elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Армия Крайова в Крево

http://www.baltexpert.com/2012/06/29/zdesj_litovci_i_poljaki_pokljalisj_bitj_bratjami/
19 февраля 1944 года партизанские соединения Армии Крайовой (АК) разгромили литовскую полицейскую управу в Крево. Эта акция было ответом на преследования  этим литовским полицейским подразделением местного польского населения. В принципе, такое отношение к местному населению именно этого литовского подразделения не было чем – то исключительным. Эдмунд Банасиковский (подпоручик Виленского округа АК, псевдоним „Ёж”) в своей книге „На зов Виленской земли“ пишет:
„Подстрекательство немцами ненависти литовцев к полякам привело к буйству националистических литовских элементов, стремящихся полностью ликвидировать всё польское в Виленском крае. Военизированные формирования „Шаулисов“ свирепствовали на виленских улицах. Литовская „Саугума“ (служба безопасности) сотрудничала с гестапо в попытках ликвидации польского подполья. „Понарские стрелки“ (литовские добровольческие соединения, расстреливавшие мирное населения в Понарах) купались в польской крови.“

Литовская администрация и полицейские формирования принуждали польское население поставлять продовольствие по требованию оккупантовВ начале января 1944 года из Ошмян выдвинулось немецко – литовское соединение, чтобы ликвидировать партизанский отряд „Щербца“ (капитан Грациан Фруг, командующий 3 Виленского округа АК), который базировался в 12 километрах к северо – западу от Граужишек. 8 января у Микулишек произошёл тяжёлый бой. Ситуацию спас „Кремень“ (поручик Пётр Мотылевич), соединение которого находилась рядом и который поспешил на помощь окружённым товарищам. Благодаря его неожиданному удару во фланг, немецко – литовские сила были полностью уничтожены. Погибли все немецкие жандармы из Гольшан и Ошмян вместе со своим командиром. Погибло более двадцати литовских полицейских, но в этом же бою погиб и мой проверенный друг – „Кремень“. В тот момент, когда он склонился над своим тяжело раненным товарищем, чтобы оказать ему помощь, его скосила пулемётная очередь. Погиб, отдав свою жизнь за Виленскую землю.

После победы поляков под Микулишками, литовцы не успокоились. Наоборот, из ненависть вспыхнула с новой силой. Похороны убитых полицейских стали поводом для антипольских демонстраций в Ошмянах и Вильне. Этими настроениями моментально воспользовались немцы.– Усиление „польских банд“, – втолковывали они литовцам, – представляет опасность прежде всего для литовского народа. Поэтому он сам должен противодействовать всяким попыткам поляков его уничтожить.

Немецкая пропаганда нашла бытрый отклик среди большинства литовцев, не догадывающихся об истинных намерениях оккупанта и в его коварной политике, связанной с ухудшающимся положением на фронте.

При таких обстоятельствах и произошла вышеупомянутая акция в Крево. Уже цитировавшияся Эдмунд Банасиковский так её описывает:

„Наша разведка нам донесла, что литовский гарнизон в Крево, в 25 километрах к юго – востоку от Ошмян, начал преследования местного населения, особенно местной польской интеллигенции.

По информации, собранной „Цербером“ (поручик Иероним Романовкий) – комендантом соединения АК в Крево, местный гарнизон состоял из 60 – 70 человек, хорошо экипированных, но сторонящихся столкновений и постоянно пьянствующих. Крево по ночам слабо охранялось случайными патрулями. В западной части городка, возле школы, был построен большой бункер, из которого обороняющиеся могли бы отстреливаться из пулемётов довольно долго, пока не придёт помощь из немецкого гарнизона в Ошмянах.

После анализа полученной информации, „Ярема“ (командующий инспектората „F“ Виленского округа АК, майор Чеслав Дембицкий) решил уничтожить литовский гарнизон в Крево силами соединений „Тура“ (поручик Витольд Туронек) и „Летучей мыши“ (капитан Адам Вальчак), сконцентрировавшихся под покровом ночи 19 февраля недалеко от Крево. Начало акции было запланировано на 24. 00 концентрированными ударами отдельных взводов с северо – западного и юго – восточного направлений.

Главным фактором успеха каждой акции партизан является неожиданность. Поэтому Поэтому от партизан неукоснительно требовалось соблюдать спокойствие и избегать шума.

Приближалась полночь. Взводы заняли установленные исходные позиции. Вокруг царила полная тишина. Неожиданно где – то в отдалении залаяла собака и вслед за ней отозвались все городские псы. В блеске полумесяца на тёмном фоне строений очертились контуры бункера, а возле него – движение человеческих силуэтов.

Встревоженные лаем псов, проснувшиеся литовцы готовились к обороне. Из бункера раздались пулемётные очереди. Они стреляли вслепую, не ориентируясь в ситуации. На огонь из бункера, ответный огонь со всех сторон открыли атакующие.

– Не будем терять время, – спокойно обратился ко мне „Ярема“, – прикажите выдвинуть наше орудие на позицию.

По моему сигналу конные разведчики, находившиеся в резерве, выволокли из укрытия на открытую возвышенность передние колёса телеги. На центр оси они положили массивное дышло таким образом, что более длинный конец упирался в землю, а более короткий, торчавший в воздухе, был  нацелен в сторону литовского бункера.

Через минуту я подошёл к „Яреме“. Рядом с ним стоял одетый в гражданское  крепкий молодой человек с быстрым взглядом. „Ярема“, подавая мне листок бумаги, коротко сказал:

– Требую, чтобы литовцы немедленно сложили оружие. Прочитайте, что я написал. Половина из них говорит по – польски.

Я читал выразительный, почти печатный текст:

„Вы окружены. Наши противотанковые орудия, нацеленные на ваш бункер, уничтожат вас всех. Сдавайтесь. Мы гарантируем вам жизнь и возвращение к вашим семьям. Немедленно вывесьте белый флаг, как доказательство сдачи в плен. Выходите наружу с поднятыми руками. Командир польских соединений.“

Вручая парламентёру этот этот листок, „Ярема“ добавил:

– Поспешай. С Богом …

– Служу Отечеству, – ответил удаляющийся парламентёр.

Уже была слышна стрельба со всех сторон, откуда атаковали наши соединения, а после всё заглушило громогласное „Ура!“. Я смотрел в бинокль, но не мог сориентироваться в ситуации. Но вскоре очереди литовских пулемётов смолкли. Над бункером на длинном шесте появился кусок белого полотна.

– Сдаются! – выкрикнул радостно „Ярема“.

Недолгий бой был закончен. Нервы литовцев сдали. Перерезанная нами телефонная линия с Ошмянами лишила их единственной надежды дождаться помощи от немцев. Поляки грузили трофейное оружие и боеприсасы. Несколько десятков литовцев сбились в тесную массу на дороге у Крево.

– Отпускаю вас, – сказал им по – польски „Ярема“. – Возвращайтесь по домам и помните, что здесь, в Крево, много веков назад, литовцы и поляки поклялись бать братьями. Не воюйте против нас.

Проблески морозного утра озаряли радостные лица сегодняшних победителей – солдат из соединений „Тура“ и „Летучей мыши“, марширующих к своим базам. Сегодня они радовались. Они уничтожили администрацию и гарнизон оккупантов.“
----
В местечке Крево аковцы расправились со священником М. Леванчуком и его дочерью и племянницей, работавших учительницами в местной белорусской школе, за то, что они посмели отпевать убитых белорусов, а также за его выступления в защиту белорусского языка и образования.
http://zapadrus.su/slavm/ispubsm/317-xx-38.html

Tags: Армия Крайова, Беларусь, Литва, Польша, война, геноцид, гражданская война, история, нацизм, партизаны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments