elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

"Бухгалтер Освенцима"

http://www.peoples.ru/military/fascism/cc/oskar_groning/ Автор: Алексей Булатов
Ныне 94-летний, Оскар Грёнинг, бывший работник Освенцима, был приговорен к четырем годам тюрьмы 15 июля 2015-го.
Оскар Грёнинг родился в Нижней Саксонии (Lower Saxony), 10 июня 1921-го, в семье истового консерватора и квалифицированного текстильного работника. Мать умерла, когда Оскару было четыре года. Отец, гордый националист, примкнул к 'Стальному шлему, союзу фронтовиков' после поражения Германии (Germany) в Первой мировой.В 1930-м юный Грёнинг присоединился к Шарнхорсту, молодежной организации 'Стального шлема', а через три года – к Гитлерюгенду, когда нацисты пришли к власти в 1933-м. Находясь под влиянием своей семьи, Оскар уверовал, что нацизм выгоден Германии, что нацисты – люди, желающие лучшего для своей страны и что-то реально для этого делающие.


Помогая родине 'освобождаться от чужой культуры', Оскар участвовал в сожжении книг, написанных евреями и другими авторами. В возрасте 17 лет он начал стажировку в качестве банковского клерка, но вскоре был призван в армию. Попав в Ваффен-СС в 1940-м, Грёнинг остался доволен выделенной ему ролью бухгалтера; отец, наоборот, был весьма разочарован тем, что сын превратился в канцелярскую крысу.
Когда рабочее место Оскара в 1942-м отошло 'пострадавшему ветерану', экс-бухгалтера отправили в Берлин (Berlin), где тот был передан в распоряжение одного их экономических отделений СС. В дальнейшем с Грёнинга взяли клятву о неразглашении, посадили в поезд и направили в Освенцим (польское название фашистского концлагеря Аушвиц), место, о котором раньше он ничего не слышал. Один из офицеров счел полезным банковские навыки Оскара, которого отвели в казармы, где хранились ценные вещи и деньги заключенных.
Грёнингу объяснили, что деньги вернутся владельцам, когда тех освободят. Однако вскоре стало ясно, что Освенцим – не обычный лагерь для интернированных, а место систематического уничтожения евреев. В обязанности Оскара входила сортировка и подсчет самой разной валюты, конфискованной у поступающих депортированных. Он заявил, что был поражен, когда узнал о процессе уничтожения людей в стенах лагеря. Вместе с тем, позже Грёнинг сам в некой мере участвовал в этом деле, и после нескольких месяцев был вынужден воспринимать всё, как должное.
Бюрократическая работа не полностью оградила Грёнинга от созерцания ужасов Освенцима. Раскрывая детали одной из историй, он заявил: '...Младенец плакал. Он лежал на рампе, завернутый в тряпки. Мать бросила его, потому что, вероятно, знала, что женщин с грудными детьми сразу же сажают в газовую камеру. Я видел, как солдат СС схватил ребенка за ноги. Плач ребенка раздражал его. Солдат разбил голову младенца о железный борт грузовика, и тогда стало тихо'.
После такой картины Оскар направился к начальству, заявив, что больше не может оставаться в Освенциме, и добавил, что если истребление евреев необходимо, то, по крайней мере, делать это стоит в каких-то обусловленных рамках. Старший офицер проигнорировал Грёнинга.
Однажды ночью 1942-го года Грёнинг и его товарищи проснулись в своих казармах СС на окраине Биркенау от сигнала тревоги. Оказалось, несколько евреев, приготовленных для газовых камер, сбежали и укрывались в лесу. Оскару и другим было приказано вооружиться и идти по следу беглецов. Когда его группа прибыла в зону, где обычно происходило истребление заключенных, Грёнинг увидел эсесовцев и мертвые тела семи или восьми обнаруженных беглецов.
После было велено расходиться по казармам, но Грёнинг и другие решили побродить в тени леса. Они видели, как один из эсесовцев надел противогаз, вскрыл банку с пестицидом 'Циклона-Б' и бросил в решетку в стене одного из зданий. Оскар сразу же услышал гул изнутри, который превратился в ужасный крик, стихший буквально через минуту. Позже один из товарищей показал ему остатки сожженных тел в яме.
Грёнинг вновь пошел жаловаться, на что его босс, унтерштурмфюрер СС, напомнил ему о данной им клятве.
В 1944-м Оскар примкнул к боевому блоку СС в Арденнах (Ardennes). Он был ранен и отправлен в полевой госпиталь, перед тем как вернулся в свое подразделение, которое сдалось англичанам 10 июня 1945-го, в день рождения Грёнинга.
Желая скрыть свою причастность к Освенциму, где 'не всегда соблюдались права человека', Грёнинг выдавал себя за члена подразделения WVHA, руководившего всей хозяйственной деятельностью СС. Он и его сослуживцы были заключены в тюрьму в старом нацистском концлагере, откуда в 1946-м Оскара доставили в Британию (Britain) в статусе 'принудительного рабочего'.
Грёнинг хорошо питался, зарабатывал деньги и путешествовал по территории Мидлендса (Midlands) и Шотландии (Scotland). Четыре месяца он выступал с концертами, пел немецкие гимны и английские народные песни на радость британской аудитории. Получив свободу, Оскар вернулся в Германию в 1947-м или 1948-м.
Воссоединившись со своей женой, он обронил интересную фразу: 'Крошка, сделай нам обоим одолжение: ни о чем меня не спрашивай'. Грёнинг не сумел найти работу в банке из-за своей причастности к СС, так что ограничился местом на стекольном заводе. Со временем ему удалось возглавить на работе отдел кадров и стать почетным судьей в суде по трудовым делам.
После войны Оскар старался вести нормальный образ жизни, коллекционировал марки и состоял в клубе филателистов. Минуло более сорока лет, когда на одном из ежегодных собраний клуба Грёнинг услышал, как один человек сокрушается по поводу того, что отрицание Холокоста в Германии преследуется уголовно. Он начал объяснять Оскару, что столько тел просто невозможно сжечь, и что такие объемы газа должны были убить всё живое в радиусе нескольких километров.
После этого Грёнинг больше не мог молчать. Одно из написанных им в дальнейшем сообщений гласит: 'Я видел всё. Газовые камеры, кремации, процесс отбора. Полтора миллиона евреев были убиты в Освенциме. Я был там'. Оскару поступали звонки и письма от незнакомцев, пытавшихся доказать, что всё увиденное им было 'большой-большой ошибкой, страшной галлюцинацией'.

Окончательно выйдя из тени, Грёнинг открыто завил о своем опыте. Он сказал, что крики, доносящиеся из газовых камер, никогда не покидают его. Он признал, что чувствует свою вину по отношению к еврейскому народу, и попросил прощения у Бога и евреев. Со слов Грёнинга, сам он лично никогда не участвовал ни в одном из преступлений.Однако в сентябре 2014-го появилась информация о том, что Оскару Грёнингу предъявлено обвинение в соучастии в убийствах в Освенциме – приеме и обработке данных заключенных и их личного имущества. 15 июля 2015-го престарелый Грёнинг был признан виновным по обвинению в содействии массовым убийствам и приговорен к четырем годам лишения свободы.
Пережившая опыты над людьми в Освенциме, Ева Мозес Кор (Eva Mozes Kor) заявила, что осталась 'недовольна' решением суда и добавила: 'Суд попытался преподать урок: если вы совершаете такого рода преступление, вы будете наказаны. Но я не думаю, что суд поступил правильно, приговорив его четырем годам тюрьмы. Слишком поздно для такого наказания'.Ева заявила: 'Я бы предпочла, чтобы его приговорили к общественной работе, которая бы выражалась в его выступлениях против неонацистов. Мне бы хотелось, чтобы суд объяснил мне, пережившей концлагерь, кому и какую пользу принесет четыре года пребывания в тюрьме'.
Tags: Германия, геноцид, история, насилие, нацизм, судьба, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments