elena_2004 (elena_2004) wrote,
elena_2004
elena_2004

"О Русской революции" (2)

«В большинстве случаев крестьяне объясняли свое участие в движении тем, что они хотели есть, — писал С. Н. Прокопович (будущий министр Временного правительства). — Часто они ограни-чивались одним увозом хлеба и сена. Осенью 1905 года, когда начался голод в неурожайных местах, а помощи ниоткуда не было, крестьяне решили спастись от голодной смерти “общим согласием”. Во многих местах разобрание или дележка помещичьих экономий была совершена по приговорам сельских обществ». Если выносился такой приговор, то крестьяне внимательно следили, чтобы в разгроме усадьбы участвовали все, даже женщи-ны и дети. Они привязывали к воротам амбара веревку и все вместе тянули за нее — чтобы власти не могли выделить и покарать «зачинщиков».
Витте оказался прав: не прошло и года, как в этом самом зале пришлось обсуждать вопрос о допол-нительном наделении крестьян землей. Став премьер-министром, он поручил разработать соответствующий законопроект. Но вердикт Николая II гласил: «Не одобряю. Частная собственность должна оставаться неприкосновенной». Как впоследствии оказалось, император подписал собственный приговор.
Крестьянские восстания были подавлены. Главную роль в этой расправе сыграли 110 тыс. казаков, которые были подняты по всеобщей мобилизации казачьих войск. У крестьян не было оружия; казаки обычно окружали бунтующую деревню, сгоняли население на главную площадь и секли всех подряд, пока крестьяне не выдавали «зачинщиков», которых вешали или угоняли на каторгу. Таким образом, было высечено почти все население вос-ставшего региона, и крестьяне это хорошо запомнили.
Здесь нужно оговориться, что кроме региона аграрного перенаселения была и другая Россия. На окраинах было до-статочно земли, и казаки имели обычно по 50–60 десятин, а крестьяне на юге и юго-востоке — по 20–30 десятин. Степная Украина, Кубань и Оренбуржье были особым регионом, где преобладали зажиточ-ные крестьяне-фермеры, которых часто (но не вполне справедливо) называли «ку- лаками». Фермеры в больших количествах производили товарное зерно, которое так же, как и зерно помещиков, отправляли за границу. Казаки и фермеры жили зажиточно и не имели особых претензий к царской власти.
---
Разгромленные в летней кампании 1915 года русские армии потеряли 2,4 млн солдат, в том числе 1 млн пленными. Демо-рализованные и не понимающие смысла войны солдаты массами сдавались в плен. На заседании 30 июля 1915 года военный министр А. А. Поливанов говорил, что «деморализация, сдача в плен, дезертирство принимают грандиозные размеры».
«Стойкость армии стала понижаться, и массовые сдачи в плен стали обычным явлением», — свидетельствует генерал А. А. Брусилов. Современными исследова-телями подсчитано, что в целом за время войны Россия потеряла 3,9 млн пленными, в три раза больше, чем Германия, Франция и Англия вместе взятые. На 100 убитых в русской армии приходилось 300 пленных, а в германской, английской и французской армиях — от 20 до 26, то есть русские сдава- лись в плен в 12–15 раз чаще, чем солдаты других армий. Число дезертиров к началу 1917 года составляло 1,5 млн (для срав-нения: в германской армии было 35–45 тыс. дезертиров, в английской — 35 тыс.). «Пополнения, посылаемые из запасных батальонов, приходили на фронт с утечкой в 25% в среднем, — свидетельствует М. В. Родзянко, — и, к сожалению, было мно-го случаев, когда эшелоны, следующие в поездах, останавливались ввиду полного отсутствия состава эшелона…» «Ситуация в армии становилась все более безнадеж-ной… — писал А. Ф. Керенский. — В армии шла самовольная демобилизация. Высшее командование было бессильно остановить разбегавшихся по домам солдат. Созда-вались особые отряды военной полиции для отлова дезертиров… Исчезла всякая воинская дисциплина. Целые роты отка-зывались сражаться… Солдаты то и дело покидали траншеи, братались с немцами, иногда уходя вместе с ними».
Особенно характерна динамика «ухода в плен» начи-ная с октября 1916 года, когда в условиях распутицы, а потом зимы бои на фронте практически прекратились. В этот период началось «голосование ногами» — коли-чество уходящих к противнику быстро росло и в феврале 1917 года достигло 148 тыс. человек. После революции появилась надежда, и в марте число пленных упало до 19 тыс. В декабре 1916 года накопившееся не- довольство солдатских масс прорвалось в массовых выступлениях на фронте. В ходе Митавской операции отказался идти в атаку 17-й пехотный полк, затем к нему присоединились еще несколько полков, волнения охватили части трех корпусов и десятки тысяч солдат. Беспорядки были подавлены, но спорадические выступле-ния в войсках продолжались. Волнения охватили и армейский тыл.
В октябре 1916 года произошли восстания нескольких ты-сяч солдат на тыловых распределитель-ных пунктах в Гомеле и Кременчуге: сол- даты не желали идти на фронт. Такие же настроения преобладали и в столичных тыловых гарнизонах; возможность боль-шого солдатского мятежа становилась все более реальной.
Tags: 1905, Первая мировая война, Россия, война, государство, история, казаки, революция, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments