elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Казак vs мамелюк

Оригинал взят у vivva в Казак vs мамелюк
Листая гравюры по рисункам Альбрехта Адама оччень заинтересовалась еще одной. Называется она «Русский пленный в штаб-квартире в Камени 21 июля 1812 года». Камень – это местечко в Белоруссии где-то в 80-ти километрах от Витебска. Там в тот день в одном из помещечьих домов вице-король Италии Евгений Богарне устроил свою Главную квартиру. Вот туда-то и привели захваченного накануне русского офицера.



Не нужно быть крутым специалистом по форме, чтобы понять, что это казак Войска Донского.

Как писал в комментарии к рисунку сам художник: «22 июля один из стрелков с аванпостов приводит в Главную квартиру Вице-короля русского пленного, который из-за того, что его конвоируют одного, привлекает всеобщее внимание. Он уже настолько освоился с солдатами наших аванпостов, с которыми он пил и ел, что даже в присутствии принца, для разговора с которым его привели, он демонстрирует всем своим видом и манерами бесстрашие, граничащее с дерзостью». Действительно, сразу не сообразишь, кто из двоих – пленный: поза непринужденная, оружие на месте. Видимо, обстоятельства пленения не сопровождались особо драматическими событиями. Впрочем, как известно, казаки – народ хитрованный и обаятельный, а этот, поскольку переводчик на рисунке отсутствует, еще и по-французски говорит, да еще и франт: золотые кисти, жилет, ворот расстегнут, так что не удивительно, что его и накормили, и напоили, и к Богарне проводили.

И этим доверием и относительной свободой он распорядился по-своему: «На следующий день поднялся шум, который предоставил пленному некоторую свободу, и он этим воспользовался, чтобы незаметно ускользнуть под покровом темноты, при этом никто не мог обнаружить никаких следов его побега. Это происшествие породило всякого рода догадки, которые мы не будем излагать, и показало, что не стоило ему доверять».

Слова «на следующий день» и «под покровом темноты» говорят о том, что сбежал он рано утром, потому как в июле армия Наполеона довольно быстро наступала, и корпус вице-короля вряд ли остановился в какой-то Камени на два дня. Тем более, что 25-го июля уже был бой под Островно. В общем можно считать, что в плену наш казак не задержался. Что за шум там поднялся спозаранку понять трудно: то ли это казаки «пошумели» на окраине села, то ли все окрестные собаки вдруг дружно подняли лай, переполошив как местных жителей, так и солдат. А уж сам пленный как-то ухитрился раствориться, или кто-то открыл ему дверь, а потом закрыл, чтобы сразу не обнаружили, так и осталось неизвестным. Казака замками не удержишь!

Но кто этот импозантный господин с бакенбардами, который допрашивает или беседует с нашим казаком? О, это тоже оччень интересная личность. Это – мамелюк! Так сказать личный мамелюк Богарне.

Не похож, скажете? – А вот такой вот мамелюк. Как известно, мамелюки в Египте – это примерно тоже самое, что янычары в Турции. Т.е. военное сословие, пополнявшееся за счет неарабского населения: ну там пленные, рабы и т.д. Так что в мамелюкских войсках был полный интернационал. Когда Бонапарт воевал в Египте, часть мамелюков перешла на его сторону, и из них была сформированна воинская часть в составе гвардии. А знаменитый мамелюк Рустам стал у Наполеона личным телохранителем. По примеру своего императора и другие обзавелись персональными мамелюками. Но у Богарне был, пожалуй, самый оригинальный.

Во-первых, он не носил восточную одежду, как все остальные. Да и прическу, как видно из рисунка, предпочитал чисто европейскую. При пасынке Наполеона он был кем-то вроде денщика-телохранителя и все время находился рядом со своим господином. Адаму этот персонаж был симпатичен, а за время совместного похода они даже подружились. Но во время отступления нестандартный мамелюк тяжело заболел, и его пришлось оставить в Ковно. Богарне дал ему денег, нанял людей для ухода, но дальше его следы теряются…

И вновь находятся на армянских сайтах! Ничего удивительного, ведь тот самый наполеоновский Рустам Раза был этническим армянином. Так вот армянские товарищи провели исследования и узнали, что и мамелюк Богарне тоже был по национальности армянин. Французы называли Уанис Петро, ну а на самом деле – Ованес Петрос. Родом он был из Шуши, что в Нагорном Карабахе, а в Египет попал еще ребенком. Пока жизнь его мотала по свету, он учил языки, и поэтому даже мог быть у Богарне переводчиком. Когда Наполеон занял Венецию, то Петрос посетил армяно-католическую общину на острове св.Лазаря, у которой имелась обширная библиотека, с уникальным собранием книг и рукописей не только христианских и армянских, но и римских, греческих, египетских, византийских… Мамелюк привел туда своего генерала, и обитатели острова произвели на него такое впечатление своей ученостью, что по его рекомендации Наполеон признал армянский католический орден академией. Помаленьку продвигалась и военная карьера мамелюка Ованеса: сперва он был ефрейтором, а с 1809 г. – унтер-офицером. А за Аустерлиц он даже получил орден Почетного легиона.

Но после отречения Наполеона судьба экзотических гвардейцев стала незавидной. Многим из них пришлось, опасаясь за свою, жизнь покинуть Францию. Все разъехались, кто куда. И вот в российских военных архивах всплыл следующее любопытный документ:

Копия прошения,
Адресованного господину начальнику Кавказского корпуса,
Пехотному генералу Головину,
От жителя Карабаха Иоаннеса Петросова,
раньше служившего в эскадроне мамелюков
Французской императорской гвардии.

В детстве я был захвачен мамелюками, которые меня продали египтянам. Во время завоевания Египта французской армией Наполеона Бонапарта я поступил на службу Французской империи в эскадрон мамелюков, где и оставался до сражения под Ватерлоо. Будучи тяжело ранен в сражении под Аустерлицем, я был награжден орденом Почетного Легиона. За этот орден я получал пенсию в размере 250 франков в год до 1816 г. В том же году я покинул Францию и с разрешения императора Александра поселился в Карабахе. Я получил от Его Величества покойного императора письменное обещание о том, что и в дальнейшем буду получать мою пенсию.
Живя в России и желая быть ей полезным, я принимал участие в походах против лезгинов, а также в войне против Персии в 1826, 1827, 1828 гг. Будучи совершенно лишен средств, для восстановления моей пенсии я обратился в 1828 г. с просьбой к военному коменданту Тифлиса того времени, генерал-лейтенанту Сипягину, которому я предъявил справку о пенсии вместе с удостоверением ордена Почетного Легиона. Но после смерти генерал-лейтенанта Сипягина мое прошение было забыто и до сих пор мне не вернули ни справку, ни удостоверение.
Мой преклонный возраст, мои старые недуги и раны не дают мне в настоящее время возможности собственным трудом заботиться о нуждах моей многочисленной семьи, и я нахожусь в крайней нужде.

Припадаю к Вашим ногам, мой властитель, умоляю не отказать мне в Вашем покровительстве и восстановить мою пенсию, начиная с 1817 г., а также возвратить удостоверение ордена Почетного Легиона, которое я смогу оставить моим детям на память о службе их отца.

Иоаннес Петросов.
26 февраля 1841 г.



Реконструкция сражения при Малоярославце
Мамелюк и остальные. Реконструкция


Вот так! Получается, что поход в Россию и беседы с казаком на прошли даром, и мамелюк Богарне поступил на русскую службу, выучил русский язык и, скорее всего, обратно перешел в христианство. Вернули ли ему орден неизвестно, но по слухам потомки Ованеса Петросова до сих пор живут, ясно дело, в Москве, и носят фамилию Ованесбекян.
Если у кого есть знакомые с такой фамилией, поинтересуйтесь – а вдруг правда. :-)
Tags: 1812 год, Армения, Беларусь, Россия, Франция, война, искусство, история, казаки, судьба, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments