elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

АРМЯНЕ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

http://transcaucasica.com/page/169#_edn13
Интересно, что действия против мусульманского населения в Туркестане происходили почти синхронно с аналогичными акциями дашнаков на южном Кавказе, где был центр их движения, также в союзе с местными большевиками, возглавлявшими Бакинский совет или Бакинскую коммуну, против мусульманского населения Азербайджана и его национальной партии «Мусават», которые пришлись на март-апрель 1918 года, когда 6 тысяч бойцов большевистских отрядов Бакинской коммуны совместно с 4 тысячами вооруженных дашнаков приняли участие в резне местных мусульман. Глава Бакинского совета большевик С.Г.Шаумян признавал это: «У нас были вооруженные силы – около 6000 человек. У «Дашнакцутюн» имелось также 3-4 тысячи национальных частей, которые были в нашем распоряжении. Участие последних придало отчасти гражданской войне характер национальной резни, но избежать этого не было возможности. Мы сознательно шли на это. Мусульманская беднота сильно пострадала…»[13].
В цифрах это выглядит как 20 тысяч убитых мусульманских жителей Азербайджана. К сказанному остается добавить, что и большевистские части Бакинской коммуны на 70% были укомплектованы армянами, а на 30% - русскими и другими[14].

Поэтому вполне становится понятной деятельность дашнаков в Туркестане, в меру своих возможностей поддержавших антимусульманскую политику своих единомышленников и однопартийцев на Кавказе. В начале 1918 года 150 революционных солдат, из которых 60 человек были армянами, во главе с председателем кокандского Совета армянином Сааковым, вооруженных пулеметами и артиллерийским орудием, подошли к кишлаку Бачкир, родному селению курбаши Иргаша – лидера басмачей, покинутого жителями, и сожгли его. По пути следования отряд расстреливал «невинных, беспомощных дехкан и оскорбил некоторых женщин и девиц и ограбил домашнюю утварь их»[15]. Сааков являлся крупным советским руководителем Туркестана и во время одного из съездов Советов Ферганской области, проходившего в Коканде, в котором участвовало около 20 представителей уездных и городских Советов, был его председателем.

В начале апреля басмачи осадили Наманган, город в Ферганской долине, его защищал гарнизон, в составе которого вместе с регулярными частями Красной армии с басмачами сражались два отряда Дашнакцутюн[16]. В июне 1918 дашнаки совершили налет на город Ош, в декабре того же года вторглись в окрестности Джалалабада в северной части Ферганской долины. В декабре 1918 года в кишлаке Ханул-Абар отряд дашнаков похитил всех женщин-мусульманок и привез их как трофеи в Андижанскую крепость[17]. В секретном донесении из Андижана в Совнарком Туркестана в конце 1918 года говорилось, что Дашнакцутюн несет ответственность за разжигание конфликта между советской властью и мусульманским населением, а армянский руководитель, отвечающий за «национальную» политику в городе, является богачом, владельцем винодельни, кинотеатра и нескольких домов[18]. Десятки кишлаков были разрушены дашнаками, способствуя, таким образом, уходу мусульман в басмачи. После нападения басмачей в феврале 1919 на Андижан, его гарнизон, в основном состоявший из армян, возложил ответственность за этот налет на мусульманских жителей старого города. В течение недели проводились в домах мусульманских жителей обыски, сопровождавшиеся грабежами, убийствами и изнасилованиями. Молодых девушек из старого города дашнаки увозили в Андижанскую крепость телегами. Оправдывая свою жестокость, дашнаки говорили, что, даже если они убьют всех мусульман Ферганы, не будет столько погибших, сколько армян уничтожили мусульмане в 1915 году в Османской империи[19]. В это время 170 вооруженных бойцов отряда дашнаков напали на кишлак Кокан, но попали там в засаду басмачей и все погибли[20]. За это дашнаки сожгли Кокан и устроили резню местных жителей. Другой отряд дашнаков после боя с басмачами захватил селение Сузак и расстрелял там всех жителей. Третий отряд Красной армии, а составе, которого была армянская дружина, вступил в бой с басмачами у Базар-Кургана и был вынужден отступить. В течение 20 дней все кишлаки в этой зоне подверглись нападению, где все мусульмане мужского пола, невзирая на возраст, были убиты. Те, кто выжили, хоронили погибших, но дашнаки появлялись вновь и убивали оставшихся, даже тех, кто молился у свежих могил[21].Жестокость рождала жестокость и жажду мщения.
Курбаши или, говоря современным языком, «военно-полевые командиры» басмаческих отрядов, призывали мусульманское население: «Мы должны последовать примеру турок, которые уничтожали армян»[22]. В подтверждение своих призывов басмачи курбаши Мадамин-бека, захватив в плен бойцов Красной армии из гарнизона Намангана, среди которых было несколько русских, 49 армян и 13 мусульман, служивших советской власти, всех армян и мусульман убили на месте, а русских обезоружили и отпустили[23].А еще раньше, в ноябре 1918 басмачи Мадамин-бека и курбаши Хал-Ходжи после посещения святого места – мазара Хазрет-Айюба Пайгамбара на обратном пути ограбили банк Джалалабада и убили 13 сотрудников советских учреждений, в том числе 11 армян, за что дашнаками был вырезан кишлак Сузак, о чем упоминалось выше[24].
---
И после роспуска Дашнакцутюн в Туркестане мусульманские коммунисты не оставляют без внимания армянские организации. Уже через год в докладе на имя командующего Туркестанским фронтом Красной армии М.В. Фрунзе один из его командиров – заместитель 2-ой Тюркской бригады утверждал, что организация «Армянское общество» ничем не отличается от Дашнакцутюн и предлагал издать распоряжение о запрете ее деятельности[35].

Что касается армянской диаспоры, то после роспуска Дашнакцутюн в Туркестане некоторые ее представители вступают в ряды компартии Туркестана. Среди известных коммунистов в Туркестане был А.А. Мелкумов, уроженец Нагорного Карабаха, с детства живший в Ашгабате, участник первой мировой и гражданской войн, командир кавалерийской бригады Красной армии, владевший туркменским языком, удостоенный ордена боевого Красного знамени, участвовавший в разгроме отрядов курбаши, бывшего военного министра Османской империи Энвер-паши в 1920-1921 годах. Он был одним из немногих представителей армянской диаспоры, обладавших доверием среди мусульман – коммунистов и бойцов Красной армии, о чем свидетельствует назначение его командиром Туркменской кавалерийской бригады Туркестанского фронта. Большое влияние на политику советского Туркестана оказывал с 1919 года представитель ЦК РКП(б) в Туркестанской АССР Г.И.Сафаров, выходец из армяно-польской семьи, уроженец Санкт-Петербурга, соратник В.И.Ленина, возвратившийся с ним в Россию из эмиграции. Интересно, что он был ярым противником Дашнакцутюн и «колонизаторского» уклона русских коммунистов Туркестана, допускал крайности и перегибы уже в пользу «мусульманских революционных масс», сводивших счеты с русскими переселенцами и армянской диаспорой за «старые обиды»[36].

Заметным становится присутствие армян в партийных и карательных органах советского Туркестана, что превратилось, в своего рода, «традицию» в советскую эпоху в Средней Азии. В 30-40-х XX века Д.З. Апресян и А.З. Кобулов возглавляли органы госбезопасности и внутренних дел Узбекской ССР на должностях наркомов НКВД и НКГБ этой республики, попеременно замещая друг друга на этих постах, а Л. И. Мирзоян стал первым лицом в Казахской ССР – секретарем ЦК КП(б) Казахстана[37]. В 1980-х годах, во время правления в СССР Ю.А. Андропова, репрессиями в Узбекистане по т.н. «хлопковому делу», когда против его республиканского руководства были выдвинуты обвинения в коррупции, руководил следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР Т.Х.Гдлян.
---
Представляется, что армянская община и движение Дашнакцутюн в Туркестане в 1917-1919 годах стали заложниками и жертвами своих антимусульманских настроений, огульно считая всех мусульман повинными в той трагедии, которая произошла с армянами в восточной Анатолии в 1915 году во время первой мировой войны по вине, как правящей верхушки Османской империи, так и провокаторов из той же Дашнакцутюн. Странная «логика» дашнаков, когда ответственность за страдания армянского народа была возложена и на людей, не имевших никакого отношения к этому и живших за тысячи километров от южного Кавказа и Анатолии, лишь потому, что они исповедовали ислам и говорили на родственных турецкому тюркских языках, вызывает вполне понятные эмоции не только у представителей этих народов. И хотя великий китайский мудрец Конфуций говорил как «трудно искать кошку в темной комнате, тем более, когда ее там нет», дашнакам удалось сделать, казалось бы, невозможное, имея в виду обретение ими в их неустанном поиске «новых врагов» в лице мусульманских народов Центральной Азии, и посеять среди них семена недоверия и неприязни к армянскому народу, последствия чего и поныне преодолеваются с трудом. Ибо тот, кто ищет, тот всегда найдет… Но в интересах ли это самого армянского народа?

Хотя во всех акциях дашнаков в Туркестане явно видна низменная материальная подоплека, когда вооруженное насилие имело корыстную цель наживы за счет наиболее слабых и обездоленных, несмотря на все их лозунги. Подобный курс дашнаков в Туркестане был самоубийственным и для самой армянской диаспоры края, находившейся как «капля в море» подавляющего мусульманского большинства, и привел ее на грань уничтожения. Вместе с тем, не все было однозначно, и отождествлять всю армянскую диаспору с Дашнакцутюн, было бы, не совсем верно, а деятельность А.А. Мелкумова и Г.И. Сафарова наглядно это подтверждает.
И последнее. Проблема взаимоотношений армянских диаспор с мусульманскими народами в странах Центральной Азии и вне ее, в частности в России, актуальна и поныне, поскольку там сохраняется армянское население, хотя и изрядно поредевшее в Средней Азии из-за эмиграции после распада СССР. Тем не менее, только в Узбекистане армянская община насчитывает 85 тысяч человек, еще по несколько десятков тысяч армян живет в Казахстане, Туркменистане, Кыргызстане, а в России их – 1 млн. 980 тысяч.



Антиармянские настроения в Центральной Азии зримо проявились накануне постсоветской эпохи в конце 80-х годов уже прошлого столетия, когда слухи о возможном массовом переселении армян в Таджикистан из Армении после землетрясения вызвали протестные демонстрации таджиков. В постсоветскую эпоху, во время гражданской войны в Таджикистане в начале 1990-х годов, командиром 201 дивизии российской армии, сыгравшей решающую роль в победе т.н. «Народного фронта» против исламско-демократической оппозиции, был армянин генерал Багдасаров, оставивший здесь неоднозначную память о своей деятельности.
А ныне воинский контингент из Армении принимает участие в боевых действиях войск НАТО в Афганистане, где он дислоцирован в Мазари-Шарифе (Афганском Туркестане) и Кундузе, тех районах этой полностью мусульманской страны, большинство населения в которых составляют узбеки и таджики – потомки выходцев из близлежащей Центральной Азии, бежавших от советской власти после подавления Красной армией басмаческого движения в Русском Туркестане. Увы, все возвращается на круги своя…
Tags: Азербайджан, Армения, Россия, СССР, Средняя Азия, Туркестан, геноцид, гражданская война, история, планета Земля, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments