elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

"Кресты выбрасывали на свалку"



В Шевино (это неподалеку от довольно известной «курортной» деревни Большие Лётцы) мы отправились с Владимиром Ивановым. Петра Морозова, к сожалению, уже нет в живых.
Владимир Иванов много лет проработал в органах МВД и на таможне, а когда вышел на пенсию, всерьез занялся изучением истории родного края. Ему и пришла идея сделать реконструкцию древних погребальных обрядов. Было это в 2012 году. Но перед этим он совершил много краеведческих походов:
— Заинтересовался древними погребальными валунами, крестами, символикой на них, эпитафиями. Ходил по старым кладбищам в восточных регионах Витебщины, много читал на эту тему. В итоге собрал информацию про 70 артефактов. А про кладбище возле деревни Шевино мне рассказала витебская художница Светлана Баранковская. Говорит: «Там древние кресты валяются прямо возле дороги». Я приехал туда, смотрю, и правда — на обочине, в свалке, лежат около 10 крестов.
Благоустраивая могилы своих родственников, люди оттаскивали каменные кресты подальше. Потом засыпали их мусором, вытирали о них кисти от краски… Владимир решил, что память о давно почивших предках не должна быть неприкаянной, попранной. Пришла мысль облагородить для артефактов специальную площадку на краю кладбища.
Пенсионер обратился за помощью к председателю Летчанского сельсовета Виктору Бурдею. Показал ему эскиз реконструкции. Представитель местной власти распорядился, чтобы краеведу всячески содействовали строители, которые благоустраивали дорогу вдоль кладбища. Они разровняли бульдозером площадку, привезли 4 машины песка, по договоренности с лесниками спилили несколько деревьев.
Вскоре к реконструкции подключился Петр Морозов. «Он такой рукастый мужик был, отлично справлялся с плотницким делом. Был серьезно болен, но все равно помогал мне. Бывало, работал сидя, преодолевая боль», — вспоминает Владимир Иванов.
На все работы ушло более полугода. Владимир и Петр сделали ограду, вытесали столбы, калитку, некоторые объекты покрыли лаком — деньги на него пожертвовал мужчина, который однажды подошел поинтересоваться, над чем это с таким энтузиазмом трудятся два пенсионера.
«Потом я выжег таблички с пояснительными надписями, насыпал курган, установил кресты, посадил траву. И теперь, через пару лет, все выглядит так, словно площадка появилась давно. Поддерживаю тут порядок, беру серп и кошу. Присматривает за реконструкцией и председатель сельсовета», — рассказывает Владимир Иванов.
В центре площадки — курган, обложенный небольшими камнями. «На него ушла где-то машина песка. Сейчас он осел, а сразу был повыше. Предки хоронили умерших в кургане, а его окружали валунами. Это была сакральная граница миров — живого и мертвого. Сейчас такой границей являются металлические и другие оградки, которые ставят возле могил», — объясняет краевед.
Слева от кургана — домовина, что-то вроде избушки на столбе: «Раньше покойника сжигали, его прах помещали в горшок, который ставили в домовину. Так поступали еще язычники, но традиция дошла до ХХ века. Подобные объекты встречались в Карелии, Чувашии, Удмуртии».
Рядом представлены реконструкции захоронений более позднего времени: намогильные столбы (на одном из них выжжена руна, которая обозначает «славянское тело») и холмик, обложенный камнями, с остроконечным валуном (его ставили в изголовье или в ногах).
Но с особой гордостью Владимир показывает четыре архаичных гранитных креста:
— Все они разных типов. Вот крест-идол, он похож на фигуру человека, поэтому его называют антропоморфным. Он был расколот. Я сам перевез сюда меньшую часть, а большую помогли перетащить молодые парни. Шла мимо кладбища компания, человек десять. Говорю: «Мальцы, подсобите!». Они откликнулись на просьбу. Потом я составил две части и скрепил их цементным раствором.
А рядом — надгробие, на котором изображен «колакрыж», то есть крест в круге. «Под ним похоронили женщину, так как крест косой. А если он прямой, то это означало, что могила мужская. Часто на погребальных валунах выбивали символ мирового дерева, а также крест Мары. Богиня Мара у язычников-славян отвечала за подземный мир и сопровождала туда души умерших», — рассказывает Владимир.
Следующий крест, по мнению Иванова, — один из древнейших на Витебщине. На нем начертана эпитафия, и с большей долей вероятности можно говорить, что это сделали в XVII веке!
«Смотрите, все хорошо читается», — говорит краевед и медленно водит пальцем по буквам на надгробии, чтобы мы тоже могли их разобрать.
На кресте написано: «От нас он в рай пош. в ав. 1617» («От нас он в рай пошел в августе 1617»). Читается эпитафия и правда довольно понятно.
Три креста, по оценке краеведа, весят не меньше 100 кг каждый. А один — самый маленький — примерно 40 кг. Иванов принес его сюда на руках и образно называет «детским». Но это, конечно, не значит, что он стоял на могиле ребенка.
Читать полностью: http://news.tut.by/society/495724.html
Tags: Беларусь, Витебская область, обряды, памятники, смерть, христианство, язычество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments