elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

" В целях предотвращения проникновения в отряды вражеской агентуры ..." (1)

https://www.kommersant.ru/doc/2030123

... 9 января 1942 года, в главной газете страны "Правде" появилась статья Пономаренко, где рисовалась совершенно другая картина жизни в оккупированном Минске и Белоруссии:
"Рабочий класс Белоруссии осуществил гигантскую эвакуацию промышленности. Решено было ничего не оставлять врагу. Сотни фабрик и заводов Белоруссии эвакуированы вглубь страны с оборудованием, сырьем и рабочей силой. В подавляющем большинстве случаев они сразу по приезде на место назначения возобновили свою работу...
Эвакуированы все энергетические установки, турбины, генераторы, дизели, в том числе и крупнейшая электрическая станция "Белгрэс". Угнан весь паровозный и вагонный парк. Эвакуированы вагоноремонтные заводы и оборудование депо. Враг лишен возможности организовать за счет нашей промышленности ремонтно-восстановительные мастерские и заводы для своих танков, самолетов и автомашин. Рабочий класс Белоруссии проявил огромную выдержку, героизм и понимание государственного долга. Врагу остались безлюдные, покинутые жителями города".
Получалось, что в Минске и других городах остались только предатели. Именно так эту статью и восприняли члены минского подполья, когда номер газеты со статьей Пономаренко попал в оккупированный Минск:
"Номер этой "Правды",— писали в 1959 году подпольщицы,— со статьей Пономаренко, вместе с другой подпольной литературой попал в Минск и вызвал сильное негодование многочисленных жителей Минска. На голову Пономаренко сыпались тысячи проклятий за то, что он обманывает партию и правительство и клевещет на честных людей, называя их предателями, что нас и наших детей он покинул на съедение фашистам.

Зато сам Пономаренко удрал первым из Минска, захватив в свои машины даже ковры, фикусы и др., не столь уж и нужное, добро. А мы в Минске по несколько дней не употребляли не только хлеба, но вообще никакой пищи. А сколько в фашист. концлагерях погибло от голода военнопленных и гражданского населения!"

Вскоре минским подпольщикам удалось установить связь с Москвой с помощью заброшенных в город разведгрупп военной разведки. Но руководители подпольного горкома считали, что нужно установить связь и с вышестоящими партийными инстанциями. В письме 37 подпольщиц говорилось:

"Затрудняло работу Минской подпольной организации то, что не было связи с вышестоящими партийными организациями, с Минским Обкомом и ЦК КПБ. Подпольщики искали эту связь любыми способами и только в августе 1942 г. они узнали, что в Любанском районе в 220 км от Минска, находится Минский подпольный Обком партии. Минский подпольный Горком послал для связи в Любанский лес двух своих коммунисток — Езубчик А. А. и Пруслину Х. М., которые, преодолев все опасности, выполнили задание Горкома и связались с Минским подпольным Обкомом.

Секретарь Обкома был В. И. Козлов. Езубчик А. А. и Пруслину в Обкоме встретили хорошо. Но отношение к ним резко изменилось, когда в Обком прибыл по заданию Пономаренко П. К. тов. Гоненко — секретарь ЦК КПБ... Когда связные Минского подпольного горкома Езубчик и Пруслина рассказали о героической борьбе минчан, возглавляемой коммунистами Минска, после приезда Ганенко их начали травить, называть предателями, а затем арестовали и под конвоем работника особого Отдела Бибика привели в Копыльские леса (Копыльский р-н) в распоряжение секретаря Минского Обкома Варвашени И. Д. Нас всех пришедших из Минска Варвашеня и его подчиненные считали предателями.

Причем позже нам стало известно, что Бельский (секретарь Минского Обкома) дал директиву не верить всем тем, кто приходит из Минска и считать их предателями. Были минуты, когда некоторые из нас находились на волосок от смерти. Отсюда вывод, что такое предвзятое отношение к нашим представителям из Минского подпольного Горкома и всему Минскому подполью было не случайным. Оно было продиктовано самим Пономаренко".

Безусловно, проверка минских подпольщиков диктовалась не только желанием Пономаренко, но и тем, что нацистские службы безопасности активно боролись с подпольем и засылали в его ряды свою агентуру. Именно поэтому в Минске происходили провалы, массовые аресты и казни подпольщиков. Но то, что последовало дальше, не укладывалось ни в какие рамки.

4 ноября 1942 года Пономаренко подписал директиву N215, в которой говорилось:

"Всем партизанским бригадам и отрядам Белоруссии.

Немецкая разведка в Минске организовала подставной центр партизанского движения с целью выявления партизанских отрядов, засылки в них от имени этого центра предателей, провокационных директив и ликвидации партизанских отрядов. Этот центр партизанскими отрядами Минской зоны разоблачен. Имеются сведения о том, что в этих же целях немецкой разведкой создан второй центр, который также рассылает директивы и людей и пытается связаться с партизанскими отрядами. Приказываю:

1. В целях предотвращения проникновения в отряды вражеской агентуры партизанским отрядам с представителями каких бы то ни было организаций из Минска в связи не вступать и никаких данных о дислокации, численности, вооружении и действиях отрядов не давать.

2. Появляющихся представителей тщательно проверять, внушающих сомнения задерживать".
Tags: Беларусь, Минск, СССР, война, государство, история, общество, партизаны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments