elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Отец дошел до Берлина, а дяди бились под Монте-Кассино

- Когда люди из НКВД после войны приехали за Станиславом, мой отец защищал его, говорил: «Куда же вы его увозите, он же воевал!» Но на него крикнули: «Молчи, а то пойдешь вслед за ним», - рассказывает нам минчанка Людмила Климович.
Так солдат Красной армии Александр Климович защищал солдата Польской армии Андреса Станислава Бондаронка. Не защитил. И дед Феликс привычно достал с печки наволочку с сухарями. Он всегда был готов, что не сегодня-завтра кого-нибудь из близких могут арестовать.Это лишь один из страшных эпизодов, которые семье Людмилы Климович пришлось пережить в годы военного лихолетья.
Отец дошел до Берлина, а его брата сожгли фашисты
Так вышло, что одна ветвь солдат Победы и родственников Людмилы пострадала от фашистов, а другая - от советской власти.
- Мой отец, Александр Климович, родился и вырос на хуторе у деревни Выгловичи Мядельского района. Когда началась война, ему было 16 лет и в армию его не призвали, - начинает свой рассказ Людмила.
У ее отца Александра было два брата - Сергей и Николай, и три сестры - Мария, Евгения и Надежда.У деревни Выгловичи действовали партизаны, и немцы в этом районе постоянно проводили карательные операции. Во время одной из них семье удалось спрятаться, но не уберегли Николая.- Он пытался бежать от карателей, но был ранен и вместе с другими односельчанами заживо сожжен в сарае. В пепле нашли только его металлическую расческу, - вспоминает рассказ отца Людмила.
---
Много бед и страданий выпало на долю родственников Людмилы и по материнской линии. До замужества ее мама Янина Бандаронак жила в деревни Лотевичи Вилейского района.
- Ее брата Петра взяли в польскую пехотную дивизию им. Костюшко, сформированную в СССР, - продолжает семейную сагу Людмила. - Знаю, что он воевали в Карпатах, на озере Балатон. После войны Петр домой не вернулся. Остался в Польше. Там он женился на украинке и жил в окрестностях города Еленя-Гура. После войны эти земли в немецкой Силезии отошли Польше и заселялись новыми гражданами Польши. Там у него был хорошой дом, хозяйство, большая семья. С его дочерями мы поддерживаем отношения.
Петр в родные края не вернулся и, видимо, не пожалел. Его родственников, воевавших в польской войске генерала Андерса, ждала тяжелая судьба.
- Дедушкиного двоюродного брата Болеслава Бондаронка репрессировали еще до войны, 13 апреля 1941 года. У него остались в деревне жена, сын и дочка. Говорят, не дал кому-то сапоги и с ним свели личные счеты, - говорит Людмила. - Репрессировали и маминого двоюродного дядю - Станислава Ивановича Костика, который был до войны, еще при поляках, старостой деревни. И у него осталась семья. Болеслав и Станислав попали в Польскую армию Андерса, которую формировали на территории СССР в основном из репрессированных и военнопленных.Они воевали в знаменитой битве при Монте-Кассино. Болеслав домой не вернулся. Уехал в Аргентину, там, в Буэнос-Айресе, жила его родня. Он там построил дом и хотел забрать семью, но жена уезжать из родной деревни не захотела. Дочка вышла замуж и уехала в Польшу, а сын Альберт всю жизнь прожил на хуторе. Болеслав так и не женился.А вот Станислав за границей не остался и вернулся домой.
- Во второй раз его арестовали как английского шпиона и посадили в сибирский лагерь. Семью выслали в город Усолье-Сибирское, что в Иркутской области. В Сибирь их везли в вагонах для скота, многие по дороге умирали. Только через четыре года Станислав воссоединился с женой и детьми. Они жили в сибирском поселке Октябрьское. Младшая дочь там вышла замуж за белоруса, а позже вернулась в Беларусь. Когда всей семье разрешили покинуть Сибирь, они уехали в Польшу. Но на новом месте не прижились. Хотели вернуться в Беларусь, но им сказали, мол, возвращайтесь, но только в Сибирь. И они снова приехали в Усолье-Сибирское. Станислав там и похоронен. Там сейчас живет одна из его дочерей.
Для солдат Победы нет разницы, кто и где воевал с фашизмом. Поэтому Александр и стал на защиту Станислава, когда его арестовывали. И чуть сам не попал в лагерь.А дед Феликс, о котором мы упомянули в начале статьи, прекрасно знал, с кем имеет дело. И та самая наволочка с сухарями была дежурной.- Когда семью Станислава увозили, дед сел на лошадь, догнал этот этап и передал им сухари. А бабушка плакала: что ты творишь, нас тоже заберут... Но Феликс делал то, что совесть велела.
https://www.kp.by/daily/26676.7/3697746/
Tags: Беларусь, Польша, СССР, война, жизнь, история, репрессии, судьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments