elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

«Россия вас понимает и поддерживает в ваших национальных устремлениях»

http://culture.pl/ru/article/shest-let-kotorye-potryasli-mir
Демонтаж СССР как поединок гигантов — Горбачева и Ельцина, Крым как бомба замедленного действия и польская «Солидарность» на обочине истории, или крах коммунизма глазами самой известной французской исследовательницы истории России.

Элен Каррер д’Анкосс прославилась тем, что предсказала крах Советского Союза еще тогда, когда страна, казалось бы, находилась на пике своего могущества. В 1978 году она издала во Франции книгу «L'Empire éclaté» — «Расколовшаяся империя». Название, оказавшееся пророческим, тогда прозвучало настолько абсурдно, что его приписывали маркетологам издательства. Поговаривали, будто издательство «Flammarion» вынудило серьезного ученого пойти на такое преувеличение ради увеличения продаж.
Исследования она начала еще в 60-е. Ее интересовали мусульманские меньшинства в России и СССР. В 1960-е годы ими мало кто занимался. Западные советологи принимали за чистую монету советский тезис о «слиянии» народов, в результате которого на свет явился «советский человек». Этот новый человек якобы мыслит прогрессивно, по-советски, а всяческие национальные сантименты трактует как пережитки далекого прошлого.
Элен Каррер д’Анкосс слишком хорошо знала советские реалии, чтобы этому верить. Грядущие проблемы советской империи предвещала не только абсурдная экономическая система и отдающая мертвечиной идеология. Их предвещала демография. Примерно с середины ХХ века из года в год русское и славянское население России неизбежно уменьшается, зато население южных — и прежде всего мусульманских — народов стабильно растет. К тому же, как считала Каррер д’Анкосс, мусульманские народы восприняли советскую культуру лишь поверхностно.
Она немного ошиблась в своем прогнозе, потому что в итоге не мусульмане, а прибалты и славяне сыграли ключевую роль в демонтаже коммунизма, но факт остается фактом: именно национальный вопрос нанес окончательный удар Советскому Союзу.
Тому, как это произошло, посвящена последняя книга Элен Каррер д’Анкосс, изданная в конце 2015 года во Франции. Название «Six annees qui ont change le monde 1985-1991» («Шесть лет, которые изменили мир») отсылает к известной книге Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир». Правда, американский журналист описал становление системы, то есть октябрьскую революцию, а французский историк – ее конец.
---
При всей симпатии к генсеку Элен Каррер д’Анкосс признается, что одного он совершенно не учел, и именно это стало причиной его поражения. Горбачев недооценил то, о чем она сама писала уже в конце 1970-х, — силу национальных движений в регионах.
Французский историк подробно описывает события декабря 1986 года в Казахстане, когда на улицы Алма-Аты и Караганды вышли толпы людей, возмущенных решением Горбачева сменить первого секретаря казахской компартии. Назначенный Москвой Колбин никогда не работал в Казахстане. Горбачев прислал его в Алма-Ату, чтобы тот боролся с местной коррупцией и непотизмом, но не подумал о том, что назначение первым секретарем пришлого человека ударит по национальной гордости казахов.
Два года спустя Горбачев не понимал динамики конфликта между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах. Но дороже всего ему обошлось незнание соотечественников. Он не заметил, что у России – хотя у нее и не было ни собственной республиканской партии, ни собственного правительства – тоже есть свои национальные амбиции.
То, чего, по мнению д’Анкосс, не понимал Горбачев, прекрасно понимал Борис Ельцин. И это, пожалуй, единственный момент в книге, когда автор с большей симпатией пишет о Ельцине, чем о Горбачеве.
Когда зимой 1991 года советское руководство начало стрелять в демонстрантов в Вильнюсе, именно Ельцин отправился в Литву с однозначным сообщением: «Россия вас понимает и поддерживает в ваших национальных устремлениях». По мнению Каррер д’Анкосс, именно это стало началом окончательного расхождения России и СССР, а значит, началом конца советского государства.
С этого момента события разворачиваются стремительно. Автор выбрала удачный литературный примем, описав противостояние Ельцина и Горбачева в поэтике поединка. Пожалуй, лучший фрагмент книги касается драматических событий августа 1991 года – янаевского путча.
Каррер д’Анкосс пишет о заключении Горбачева под домашний арест в его резиденции в Крыму и заканчивает пассаж такой фразой: «Спасение в итоге приходит, причем оттуда, откуда Горбачев не мог и надеяться. После 63 часов в неволе свободу ему возвращает не кто иной, как Борис Ельцин, его извечный соперник».
Организаторы путча планировали помешать Горбачеву создать новое обновленное союзное государство. При этом, неожиданно для самих себя, они способствовали укреплению власти президента России Бориса Ельцина. Пока Горбачев находился под домашним арестом, именно Ельцин в Москве освободил город от путчистов, а затем великодушно отправил своих доверенных лиц освободить Горбачева.
Ельцин спас Горбачева, но при этом его унизил, показав, кто здесь главный. Дальнейшие решения принимал уже один Ельцин, до заключения союза с президентами других республик, большая часть которых сразу после путча провозгласила независимость. Горбачев несколько месяцев правил страной, существование которой все игнорировали.
Конец
Самой унизительной стала для Горбачева встреча в Беловежской пуще. 8 декабря 1991 года туда приехали президенты России, Беларуси и Украины. Первые два — Ельцин и Шушкевич — еще были готовы сохранять СССР в обновленном виде, но Кравчука только что избрали на всенародных выборах, и он знал результаты украинского референдума по вопросу независимости. Подавляющее большинство жителей Украины проголосовало за выход из СССР. Ельцин и Шушкевич, опасаясь, что Украина может повернуться спиной к своим бывшим союзным партнерам, подписали соглашение, упраздняющее СССР и образующее Союз Независимых Государств.
Горбачева на встречу в Беловежской пуще никто не пригласил. Более того, о результатах встречи его проинформировали позже, чем президента США Джорджа Буша. К царю Николаю II революционеры хотя бы явились лично и вынудили его отречься от престола. Горбачев же уже никого не интересовал. Его проигнорировали, с горечью отмечает Элен Каррер д’Анкосс.
Несколько дней спустя в Алма-Ате в СНГ вступили пять среднеазиатских республик, Азербайджан, Армения и Молдавия. В Грузии шла гражданская война и ей было не до того, а страны Балтии шли уже своим собственным путем.
Бомба замедленного действия
Документ, констатировавший конец СССР, гарантировал территориальную целостность странам, подписавшим соглашение, а также содержал пункт, согласно которому все ядерное оружие СССР оказывалось на территории и под контролем России. То, как Элен Каррер д’Анкосс пишет об этих гарантиях территориальной целостности, – это второй, наиболее спорный — если не шокирующий — для поляков, да и вообще для всех читателей из стран бывшего соцлагеря, фрагмент книги. Представление Каррер д’Анкосс об интересах государства оказывается на изумление узнаваемым : оно вполне соответствует империальной кремлевской риторике и разительно противоречит тому, как российские государственные интересы понимали А. Д. Сахаров, Сергей Ковалев, Борис Немцов и другие российские демократы — общественные деятели и политики.
Француженка считает, что Ельцин, уступая Кравчуку — а следовательно, независимой Украине — Крым, повел себя легкомысленно. Она обращает внимание на то, что из 2,5 миллионов жителей полуострова 65 процентов составляли русские, и только 25 процентов украинцы (причем половина из них русскоязычные). О крымских татарах, настроенных в большинстве про-украински, речи вообще нет. Зато Каррер д’Анкосс напоминает: «Крым, трофей Екатерины II и украшение царской империи, в 1954 году был оторван от РСФСР и включен в состав УССР». Она объясняет, что это произошло по инициативе Хрущева для того, чтобы задобрить украинских националистов из Западной Украины, включенной в состав СССР после Второй мировой войны.
Для нее не очевидно, что изменение гарантированных в 1991-м году границ в долгосрочной перспективе может только навредить России. Это угроза ее собственной территориальной целостности и благополучию ее граждан, а также всех россиян, живущих за пределами Российской Федерации.
Элен Каррер д’Анкосс считает, что Ельцин не стал поднимать проблему Крыма в Беловежской пуще, а позже проблему северного Казахстана (населенного также преимущественно русскими) в Алма-Ате, потому что хотел как можно быстрее “развалить СССР”, упразднить должность Горбачева и самому занять кресло в Кремле. Ельцину было важно, чтобы новые независимые государства сохранили близкие отношения с Россией и отдали ей ядерное оружие, признав, что именно она остается единственным преемником СССР.
Каррер д’Анкосс цитирует Сергея Шахрая (советника Ельцина, также присутствовавшего в Беловежской пуще), который спустя годы говорил, что Ельцин в глубине души был трусом и не хотел затрагивать этот сложный территориальный вопрос, лишь бы Кравчук подписал с ним соглашение о создании СНГ.
Интересно, что Элен Каррер д’Анкосс позицию Ельцина отказаться от территориальных претензий в отношении бывших советских республик сравнивает с позицией Горбачева в отношении НАТО. Она открыто сожалеет, что ее фаворит Горбачев не позаботился должным образом о том, чтобы бывшие государства соцблока в будущем не вступали в НАТО. Она считает это такой же беспечностью, как и решение оставить украинцам Крым.
«Оба — конечно, каждый по-своему — оставались в плену недосказанного, в плену проблем, которые когда-нибудь всплывут и отравят отношения России с внешним миром».

Шокирующая формулировка. То, что польские, украинские и литовские элиты считают величайшей заслугой Горбачева и Ельцина, французский историк считает их величайшей ошибкой. Для нас признание этими лидерами прав других государств, соседей России, на территориальную целостность и самостоятельный выбор военных союзов, свидетельствует об их масштабе и величии. Для Элен Каррер д’Анкосс это — доказательство их легкомыслия.
Несомненно, будучи, каждый по-своему, патриотами, они оба сознательно пошли на жертвы ради хороших отношений с соседями. Они признали правоту меньшего и слабого во имя общего будущего.

Элен Каррер д’Анкосс, которая сама живет в далеком Париже, склонна скорее оправдывать их преемника, Владимира Путина, который, захватив в 2014 году Крым, по ее мнению, лишь «восстановил историческую справедливость» времен поспешного демонтажа СССР.
Историк без обиняков сказала об этом на встрече в Варшавском университете, приуроченной к выходу ее последней книги во Франции. «Страна, которая однажды утратила свою территорию, всегда будет стараться заполучить ее обратно», – рассказывала она собравшимся студентам, многие из которых приехали в Варшаву из Украины, часть – из охваченного войной Донбасса. Более того, Каррер д’Анкосс настаивала, что Восточная Европа – это естественная сфера влияния России, и Украине следовало бы это уважать, вместо того, чтобы отчаянно пытаться из этой сферы влияния вырваться. «Зачем Украине членство в НАТО? – спрашивала она онемевших студентов. — Есть страны, довольные нейтральным статусом, например, Швейцария».
Tags: Казахстан, Крым, Россия, СССР, Украина, Франция, государство, демография, история, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments