elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Categories:

Исторические прогулки с Франциском Скориной (1)


На последней странице изданной в 1518 году в Праге Франциском Скориной книги «Песнь песней царя Соломона» можно прочитать и дату издания, и имя издателя.
Уже в XVIII веке известный чешский славист Йозеф Добровский предположил, что Скорина находился в Праге с 1515 года, приехав после венской встречи трех королей: императора Священной Римской империи Максимилиана I, короля Венгрии и Богемии Владислава II и короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда I (обратите внимание, что Владислав и Сигизмунд были Ягеллонами, это еще сыграет свою роль в нашей истории. — И.П.). «Но документальными свидетельствами мы не располагаем», — разводит руками Илья Лемешкин. Опять, думаю я про себя.
Но, несмотря на отсутствие документов, с этим предположением трудно не согласиться: начиная с 6 августа 1517 года Франциск Скорина издает новую книгу Библии почти каждый месяц на протяжении двух лет. Любой человек, связанный с книгоиздательской деятельностью, вам и сегодня скажет — скорость поразительная, и означает, что к 6 августа практически все было готово: переводы сделаны, иллюстрации подобраны, типография арендована, кириллические буквы отлиты, необходимые материалы (бумага, краска) куплены. Сделать все это за один день или даже месяц, согласитесь, и сегодня едва ли возможно. Так что, весьма вероятно, прав Йозеф Добровский, который, кстати, стал едва ли не первым ученым, который в XVIII веке начал возвращать забытое было имя Франциска Скорины Чехии, Европе и миру.
В пользу этой версии говорят и знаменитые предисловия и послесловия, которые писал Скорина: в них то и дело проскальзывают богемизмы — чешские словечки. Например, вместо «музыка» он часто говорит «гудба» (hudba). Справедливости ради: специалисты находят в его текстах и полонизмы (польские слова), и заимствования из древнееврейского. Полонизмы объяснить просто: годы учебы в Краковском университете не прошли даром. А откуда древнееврейский? Некоторые специалисты считают, что именно отсюда — из Праги, но к этому вопросу мы вернемся чуть позже.
А пока попробуем ответить на другой, как мне кажется, более важный вопрос: почему Франциск Скорина выбрал именно Прагу для того, чтобы издавать свои книги? Объяснений (или версий, как кому больше нравится) несколько. Во–первых, из–за атмосферы удивительной веротерпимости, которая царила после победы гуситского движения в Чешском королевстве вообще и Праге в частности.
Мы ведь до сих пор не знаем, какого именно вероисповедания был Скорина — православный, католик или гусит. Сам он себя называл христианином, а ученые, которые доказывают, что он «точно» принадлежал к той или иной конфессии, чаще всего имеют в виду свою собственную. Лучше, наверное, считать его христианином, не деля между конфессиями, — как он сам того хотел. И Прага начала XVI века — очень подходящее для такого человека место.

Кстати, два других европейских государства, славных своей веротерпимостью, — это Великое Княжество Литовское и Венецианская республика, оба близкие Скорине.

Во–вторых, религиозная терпимость означала толерантность к переводам Священного Писания на «народные» языки, что не поощрялось в строго католических или строго православных странах. Не будем забывать, что первые книги кириллическим шрифтом напечатал в Кракове немец Швайпольт Фиоль, но был вынужден свернуть свою деятельность, потому что католическая церковь сильно ее не одобряла. Это может быть одной из причин, почему Скорина не стал печатать там книги, хотя Краков был ему хорошо знаком. Не будем забывать и того, что в Московском государстве тираж скориновских книг был сожжен только потому, что они были напечатаны в «латинских землях». А вот в Чехии к моменту начала деятельности Франциска Скорины были опубликованы целых три перевода Библии: в 1488 году в Праге, в 1489 году в Кутна–Горе и в 1506 году в Венеции. К тому же до начала эпохи книгопечатания в Чехии существовало 25 (!) рукописных полных переводов Библии.

В–третьих, пражская толерантность распространялась и на книгопечатание: книги набирались здесь не только латинскими шрифтами, но и, например, еврейскими. В 1513 году в Праге была издана первая еврейская книга, а в 1518–м — «Пятикнижие» на древнееврейском языке. Одновременно с нашим Франциском, и весьма вероятно в одной и той же типографии, издавал книги известный еврейский печатник Гершом Коэн. А вы ведь спрашивали: откуда Скорина знает древнееврейский язык? Весьма вероятно, благодаря вот такому соседству.

Илья Лемешкин излагает еще одну — субъективную, но оттого не менее важную — причину: «Может быть, он нашел поддержку властей». И рассказывает о том, как известный чешский историк Петр Войт истолковывает криптопортреты в скориновской Библии. Криптопортреты — это такая занимательная штука, когда лица библейских персонажей на гравюрах оказываются не просто пророками, апостолами и святыми, а людьми из плоти и крови — современниками Франциска Скорины. Исходя из этого предположения, Петр Войт обнаружил на скориновских гравюрах лица чешских королей. «Мне посчастливилось идентифицировать другого персонажа, — продолжает Илья Лемешкин. — Это высочайший канцлер Ладислав из Штернберка, самый высокий чиновник тех времен, без одобрения которого Франциск Скорина не мог рассчитывать на такого рода деятельность. А на гравюрах Ладислав изображен чаще, чем короли: четыре раза. Он изображает его всегда по правую руку от Владислава II, один раз рядом с императором Максимилианом. Это о многом говорит, обозначает или благодарность за поддержку, или что–то еще». На том самом Венском конгрессе, после которого наш Франциск мог приехать в Прагу, Ладислав представлял Чешское королевство: «Вполне возможно, там и завязалось их знакомство». В общем, личные связи — это навсегда, если вдруг у вас были какие–то сомнения.
Но даже с поддержкой власть имущих вам все равно нужно самому решать массу организационных вопросов, и самый важный — найти типографию. Идею о том, что Франциск Скорина сам основал типографию и чуть ли не сам стоял за печатным станком, историки, кажется, давно отбросили. Он был организатором процесса, переводчиком, заказчиком гравюр — да мало ли задач у человека, который начинает дело если и не совсем неизведанное (типографии в Западной Европе уже действовали несколько десятилетий), но все же достаточно новое!
Знаем ли мы, где находилась типография, в которой Скорина печатал свои книги? Илья Лемешкин утверждает: теперь — знаем. К тому времени, когда Франциск начал издательскую деятельность, в Праге функционировали только две типографии. «Одна из них была крупная, я даже назвал ее печатным домом, — улыбается Илья Лемешкин. — Это типография купца Северина, которая была основана до 1488 года. Именно в том году она заявила о себе чрезвычайно заметным образом, издав первую Библию на славянском языке. Это так называемая Пражская Библия, которая включает Ветхий и Новый Завет (заметим, что Скорина издавал книги только Ветхого Завета. — И.П.). Издавал эту Библию так называемый Печатник Пражской Библии, с которым Франциск Скорина, по всей видимости, пересекался в 1517 году». Типографию купца Северина (история, к сожалению, не сохранила его имени) финансировал консорциум пражских мещан, а сам Северин был не только богатым, но и весьма уважаемым человеком, членом городского магистрата. «Он эту печатню сдавал в аренду желающим, — рассказывает Илья Лемешкин. — Одни печатали, уходили, появлялись другие арендаторы». Как можно ожидать от такого толерантного города, как Прага в XVI веке, конфессия арендатора значения не имела: «Северин сдавал печатню как утраквистам (их еще называли «чашниками», это умеренное крыло гуситского движения. — И.П.), так и еврейским печатникам из Великого Княжества Литовского».

https://www.sb.by/articles/praga-istoricheskie-progulki-s-frantsiskom-skorinoy.html
Tags: Франциск Скорина, Чехия, книга, культура, христианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments