elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

Гипотеза Робера Амбелена

http://www.micheltournier.ru/ambelen.php
«Легенда о Жанне д’Арк – одна из величайших фальсификаций во французской истории, возможно – самая крупная ложь такого рода», утверждает французский историк Робер Амбелен. Он считает: Жанна не была простой крестьянской девушкой, она не происходила из семейства д’Арков и получила прозвище Орлеанская не потому, что успешно защитила город Орлеан. Р. Амбелен выдвигает гипотезу: Жанна была особой королевской крови, принадлежала к Орлеанскому дому, младшей ветви королевских династий Валуа и Бурбонов, была сестрой французского короля Карла VII, не была сожжена на костре в 1431 году и после даты мнимой казни прожила ещё почти двадцать лет. Справедливости ради следует сказать, что так думал не он один, а многие исследователи истории Орлеанской девы; и то, что называют «гипотезой Амбелена», есть предположения многих историков разных поколений, собранные и откомментированные Амбеленом.
Существуют свидетельства, не укладывающиеся в официальную версию. Почти сразу за казнью в Руане поползли слухи, что Жанна д’Арк якобы сожжена не была, что её заменили другой женщиной и, судя по источникам, в то время мало кто верил в гибель Жанны.

Почему возникли эти слухи? Обычно осуждённые шли на костёр с открытым лицом и обнажённой головой, если не считать бумажного колпака, обмазанного сернистым составом. На этот раз лицо приговорённой было закрыто капюшоном. Далее. Накануне казни Жанну не соборовали, а в XIV и XV веках от этого никто не был освобождён, и преступник прежде всего. Освобождались только дети, и те, кто вёл праведную жизнь. Существуют расхождения даже в дате казни – французские летописцы называют 1431 год, английские – 1432. И всё-таки этого недостаточно, чтобы слухи упорно жили в народе, а потом перекочевали в труды учёных, обретая подчас в них поддержку и объяснения. Ведь обвинение в колдовстве, предъявленное ей, по тем временам неизбежно влекло за собой смертную казнь. Что же тогда питало их?

Необходимо вспомнить, что в ходе процесса Жанна заявила, что ей неведома её собственная фамилия. Тем не менее она сообщила имена своих родителей: Жак д’Арк и Изабелла д’Арк. Значит ли это, что сама она фамилию д’Арк не считала своей? Может быть, именно здесь кроется тайна, позволяющая объяснить многие неясности в истории Жанны? Так подумал Робер Амбелен, современный французский историк, и начал свои изыскания в истории Орлеанской девы. Они были небезуспешны, утверждает Стрельникова. Результат – его сногсшибательная версия: он пришёл к выводу, что официальная легенда о Жанне д’Арк – одна из величайших фальсификаций во французской истории, возможно – самая крупная ложь такого рода.

Прежде всего нужно бросить взгляд на семью д’Арков, в которой выросла Жанна, и выяснить, была ли это семья бедных землепашцев, как гласит официальная версия. Оказывается, это семейство ещё до XV века имело герб. Герб «землепашцев» – явление уникальное в средневековой Франции. Жак д’Арк родился в старинном рыцарском семействе, но ветвь, к которой он принадлежал, разорилась в результате Столетней войны и моровой язвы 1348 года и временно утратила дворянское звание.

В 1419 году Жак д’Арк был генеральным откупщиком и дуайеном Домреми, где он командовал лучниками местного ополчения. Его ежегодный доход составлял пять тысяч золотых франков – это немало, и семья д’Арков, несомненно, находилась на том же социальном уровне. Некоторые представители этого семейства уже в январе 1408 года служили при дворе Карла VI в Париже. Принадлежи Жанна к этому семейству, бедной простолюдинкой она никак бы не была. Но возникает вопрос: если Жанна не считала д’Арков родной семьёй, кто её настоящие родители?

Робер Амбелен полагает, что Жак д’Арк и Изабелла Роме не были родителями Жанны, и путём различных, довольно-таки хитроумных выкладок пытается доказать, что она была незаконнорожденной дочерью королевы Франции Изабеллы Баварской и родилась во дворце Барбетт 10 ноября 1407 года.

Он нашёл материалы,из которых следовало, что 10 ноября 1407 года королева Изабелла Баварская, жена Карла VI, родила ребёнка. Согласно «Всеобщей истории Французского королевского дома», он умер в тот же день, в день своего рождения. В первом издании этого труда (1764год) ребёнка зовут Филиппом. Но шестью годами позже, в издании 1770 года, его заменила девочка по имени Жанна. В третьем издании (1783 год) это утверждение повторяется без всяких попыток объяснить странную «опечатку».

Карл VI не был отцом этого ребёнка: он уже давно не выносил вида Изабеллы Баварской, которая в ту пору была любовницей его брата, Луи Орлеанского. Умерший, по официальной версии, ребёнок, отвезённый якобы в Сен-Дени и погребённый в часовне Карла V, вполне мог быть найден на пресловутых «скамейках для подкидышей» у входа в церковь, как это часто случалось в то время. Так рассуждает Амбелен. Итак, поставив вопрос о происхождении Жанны, Амбелен ищет ответ на него.

В 1429 году в Шиноне Жанна встретилась с Карлом VII. Девушка была принята с почестями и приветствовала короля в соответствии со всеми принятыми обычаями, как если бы она всю жизнь провела при дворе. Вряд ли простой крестьянке это было бы по силам. Ей определили личный штат и военную свиту. Появился у Жанны и секретариат в составе трёх секретарей. Ей пожаловали двенадцать строевых лошадей и предоставили право иметь свой боевой стяг, что было привилегией знатных сеньоров – баннеретов.

Ещё задолго до освобождения города Орлеана Жанна была известна как Орлеанская Девственница. Так называет её архиепископ Амбренский в письме к Карлу VII, написанном в марте 1428 года, то есть когда она ещё не покинула Лотарингию. Может быть, это намёк на её происхождение: она «дочь» Орлеанского дома?

Но это ещё не все факты, которые привлекает Амбелен в поисках ответа. Она была награждена «золотыми шпорами», которые могли носить только рыцари, получившие традиционное посвящение в это звание. И вручал их ей Карл VII. Имела она и доспехи, оплаченные королевским казначейством. Кроме того, у Жанны был меч, принадлежавший когда-то Луи Орлеанскому, а также боевой топор, специально изготовленный для неё, ибо на нём выгравирона буква «J» – первая буква её имени, – увенчанная короной.

Карл VII предоставил Жанне и ещё одну привилегию: право помилования. Впервые за всю историю Франции такой исключительной привилегией владела нецарствующая особа и, более того, женщина, которая даже не исполняла обязанностей регента. Можно ли было оказать все эти почести дочери пахаря? – спрашивает себя историк. Для «девушки из народа» обладание инициалом, увенчанным короной, – не самая обычная вещь на свете. Корона эта фигурирует и в гербе, которым Карл VII наделил Жанну в своей грамоте от 2 июня 1429 года.

Взгляд Амбелена становится ещё более пристальным. Сразу по приезде в Шинон Жанна обзавелась пышным гардеробом, куда входила очень богатая мужская и женская одежда. Это было бы естественно, но его внимание привлекают цвета тканей, из которых она сшита, – это цвета Орлеанской династии.

В Нанси она поразила герцога Карла Лотарингского своим умением ездить верхом, за что получила в подарок чёрного скакуна. В Шиноне – изумила Карла VII и его кузена, герцога Алансонского, показав своё мастерство в боевых играх. Мужичка, о которой толкует официальная легенда, размышляет Амбелен, конечно, не смогла бы держаться как знатная дама. Жанне как будто никогда не присваивали дворянского звания, но гербы, которыми её наделяли, говорили сами за себя – в глазах окружения Карла VII она была благородного происхождения.

В пользу своей гипотезы Амбелен предъявляет генеалогическое древо Жанны. Предки и ближайшие родственники Жанны страдали галлюцинациями, некоторые вообще впадали в безумие, а её предполагаемый отец, Луи Орлеанский, обладал, судя по всему, даром ясновидения (известно, что он «увидел» картину своей гибели задолго до убийства). Амбелен предполагает, что Жанна страдала зрительными и слуховыми галлюцинациями, которые со временем ослабели и, вероятно, исчезли. Однако судьи в Руане и парижские инквизиторы предпочли вести речь о колдовстве. Вероятно, склонность Жанны к ясновидению передалась ей от отца.

Современные исследователи паранормальных явлений сказали бы, что речь идёт о так называемой прекогниции. Однако враги Жанны настаивали на сглазе, магии, вмешательстве нечистой силы. И в итоге 31 мая 1431 года Жанну сожгли на костре. Ничего подобного, утверждает Амбелен.

Ещё в те времена народная молва утверждала, что Жанна не была сожжена. Если идти дальше в этом направлении, тогда вполне можно предположить, что именно знатность Жанны позволила ей избежать костра. Существует немало свидетельств, утверждающих, что через четыре года после возвращения из плена Жанна была узнана Карлом VII.

Более того, в 1436 году она выходит замуж за графа Робера д’Армуаза. Существовал брачный контракт вышеназванного графа и Жанны – Девственницы Франции. По словам Альбера Байе, профессора в Эколь де От Этюд, историка, в 1907 году он держал в руках этот документ во Френ-ан-Вуавр. Он отметил, что подпись жены Робера д’Армуаза была совершенно идентична подписи на письме Жанны д’Арк жителям Реймса, датированном 16 марта 1430 года.

О том, что граф д’Армуаз был женат именно на Жанне д’Арк, свидетельствуют и другие документы. Известно и место, где находилась Жанна в течение четырёх лет после мнимой казни в Руане. Это замок Монротье. В главной башне его было помещение, которое именовалось тюрьма Девственницы. Дни своего заключения пленница отмечала чёрточками, вырезанными в оконном проёме, которые соответствуют именно четырём годам – тому времени, которое Жанна Девственница должна была провести в неизвестном месте, прежде чем она стала Жанной д’Армуаз.

В 1439 году она вновь встречается с Карлом VII в Орлеане. После этого свидания у Дамы д’Армуаз не было больше никаких неприятностей. Во время этого пребывания она свободно разъезжала по городу Орлеану, и приёмы следовали один за другим. Об этом свидетельствуют «Счета Орлеанской крепости». Эти документы, по мнению Амбелена, существовали ещё в 1969 году.

Амбелен ищет и находит и другие доказательства тождества Дамы д’Армуаз и Жанны Девственницы. Дама д’Армуаз имела такой же боевой и самовластный характер, что и Девственница. После возвращения из плена она принимает активное участие в военных походах. В 1436 году ей захотелось встать на сторону одного из двух претендентов на пост архиепископа в Трире. Об этом сообщает Жан Нидер, летописец того времени, в своём труде «Формикориус», написанном в 1437 году, то есть на следующий год после названных событий.

И ещё важный факт. Начиная с визита, нанесённого Дамой д’Армуаз в августе – сентябре 1439 года, город Орлеан прекратил ежегодные обедни за упокой души той, которую считали погибшей в Руане. Может быть, все, у кого она жила, кто мог приблизиться к ней в 1439 году, были отныне уверены, что она жива и здорова? Особые приметы (красное пятно за правым ухом) и шрамы от старых ран составляли часть её внешнего облика. И конечно же, голос и осанка давали возможность опознать её.
Скончалась Жанна в 1449 году. Детей у неё не было. Могила её находилась в деревушке Пюллиньи. Ещё в прошлом веке можно было увидеть надгробие с соответствующими надписями. Но когда началась подготовка к прославлению Жанны, изображение было сбито. Впрочем сохранились фотографии надгробной плиты с изображением доспехов Жанны.
На доске была следующая надпись: «Здесь покоится тело Жанны д’Армуаз с её драгоценностями, а также тело её мужа, рыцаря Робера д’Армуаза в его доспехах». Есть свидетельство, что рядом с могилой на камне свода был высечен герб Девственницы. Во время французской революции (по декрету 1793 года) он был сбит.
Мы не знаем и скорее всего никогда не узнаем, истинны или ложны построения Робера Амбелена. В конце концов на каждый его тезис можно найти соответствующий антитезис. Ведь все его конструкции базируются на единственном допуске – о королевском происхождении Жанны.
---
Робер Амбелен (2 сентября 1907, Париж — 27 мая 1997, Париж) — французский эзотерик и оккультист, специалист по магии, теургии и астрологии. Писатель, историк, Всемирной ассоциации франкоязычных писателей, он является автором более 42 работ (некоторые были выпущены под псевдонимом Аурифер — его посвятительным именем в степени мартинистского посвящения высшего неизвестного (S::I:: — Supèrieur Inconnu).
Tags: Франция, история, политика, судьба, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments