elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Интервью экс-министра госбезопасности ДНР (2)

— Я о личности в истории хочу спросить. Могло ли все сложиться иначе, если бы не случился Славянск? Может быть, удалось бы избежать большой крови...
— Это важный момент. Возвращаясь к началу нашей беседы об альтернативности истории, Стрелков пришелся к месту и вовремя, потому что все остальные, в том числе и местные, были непонятны. У Стрелкова же был бэкграунд, отличный послужной список, офицерское прошлое, белогвардейские усики, его можно было прекрасно презентовать народным массам. Что и было сделано. Могу сказать определенно: ни одного дня своей жизни Стрелков не являлся единоличным командиром донбасского ополчения. У него был конкретный фронт ответственности — Славянск. Беда в том, что всю тему Новороссии политтехнологи поставили в зависимость от настроения и взглядов одного человека.
— А почему именно Захарченко возглавил в итоге ДНР? Альтернативы ему тоже не было?
— Напоминаю, что Захарченко был избран своим народом. Это хороший ответ? Понимаете, часто называют фамилии других людей, Александра Бородая, Андрея Пургина, Павла Губарева, но они не отражают всей сути донецкого менталитета, только какой-то одной его части, однобоко. Чем хорош Захарченко — он плоть от плоти донбасский, свой, родной. Донбасс — он и есть такой, резкий, жестковатый, с хитринкой. Захарченко не так прост, как некоторые полагают. Он олицетворение своей малой родины. И он очень быстро учится на своих ошибках.
— А как же кукловоды из Москвы, как утверждает Киев? Ведь главный пункт обвинения России Украиной заключается в том, что в этой гражданской войне, по их мнению, участвует Кремль.
— Вообще, такое понятие, как обвинения со стороны Украины, лично для меня звучит смешно. Но я понимаю, что вы имеете в виду, и в моей книге целая глава посвящена роли Суркова в событиях на Донбассе. Если вам это интересно, прочитайте. Мы сейчас говорили о блокаде, но самая первая блокада началась еще в сентябре 2014-го, гуманитарки не хватало — люди хотели есть, их дома были разбиты, отопление не работало... И тогда к нам повезли продукты из России, товары первой необходимости, лекарства, да все, без чего существование Донецка и его жителей было бы невозможно.

— За это направление и отвечал аппарат Владислава Суркова?

— Помню совещание в Донецке, на объекте «Алтай». Во главе стола сидел Сурков, он мастерски и как-то даже сладострастно распекал чиновников за срыв работы по новому учебному году, учету пенсий, распространению гуманитарки. Я понимал, что Сурков прав, что работа по выживанию гражданского населения и требует жесткого подхода. А как иначе? После совещания Сурков попросил остаться меня и еще одного нашего коллегу. Он попросил нас рассказать о том, что действительно происходит в республике, затем добавил следующее: «Я вас очень прошу. Просто прошу, обеспечьте безопасность выборов главы и нового республиканского парламента, чтобы здесь появился хоть относительный порядок». И он, как и обещал, действительно оказал помощь в решении технических вопросов обеспечения. Сурков вызывал интерес не только своей колоссальной ролью в глобальных процессах. У него глаза болезненно одинокого человека, самый умный чиновник России, он и создавал соответствующее впечатление, постоянно режиссировал окружающий мир, ставил социальные эксперименты, мне кажется, он получал очевидное удовольствие от этого человеческого театра. Как-то я задал Суркову вопросы по волнующим меня проблемам дальнейшего развития процесса, ради которого я все бросил и приехал в Донецк. Я приехал сюда ради идеи, которая в начале пути была сияюще-ясной, но уже успела потускнеть. Я задал вопросы и получил от него ответы. Нельзя сказать, что эти ответы меня удовлетворили, но думаю, они не удовлетворили и моего собеседника. Уже после возвращения с Донбасса я оказался на мероприятии, где присутствовал глава Крыма Сергей Аксенов. Когда в помещение вошел Сурков, Аксенов пошутил: «Ну, вот он, главный сливщик Новороссии», на что Сурков устало ответил: «Ну да... Это я... Все сливаю».

— Это все о высоком. Но вам не кажется, что «слив» Донбасса, его прекрасной идеи, начался с самого элементарного, с воровства гуманитарки, с мародерства среди своих же?

— Знаете, кончайте эти байки. Мы регулярно проверяли информацию о том, что помощь идет «налево». Приходишь на рынок, да, продают — сами же жители, ее получившие, продавали, чтобы выжить. Дела по хищению гуманитарной помощи в отношении должностных лиц мы возбуждали тоже. И эти люди сейчас сидят. Хотя себя они нередко позиционируют как борцы с режимом Захарченко, но мы-то знаем правду.

— Почему же вы уехали из Донбасса? Я слышала и такую версию, что вас тоже хотели посадить как врага народа.

Золото, которого не было

— Посадить меня? Ничего себе! Нет, этого не было. Просто я посчитал свою функцию выполненной. Я уехал 2 марта 2015 года, на тот момент активные боевые действия были завершены, подписан «Минск-2». Война закончилась. Когда стало понятно, что наверху принято решение — ни войны, ни мира, делать на Донбассе лично мне стало нечего.

— Так разве Минск сработал? По-моему, совершенно бессмысленная затея.

— Именно что сработал. Поверьте человеку, который занимал одну из ключевых должностей в двух правительствах на Донбассе, Минск превратил представителей непризнанных республик из террористов в полноправных участников переговорного процесса. В международных переговорах и в Совбезе ООН мы легитимизированы как одна из сторон конфликта. Преступники же не подписывают дипломатические документы. Целью Минска было не остановить войну, а в любой форме заставить признать ДНР и ЛНР. Именно после Минска полноценная война, за исключением дебальцевской операции, закончилась. Сейчас войны на Донбассе нет.

— А что есть?

— Есть периодические обострения на линии фронта. Люди гибнут, да, но самой войны нет уже два года. Впрочем, мира нет тоже.

— Неопределенность.

— А разве в Нагорном Карабахе определенность? В Приднестровье? В Абхазии и Южной Осетии? Где она, эта определенность?

— Я слышала, что, покидая свой пост, вы вывезли шесть килограммов золота из Донецка — фактически все «золото партии».

— А почему всего шесть? Как-то мало, надо хотя бы шестьдесят. Восемь граммов золота я вывез на самом деле. Это вес Золотой Звезды героя ДНР.

— Вернуться на Донбасс слабо?

— Я покинул республику достойно, с почетом. У меня сохранились хорошие отношения с нынешним руководством, и если я буду нужен, то я туда вернусь. Но в качестве кого?
http://www.mk.ru/politics/2017/04/06/eksministr-gosbezopasnosti-dnr-unichtozhit-givi-i-motorolu-pomogli-zaverbovannye.html
Tags: Донбасс, Украина, война, государство, гражданская война, политика, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments