elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

Category:

Операция "Вертикаль"

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/08/18/73519-operatsiya-vertikal

В последние годы фамилия генерала была на слуху не только у его потенциальных «объектов» — о нем писали журналисты, как только в криминальной хронике появлялись сообщения о задержании очередного крупного чиновника или бизнесмена. Последний раз Феоктистов прозвучал в контексте уголовного дела о получении крупной взятки министром экономики Алексеем Улюкаевым.
Арест министра в ноябре 2016 года стал для генерала последней и самой громкой операцией. Но далеко не самой важной и яркой.
Олег Феоктистов не просто имеет за плечами более сотни сложных оперативных мероприятий, но и считается, ни много ни мало, одним из архитекторов действующей силовой системы.
Во многом благодаря генералу-особисту ФСБ получила то, что никогда не имел советский КГБ, — контроль над правоохранительными и фискальными органами страны.
Процесс превращения современных чекистов в главных регуляторов силового рынка был долгим и трудным — ни одна из параллельных правоохранительных структур не желала расставаться со своей независимостью добровольно. Начался он во второй половине 2000-х, когда ФСБ посадила верхушку Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), а завершился прошлым летом — отставкой директора Федеральной службы охраны (ФСО) Евгения Мурова и заменой генералов Федеральной таможенной службы (ФТС) на кадровых чекистов. За десять лет внутри самой ФСБ сменилась дюжина заместителей директора и начальников управлений, каждый из которых назначался президентом и образовывал собственную вертикаль, что усложнило экспансию.
В этой неоднородной и постоянно менявшейся среде требовался человек, который будет исполнять директорский приказ, минуя длинную исполнительную цепочку. Эдакий универсальный солдат, не обремененный конкретным направлением, но способный решить любую задачу. Этим человеком стал Олег Феоктистов.

В 2005 году оперативники УСБ ФСБ совместно с отделом по борьбе с контрабандой и коррупцией в таможенных органах Управления «К» СЭБ ФСБ (контрразведка в кредитно-финансовой сфере) пресекли крупную контрабанду товарных партий китайской одежды, ввозившейся через дальневосточное таможенное управление железнодорожным транспортом и предназначавшейся к реализации на столичном Черкизовском рынке.

В рамках уголовного дела, находившегося в производстве начальника Управления по расследованию особо важных дел Следственного комитета (СК) при Генеральной прокуратуре Владимира Лысейко, под стражей оказались многие люди — от клерков малоизвестных брокерских фирм до приморских чиновников.

Черкизовский рынок, считавшийся главной точкой сбыта дешевого импортного ширпотреба, принадлежал азербайджанскому миллиардеру Тельману Исмаилову — близкому другу тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова, любителю роскошных приемов и большому благотворителю. В кругу хороших знакомых, которых бизнесмен принимал в ресторане «Прага» на Новом Арбате, он любил бравировать близкими отношениями с руководством страны и без стеснения демонстрировал совместные фотографии. Поэтому после получения информации о задержании во Владивостоке китайской одежды и во избежание обысков обратился за помощью к частому посетителю своего ресторана, главе Службы безопасности президента (СБП) Виктору Золотову.

Информация об обстоятельствах и деталях операции ФСБ заинтересовала сначала замминистра МВД Андрея Новикова, а затем директора ФСКН Виктора Черкесова, который поручил своему заместителю, начальнику департамента оперативного обеспечения Александру Бульбову провести негласную проверку. Дело в том, что амбициозный генерал Черкесов видел себя директором ФСБ, и потому ФСКН предпринимала попытки влезть в расследования дел, связанных с контрабандой.

Бульбов в ходе изучения этапов незаконного импорта через Дальний Восток наткнулся на удивительную находку — местом перевалки ввозимых товаров был подмосковный склад воинской части тыловой службы ФСБ, с которым перевозчики заключали договоры аренды. Так уголовное дело, возбуждения которого добивались чекисты, обернулось против них же самих: ФСКН начала разрабатывать руководство сразу нескольких ключевых подразделений в ФСБ на предмет причастности к организации канала товарной контрабанды.
Бывшие работники ФСКН говорили, что в рамках проводимых Бульбовым оперативно-технических мероприятий будто бы удалось задокументировать переговоры руководства УСБ ФСБ с представителями Генпрокуратуры, на которых обсуждались перспективы исключения из обвинения самого тяжкого преступного состава — создания ОПС. Виктор Черкесов, в то время позволявший себе публично критиковать деятельность ФСБ, рассказывал о докладе президенту на этот счет.

Какие факты содержал этот доклад, доподлинно неизвестно, но через несколько месяцев президентским указом был уволен ряд высокопоставленных генералов ФСБ. В их числе оказались начальник организационно-инспекторского управления Юрий Анисимов и начальник УСБ Сергей Шишин. Последний получил должность вице-президента в банке ВТБ и вошел в совет директоров «Роснефти». В мае 2006 года в отставку был отправлен генпрокурор Юрий Устинов, а занимавший эту должность Юрий Чайка вскоре возобновил расследование громкого уголовного дела о контрабанде мебели в магазинах «Три кита». Оперативное сопровождение осуществляла ФСКН — генерал Черчесов постепенно воплощал свои амбиции в жизнь.

Главным особистом Лубянки вскоре был назначен генерал Александр Купряжкин (одно время трудившийся прикомандированным сотрудником ФСБ в налоговой полиции, чьим преемником и стала ФСКН). Его заместителем стал Олег Феоктистов, которому и поручили разработать симметричные меры.

Проверка интересов ФСКН привела генерала Феоктистова в Санкт-Петербург и Краснодарский край, где работали каналы контрабанды китайской и турецкой одежды, ввозимой все для того же «Черкизона». Организаторами канала, как установили сотрудники 6-й службы УСБ ФСБ, оказались владельцы питерского таможенного экспедитора «Росморавиа» и руководители краснодарского фонда поддержки правоохранительных органов «Консул», связанные с некоторыми офицерами Службы безопасности президента.

Летом 2009 года Владимир Путин на совещании с главами правоохранительных органов возмутился бездействием последних в связи с обнародованной информацией о товарных партиях контрабандной одежды стоимостью 2 млрд долларов, которая находится на Черкизовском рынке.

На следующий же день после совещания «шестерка» произвела задержания владельцев «Росморавиа» по подозрению в уклонении от уплаты таможенных платежей в особо крупном размере. Примечательно, что под следствием не оказались курировавшие северо-западное таможенное управление сотрудники 2-го отдела питерской ФСБ. И дело не в системе, которая не сдает своих, — благодаря этой операции Олег Феоктистов получил возможность завербовать отдельных работников петербургского управления для дальнейшей работы.

Вербовка ценных кадров впоследствии станет визитной карточкой генерала, который создаст мощную агентурную сеть во многих правоохранительных структурах.

Впрочем, суд над высокопоставленными силовиками страна все-таки увидела: в сентябре 2007 года «шестерка» задержала генерала ФСКН Александра Бульбова и его подчиненных по подозрению в незаконной прослушке сотрудников ФСБ. Основанием для уголовного преследования борцов с наркоторговлей стали показания двух московских полицейских об использовании Бульбовым УСТМ (Управление специальных технических мероприятий) ГУ МВД по Москве для контроля за чекистами.

Несмотря на довольно скупые доказательства, оперативники ФСКН были взяты под стражу, а на Лубянке родилась шутка: Олег Феоктистов внедрил в УПК ветхозаветную практику доказательства вины двумя свидетельствами. Надо заметить, что в этой шутке есть доля правды — задержание людей на основании показаний часто практиковалось УСБ ФСБ, на что обращали внимание многие правоохранители.

Но генерал Феоктистов, в отличие от коллег-теоретиков, больше доверял практике, которая сформировала непреложную истину: любая аппаратная интрига, во имя которой допускается злоупотребление именем и доверием президента, — и есть главное доказательство вины.

Генерал Черкесов был отправлен в отставку. Миллиардер Тельман Исмаилов покинул страну и с тех пор находится в розыске. Все фотографии из его кабинета были изъяты сотрудниками ФСБ во время обыска.
---
В конце июля 2016 года оперативники 6-й службы УСБ ФСБ пришли с обыском в кабинет и загородные дома председателя ФТС Андрея Бельянинова.

Главный таможенник страны стал целью ФСБ в 2010 году, когда смог добиться полной автономии таможни от Лубянки. Произошло это после того, как Бельянинов указал президенту на наличие коммерческих связей владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова со своим заместителем Игорем Завражным. Этот маститый генерал ФСБ, прикомандированный в таможню в начале нулевых, руководил оперативными подразделениями ФТС и действовал с оглядкой лишь на Лубянку.

Скандал вокруг Черкизовского рынка не ограничился отзывом в аппарат прикомандированных сотрудников ФСБ одного лишь Завражного — работы в таможне лишились все замкнутые на него сотрудники оперативных подразделений таможни. В ФСБ подозревали, что сведения о внедренных сотрудниках рассекретил их сослуживец Леонид Грачков — родственник начальника Управления «К» СЭБ ФСБ Виктора Воронина и один из немногих офицеров, снявших погоны чекиста ради дальнейшей службы в таможне.

Генерал Воронин, к слову, написал рапорт об отставке в июне 2016 года.

А спустя месяц особисты Лубянки нагрянули во владения Андрея Бельянинова. Следственные действия происходили в рамках дела о контрабанде алкоголя Дмитрием Михальченко. В поисках доказательств преступлений питерского бизнесмена оперативники 6-й службы УСБ ФСБ получили показания от бизнесмена Анатолия Киндзерского, чья компания «Контрейл Логистик Северо-Запад» осуществляла ввоз и таможенное оформление алкогольной продукции.

Эта компания помимо прочего имела статус уполномоченного экономического оператора ФТС, который позволял осуществлять таможенное декларирование груза в течение месяца после его фактического выпуска в свободное обращение.

Бывшие партнеры Дмитрия Михальченко рассказывали, что Киндзерского подкупала обещанная перспектива заполучить таможенный терминал в порту «Бронка», строительство которого завершали структуры холдинга «Форум», и потому он согласился на это сомнительное предприятие.

Вместе с тем люди из окружения Киндзерского делились, что таможенный оператор при выполнении рискованных поставок всегда советовался с питерским управлением ФСБ.

Как бы то ни было, сразу после ареста Киндзерский заключил досудебное соглашение, в рамках которого дал показания о договоренностях с главой службы безопасности Дмитрия Михальченко, но главное — раскрыл обстоятельства получения статуса уполномоченного экономического оператора.

Благодаря этим показаниям ФСБ получила основания для обыска в компаниях группы «Арсеналъ» предпринимателя Сергея Лобанова, входившего в ближнее окружение председателя ФТС Андрея Бельянинова, а также в кабинете самого главы таможни.

По результатам произведенных обысков Андрей Бельянинов был отправлен в отставку — его место занял полпред президента в Северо-Западном федеральном округе генерал-лейтенант ФСБ Владимир Булавин, который вернул в таможню прикомандированных сотрудников Лубянки.

Это кадровое решение, как показали дальнейшие события, было спонтанным и неподготовленным: президент Владимир Путин во время послания Федеральному собранию раскритиковал следственные органы за обнародование сделанных во время обыска в доме Бельянинова фотографий (на них демонстрировались изъятые крупные суммы наличности и ювелирные украшения).

Публичной выволочкой дело не ограничилось: своих должностей лишились многие высокопоставленные сотрудники ФСБ и СКР, но главной кадровой сенсацией стала отставка с должности замначальника УСБ ФСБ генерала Феоктистова.

Возможно, в руководстве ФСБ посчитали, что он несет ответственность за своих подчиненных, которые и сделали фотографии в доме Бельянинова.

Но вряд ли он мог повлиять на решение руководства федеральных каналов об использовании этих кадров в новостных выпусках.

Как бы то ни было, с окончанием крестового похода ФСБ против «смежников» генерал Феоктистов был принесен в жертву.

Отстоял генерала исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, который добился перевода Олега Феоктистова в свою компанию на должность вице-президента по безопасности — в качестве прикомандированного сотрудника Управления «П» СЭБ ФСБ.
Tags: Россия, государство, контрабанда, коррупция, политика, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments