. Очевидно стрельба шла по нашим разгуливающим пехотным разведчикам. Вдруг видим, что наши 2-й и 3-й взводы пересекают поляну шагах в 100 от немецкого часового и идут гурьбой, с треском. Казалось, что часовой должен их заметить, но он так увлёкся мерным похажи-ванием, что ничего не заметил.
Вдруг слышим ружейный залп и частый ружейный огонь. Видим, как немцы бегут со своего поста, а наши за ними. Брошенной гранатой были ранены наши же двое солдат — казак Маркин и гусар Рябиничев, но оба остались в строю. Я с десятью охотниками бросился вперёд и вбежал на холм, где располагался немецкий пост. Мне подают немецкую каску. «А где же немец?» — спросил я, полагая, что поймали пленного. «Убёгли», — был ответ. Оказалось, что, действительно, трое немцев благополучно скрылись, а один упал шагах в 100-150 от поста, но я его не видел. Сверху мне открылся чудесный вид. Прямо я увидел убегающих из окопа немцев с пулемётом, справа вдали по
дороге скакали всадники. Подтянулись и остальные люди эскадрона.
К этому времени картина изменилась. Прямо подходили немецкие резервы, справа от нас — тоже обходили немцы. Вижу в развалинах дома какие-то пушки: видимо, там случайно оказался артиллерийский взвод.
Я предложил обстрелять подходившие немецкие цепи и назначил наблюдающими Клепнёва и Суханова.
Между тем эскадрон отошёл назад к лесной просеке. Казак Ерофеев подал мне немецкий погон, который он срезал с приколотого им немца. На погоне была цифра «28» (28-й ландверный полк). Когда мы подошли к просеке, немцы уже успели занять место поста. Решено было их обстрелять...»8
В это время командир эскадрона Станислав Балахович организовал оборону на холме в 350 шагах от места, где находился германский пост. Лев Пунин записал: «Командир эскадрона приказал пулемётчику гусару 2-го взвода Тыщенко поставить свой ручной пулемёт на просеке в канаве, а лучшим стрелкам велено было расположиться вдоль просеки. Видим, как один (видимо, офицер) бегал и распоряжался. Я ждал нашего залпа. Вдруг раздался ружейный огонь со стороны немцев. Лежавший передо мной пулемётчик Тыщенко перевернулся и упал ничком. Я встал на одно колено. Кругом свистели пули. Подобрался к пулемётчику и тут только увидел, что у него закатились глаза и изо рта выступила кровь. На немецкий залп раздались наши выстрелы. Было видно, каку немцев начали падать люди. У меня мелькнула мысль, что сейчас немцы выйдут из кустов и начнётся рукопашный бой. Вынул свой револьвер. Корнет Балахович отдал распоряжение об отходе. Люди быстро вскочили и начали отбегать назад, бросив и пулемёт, и убитого. Я заставил некоторых из них вернуться и подобрать тело гусара. Пулемёт также был подобран.
Я и мои люди несколько отстали от головной части эскадрона, и на меня легла



«Последние дни в погонах». Начальник отрядаь штабс-капитан Александр Пунин, генерал-майор Николай Михайлович Пунин и штабс-капитан Лев Пунин.
Петроград. Сентябрь 1917 г.

ответственность за судьбы партизан. По дороге отходить было опасно, и я решил пробираться через болото. Там мы и догнали наших товарищей.
Атаман был доволен результатами разведки. Меня представил к «клюкве»9. Корнет Балахович получил Анну 3-й степени»10.
Наградили и прочих участников разведки. Приказный Маркин и младший унтер-офицер Дараган получили Георгиевские кресты 3-й степени, казак Ерофеев, заколовший постового, — крест 4-й степени. Старший унтер-офицер Рябиничев и рядовой Суханов — Георгиевские медали 2-й и 4-й степеней соответственно.
Среди первых в делах отряда был сотник Роман Унгерн. Ни пуля, ни штык его не брали. Вояка до мозга костей, он жил боями, возглавлял опасные разведки и был одним из наиболее храбрых, ловких и неуловимых партизан. 16 февраля он вместе с прапорщиком Козубовским и одиннадцатью казаками отправился на разведку в район мыз Пензу и Одинг, где, по непроверенным данным, находились части 57-го и 29-го ландверных полков. Партизаны должны были выяснить, так ли это.
Сначала шли на лошадях, но, заметив немецких разведчиков, спешились. Унгерн отправил коноводов с лошадьми обратно в штаб. Германцы, увидев кавалеристов, открыли огонь, но ранили только одну лошадь. Это была небольшая хитрость барона: неприятельские разведчики подумали, что спугнули разъезд и тот отступил. Они не предполагали, что находились у партизан на мушке. Унгерн, Козубовский и казаки залегли и стали наблюдать. Германцы сначала бродили по северному краю болота, затем повернули на юг, вероятно, в деревеньку Силен. Пропустив их мимо себя, сотник бросился в атаку на боковой
дозор германцев. При виде казаков немцы оторопели, побросали ружья и послушно подняли руки. Пленных доставили в отряд. Оказалось, что они из 57-го ландверного полка, шли в боковом охранении крупного дозора из 100 человек при двух офицерах. Если бы не бесшумные действия партизан, они наверняка попались бы. Вся операция прошла без единого выстрела.
В конце августа — начале сентября 1916 года отряд вёл активные разведки в районе Чаукцема и Антициема. Во время одной из них произошла трагедия. Было 7 часов утра 1 сентября. Над Чаукцемом и окрестностями стоял густой туман, что партизанам было на руку. Первый эскадрон разделили на три группы по 10-12 человек в каждой. Одну возглавил атаман Леонид Пунин, соскучившийся по боевой работе. В пешем строю покинули Чаукцем и направились в мызу Антицием. Путь предстоял через лес. Там, говорили разведчики, частенько шарили германцы. По лесу шли тихо, пересвистывались с соседними группами. Неожиданно группа атамана оказалась в засаде. Прямо, сзади, со всех сторон — немцы. Кричат, лязгают затворами. Партизаны попятились. Ещё минута, и отряду конец. Атаман Пунин выхватил шашку, с криком рванул вперёд. За ним — партизаны. Атамана, бросившегося на германцев, сразила лихая пуля. Произошла минутная заминка. Германцы бросились на партизан. Положение было критическим. Ещё мгновение, и смельчак Митюхин открывает убийственный огонь из ружья-пулемёта...
В это время подоспела группа Козубовского. Германцы разбежались кто куда, оставив убитых и раненых. Партизаны подхватили раненого атамана, перевязали кое-как рану и быстро понесли в деревню Антицием. Мужественно терпя боль, офицер отдавал распоряжения, приказал доставить «языков» в штаб и позаботиться о раненых. Потом затих. Госпитальный врач уже ничего не смог сделать. Леонид Николаевич Пунин умер от большой потери крови около часа дня 1 сентября. В шесть часов вечера того же дня его тело было доставлено в Майоренгоф, 3 сентября — в Ригу. В кафедральном соборе состоялась заупокойная литургия и панихида. Затем гроб перевезли в Петроград, где прошло пышное прощание. Атамана похоронили в Павловске, городе его беспечного детства. В марте 1917-го военный министр Гучков даровал отряду имя атамана Лунина, чтобы увековечить память этого героя Великой войны.
В декабре 1916 года пунинцы приняли участие в Рождественских боях, летом 1917-го — в Рижской операции. Всё это время отряд оставался одной из наиболее дисциплинированных и боеспособных частей 12-й армии. Однако в сентябре 1917 года атмосфера в части начала меняться из-за интриг поручика Станислава Булак-Балаховича, настраивавшего партизан против офицеров. Нижние чины перестали подчиняться. Понимая, что изменить ситуацию невозможно, отряд покинула большая часть офицеров и половина нижних чинов. Новым командиром выбрали капитана Ставского, однако реальная власть находилась в руках Балаховича.



Раздача жалования. На первом плане - Станислав Балахович. Старый Кеммерн. Лето 1916 года.

Этому полуотряду сохранили старое название «Особой важности имени атамана Пунина». Он оставался на позициях вплоть до февраля 1918 года, когда официально прекратил своё существование.
Отряд атамана Пунина — интереснейший феномен не только Первой мировой, но и Гражданской войны. Он стал бесценной боевой школой будущих деятелей Белого движения. Вынесенный из неё опыт они в полной мере применили, командуя собственными формированиями.
Дальнейшая деятельность барона Унгерна и Булак-Балаховича общеизвестна.
Георгий Домбровский — известный польский партизан-«загончик» по кличке «Лупашка». Он командовал конными диверсионными отрядами в боях против Красной армии в 1919-1920 годах, а в 1939-м пытался партизанить в Августовских лесах, тщетно стараясь приостановить наступление советских войск.
После капитуляции Варшавы, в сентябре 1939 года, он перешёл на территорию Литвы, где продолжил партизанскую работу. Однако весной 1940-го, после установления в Литве советской власти, Домбровский с частью своих партизан был захвачен НКВД.



Партизаны отряда Балаховича.
Среди них бывшие пунинцы. Эстония. 1919 год.
Частное собрание. Польша.

После пыток в подвале минской тюрьмы Домбровского казнили.
С началом Гражданской войны штабс-капитан Ставский перешёл на сторону белых и вступил в ряды Псковского добровольческого корпуса. Он возглавил Особый отряд, собранный из конвойных штаба при наступлении на Псков.
С ним атаковал части Красной армии у Ямбурга и взял город. В июне Илларион Михайлович возглавил 3-й батальон известного Талабского полка. В 1920 году дрался против большевиков в Латвии в особом партизанском отряде Северо-Западной армии", затем эмигрировал во Францию.
Николай Зуев, командир артиллерийского отделения отряда Пунина, стал «русским Джеймсом Бондом», разведчиком от бога и мастером диверсий. Сотрудничая с Русским Общевоинским союзом, в 1920-1930-е годы он четырежды совершал разведывательно-диверсионные вылазки на советскую территорию и благополучно возвращался за границу. По некоторым данным, Зуев даже сумел устроиться на службу в штаб Ленинградского военного округа и добывал ценнейшую информацию для белых.
Но кто знает, как бы сложилась дальнейшая судьба этих героев и демонов Гражданской войны, если бы не боевая служба в рядах отряда Особой важности атамана Пунина!

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Пунин Леонид Николаевич (1892-1916) — поручик (06.08.1915), атаман конного отряда Особой важности при штабе Северного фронта (с 1917 года — имени Атамана Пунина).
Окончил 2-й кадетский корпус (Санкт-Петербург), Павловское военное училище (Санкт-Петербург).
В конце 1912 года переведён в 8-й Финляндский стрелковый полк. Был начальником команды пеших разведчиков,
а также выполнял функции адъютанта, в марте 1915 года — командир 10-й роты полка.
Участвовал в боях в Восточной Пруссии и в Лесистых Карпатах.
В ноябре 1915 года назначен начальником отряда Особой важности при штабе Северного фронта (22 декабря 1915 года — атаманом того же отряда).
Награды: орден Св. Георгия 4-й степени, Георгиевское оружие с надписью «За храбрость», орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», орден Св. Станислава 2-й степени с мечами, орден Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом.
Подробнее см.: Хорошилова 0. Войсковые партизаны Великой войны. СПб. 2002; Она же.: Леонид Николаевич Пунин// Финкельштейн К. И. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики. СПб. 2009. С. 218-222.
2. Сборник временных штатов управлений, учреждений, заведений и частей войск, сформированных
на время войны, и изменений и дополнений к постоянным штатам, имеющих значение на тот же период. Ч. 1. Пг. 1916. С. 732.
3. Телефонограмма начальника штаба Юго-Западного фронта генералу Алексееву за № 1768 от 28 августа 1915 года (копия для поручика Пунина). Архив автора.
4. Рапорт поручика Пунина генералу-квартирмейстеру штаба Главнокомандующего армиями Северного фронта от
6 декабря 1915 года за № 343. Архив автора.
5. Там же.
6. Анненков Б. В. Исповедь//Военно-исторический журнал. 1991.
№ 3. С. 69; Иванов Д. Рождённый на заре свободы — за неё и умрёт... Части смерти в Русской Армии. 1917//Военный сборник. Альманах российской военной истории. М. 2004. С. 113-126.
7. Из записок корнета Льва Пунина о боевой работе отряда. 1916 год. Архив автора.
8. Там же.
9. Орден Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость».
10. Из записок корнета Льва Пунина о боевой работе отряда. 1916 год. Архив автора.
11. Куприн А. И. Полковник И.М. Ставский//Возрождение (Париж). 1927. №837. 17 сентября.

Текст: О.Хорошилова.

.
Tags: Первая мировая война, Россия, война, гражданская война, история, старые фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments